Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Нефть кончится – экономике конец?

Нефть кончится – экономике конец?

Минприроды впервые оценило стоимость запасов энергоресурсов и некоторых других полезных ископаемых и на днях опубликовало результаты своих подсчетов. Получились такие цифры (на конец 2017-го): запасы нефти – 39,6 трлн руб., природного газа – 11 трлн руб., коксующегося угля – почти 2 трлн руб., железной руды – 808 млрд руб., алмазов – 505 млрд руб., золота – 480 млрд руб. Общая стоимость минеральных и энергетических ресурсов, по оценкам Минприроды, составила 55,2 трлн руб. (это 60% ВВП за 2017-й).

Люди возбуждены: скоро запасы ресурсов кончатся – и нашей экономике конец?

Что кроется за этими цифрами? Думаю, Минприроды во главе с новым министром просто пытается показать некую позитивную активность. Но если взять количественные показатели запасов (они не являются секретными) и взять их ценовую оценку, получается какая-то ерунда. Такое ощущение, что считали на коленках. За этими расчетами ничего не стоит. Цифры нам дали, но никаких внятных расчетов не предъявили. Думаю, по той простой причине, что их просто нет. Поэтому лично я особого значения этой истории не придавал. 

Хотя, надо признать, на Западе подход к оценке запасов именно стоимостный (и в этом смысле идея Минприроды правильная), а не геологический, как у нас с советских времен: грубо говоря, сколько чего лежит в земле.

Но если сравнивать с западной системой оценки, тут есть нюанс – там основной упор делается не на то, сколько что стоит, а что рентабельно извлекать при нынешних ценах и уровне технологий. Поэтому запасы там – вещь достаточно динамичная: растут технологии – растут и запасы.

Классический пример – Канада. У нее запасы нефти за последние годы выросли фантастически: пошел сланец, и стало рентабельно извлекать битумные пески в провинции Альберта. Канада вошла в пятерку крупнейших стран по запасам нефти. Выросли запасы и в США после сланцевого бума, не так резко, как в Канаде, но тоже в разы. То есть это нормальная практика – оценивать запасы сквозь призму стоимости.

Что касается сланцевой нефти в России... Само понятие «сланец» относительно – это общий термин, включающий разные виды нефти. У нас иная геология, чем, скажем, в Техасе, поэтому того, что называется сланец, у нас в чистом виде нет. У нас есть такая категория, как ТРИЗы (трудно извлекаемые запасы).

Вопрос-то в другом. В России тема запасов все время фигурирует с акцентом: вот через 30 лет кончится нефть, а через 50 – газ... И начинается паника. На самом деле запасы – вещь непостоянная, они ежегодно растут, потому что продолжается геологоразведка. И ситуация далеко не столь драматичная, как может показаться после прочтения этих странных расчетов Минприроды.

Лучше бы, честное слово, ведомство задумалось, как исправить ситуацию с геологоразведкой (система работает, к сожалению, с большими сбоями), а не генерировать столь странные сюжеты. К примеру, в Арктике вообще неизвестно, что есть – никто там геологоразведкой нормально не занимался.

Автор: Константин Симонов, гендиректор ФНЭБ

Опубликовано: Собеседник, № 10, 24.03.2019


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2020 году и перспективы 2021 года
«Газпром»: жизнь после эпохи «больших строек»
«Газпром» близок к завершению главных газопроводных строек прошлого десятилетия. Запущены в эксплуатацию «Сила Сибири» и «Турецкий поток». «Северный поток-2» построен более чем на 90 % и должен быть завершен в ближайшие месяцы. Поступательно идет процесс разработки ресурсной базы на Ямале и в Восточной Сибири. В то же время конъюнктура на рынках газа – из-за второй теплой зимы в Европе подряд, опасений транзитного кризиса на Украине, пандемии COVID-19 и притока СПГ – вышла из-под контроля и достигла глубин, невиданных в последние 20 лет.
Налоговое регулирование нефтегазового комплекса: выбор приоритетов
Арктика: новый государственный приоритет
Арктика постепенно становится одной из основных экономических ставок. Арктика должна обеспечить загрузку Северного морского пути, создать спрос на продукцию российского машиностроения и новые рабочие места. При этом углеводороды, по сути, единственный реальный арктический сюжет. На первый план выходят не рентабельность и реальная окупаемость проектов, а их вклад в поддержание экономического роста государства. Поэтому и развивается «арктическая гигантомания».
Импортозамещение в нефтегазовой отрасли: мифы и реальность
Процесс импортозамещения был по-серьезному запущен после введения санкций 2014 года. Шесть лет – солидный срок, чтобы подвести предварительные итоги. С одной стороны, цифры не такие уж плохие – отрасль зависит от импорта уже меньше чем наполовину. С другой – это «средняя температура по больнице». И еще вопрос, что же считать именно российским оборудованием, с учетом активного использования иностранных комплектующих и особенно программного обеспечения. Видны примеры действительно успешного импортозамещения – но есть и не менее очевидные провалы.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики