Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Норвегия скрывает проблемы в экономике за планом вывода миллиардов из нефтегаза

Норвегия скрывает проблемы в экономике за планом вывода миллиардов из нефтегаза

Норвежский Фонд суверенного благосостояния объявил о планах вывода активов общей стоимостью 40 миллиардов долларов из нефтегазодобывающей отрасли.

В своем заявлении 8 марта министр финансов Норвегии Сив Йенсен заявила, что данное намерение призвано снизить уязвимость норвежского фонда «до того, как наступит постоянное снижение цен на нефть».

По мнению ряда западных аналитиков, в частности эколога Йосси Кадана, если данное решение пройдет через парламент, то «это вызовет ударную волну на рынке, нанеся самый большой удар по иллюзии того, что у топливно-энергетической отрасли впереди еще десятилетия деловой активности». По мнению эксперта, подобное решение должно звучать как предупреждение для частных банков и инвесторов, чьи нефтегазовые активы становятся все более рискованными и морально несостоятельными.

Однако стремление экспертной группы Фонда суверенного благосостояния Норвегии убедить собственный парламент избавиться от нефтегазовых активов выглядит более чем странным — на фоне того, что цены на энергоресурсы довольно длительный период стабильны и относительно высоки. Аргумент же о том, что добыча углеводородов приводит к глобальному потеплению, вот уже не одно десятилетие не находит достаточно убедительного подтверждения. 

«Такое объяснение необходимости вывода активов из нефтегазовой сферы выглядит надуманным», — заявил в интервью Федеральному агентству новостейзаместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов. 

По словам эксперта, благосостояние Норвегии зиждется на торговле углеводородами. В этой стране нефти добывается в 35 раз больше, чем в России, в расчете на душу населения. Таким образом, Норвегия действительно очень зависит от колебаний цен на нефть. 

При этом себестоимость добычи норвежской нефти — одна из самых дорогих в мире, напомнил собеседник ФАН. 

«Затраты на добычу одного барреля в Норвегии приближаются к 36 долларам. Это в несколько раз больше, чем соответствующие затраты в России. Именно поэтому в 2014—2016 годы, во время резкого падения цен на нефть и газ, правительство Норвегии всерьез предлагало затягивать пояса, сокращать или даже отменять льготы на продвижение возобновляемых источников энергии, электромобилей и т. д. И они сделали бы это, но в 2017 году цены на энергоресурсы понемногу пошли вверх», — рассказал Фролов. 

Видимо, и сейчас финансовое положение Норвегии вызывает сомнения у ее руководства, предполагает эксперт. Но чтобы не подать виду, придумываются экзотические объяснения вроде «глобального потепления» или заявляется, что нефть теперь добывать «не модно», пояснил аналитик. 

«Рекомендации экспертов фонда очень похожи на выстрел из пушки по воробьям. Если им следовать, то Норвегии надо в срочном порядке перестраивать всю экономическую модель. Только непонятно, как — не так много, мягко скажем, возможностей у страны в таком климате и с таким небольшим населением, чтобы резко отказаться от инвестирования в нефтегазовую сферу и заняться чем-то другим, и при этом сверхприбыльным», — отметил эксперт.  

Текущая ситуация на рынке нефти как раз вполне стабильна, подчеркнул Фролов. И прогнозы в основном сходятся на том, что потребление будет расти, особенно учитывая растущие аппетиты стран Юго-Восточной Азии. 

«Да, во время падения цен на углеводороды в 2014—2015 годы норвежская Equinor (на тот момент Statoil. — Прим. ФАН) во время кризиса 2014 года демонстрировала, пожалуй, самые худшие показатели среди нефтегазовых гигантов мира. Может, Норвегии и требуется некая модернизация и уход от столь сильной нефтегазовой зависимости, но 40 миллиардов долларов, выведенные из нефтегазовых активов, погоды в этом смысле не сделают», — считает аналитик.  

По его словам, данное намерение норвежского фонда — скорее реакция на сиюминутные проблемы в экономике Норвегии, из которой не стоит делать глобальных прогнозов о скором всемирном падении цен на нефть. 

Подобного мнения придерживается и ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков.

«Норвежцев, видимо, смущают сильные скачки на рынке нефти. Они всегда придерживались очень осторожной стратегии инвестиций и просто хотят перевести деньги в какие-то более надежные ценные бумаги. Но в таком случае неясно, куда еще вкладывать, поскольку в современном мире нефтегазовый сектор, при всей нестабильности, — один из наиболее эффективных для вложений», — рассказал собеседник ФАН.  

Отказаться от энергетики как объекта инвестиций в наше время невозможно, считает эксперт. 

«Я не думаю, что цены на нефть будут снижаться в ближайшие годы. Скорее, наоборот. Поэтому на месте норвежцев я бы не делал громких заявлений, а искал золотую середину: можно отказываться от потенциально рискованных активов, а в более стабильные бумаги, напротив, делать дополнительные вложения», — заявил Юшков.  

На фоне странных заявлений экспертов норвежского Фонда суверенного благосостояния снова встает вопрос о том, насколько подобные стабилизационные «кубышки» — надежное вложение денег. Нет ли смысла вкладывать деньги напрямую в развитие национальной промышленности, чтобы со временем получить более развитую и многоотраслевую экономику? 

Идею стабилизационных фондов нельзя назвать идеальной. Хотя в рамках текущей экономической модели, когда деньги можно вкладывать в самые разные активы, отказываться от стабилизационных фондов полностью не очень разумно, считает Александр Фролов. 

«Отрицательный пример — Саудовская Аравия. Там много средств стабилизационного фонда тратят на показуху. Отправляют тысячи своих принцев учиться за границу в престижные университеты, якобы это позволит двигать науку. У меня есть сомнения в эффективности этой затеи, как и в том, что затеи саудитов с вложениями в возобновляемые источники энергии приведут к неким прорывным результатам. Они ведут себя в этом смысле наиболее варварски», — уверен собеседник ФАН.  

В свою очередь, норвежцы придерживаются традиционной либеральной экономики, напомнил Фролов. 

«Она имеет свои плюсы, но в ситуации кризиса, который неизбежен при этой модели, она наименее устойчива. И последние телодвижения норвежцев, которые, видимо, просто не понимают, что им делать в условиях, как им кажется, нестабильных цен на энергоресурсы, это демонстрируют», — отметил нефтегазовый аналитик.  

Норвегия, крупнейшая нефтедобывающая страна, больше всего в мире озабочена внедрением электромобилей. Однако попытки самим производить электротранспорт оказались безуспешными.

«Россия старается использовать гибридную модель — и отложить на черный день, и что-то вложить в инфраструктурные проекты, в модернизацию отраслей экономики. Таким образом нам удалось модернизировать трубную промышленность, идет модернизация газоперекачивающих агрегатов и судостроения», — рассказал собеседник ФАН.  

По его словам, производство углеводородов в мире становится все более энергозатратным. И прибыль от продажи углеводородов уже не столь фантастическая. 

Цены на нефть в мире могут периодически снижаться из-за стечения каких-то финансово-экономических факторов, но в долгосрочной перспективе они физически не могут упасть ниже 40—45 долларов за баррель, поскольку в этом случае производство значительной части нефти станет невозможным, отметил Александр Фролов. 

«А это значит, что производство упадет и возникнет дефицит нефти, что снова приведет к росту цен на нее. В 2014 году более четверти всей добываемой в мире сланцевой нефти стало нерентабельной и исчезла с рынка. Все это мы уже проходили», — резюмировал эксперт.  

Автор: Алексей Полубота

Источник: ФАН, 12.03.2019


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Санкции в отношении российского нефтегаза: давление продолжается
Арктика – советская гигантомания или прорывной проект?
Арктика на глазах обретает черты даже не просто крупного проекта, а чуть ли не национальной идеи. Страна стремительно возвращается к освоению Арктики советского масштаба. Впору говорить о настоящей «арктической мании». Она очень логично вписывается в экономическую политику правительства, все более явно делающего ставку на большие промышленные проекты. Поэтому Арктика становится едва ли не основным в списке промышленных приоритетов исполнительной власти. И реализовывать его предлагается по принципу «за ценой не постоим».
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2018 году и перспективы 2019 года
«Газпром» на пути к новой реальности
В поисках лучшего налогового режима для нефтегаза: продолжение фискальных экспериментов
Налоговая тема стала абсолютным хитом 2018 года. Правительство в очередной раз решило переписать правила игры.Основным предлогом стал новый иннаугурационный Указ президента Путина. Выяснилось, что на новые объявленные национальные проекты не хватает около 8 трлн рублей. И кабинет министров недолго думал, где взять эти средства. Речь идет о внедрении новаторской для РФ системы налогообложения, которая позволила бы перейти от налогообложения выручки к налогообложению прибыли. Нефтяные компании годами боролись за это. Однако сегодня они не выглядят довольными, не спеша переходить на новый налоговый режим, а требуя сохранения старых добрых льгот.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики