Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > «Газпром» может возобновить закупки газа у Туркмении

«Газпром» может возобновить закупки газа у Туркмении

Российская компания не делала этого в течение трех лет

«Мы видим большие перспективы расширения нашего сотрудничества в газовой сфере, и самое главное – это понимание того, что мы буквально в ближайшей перспективе продолжим нашу работу в рамках контракта на закупку туркменского газа», – сообщил предправления «Газпрома» Алексей Миллер в интервью туркменскому телеканалу «Ватан». Слова Миллера стали своего рода подведением итогов встречи с президентом Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедовым, которая состоялась в среду, 27 марта, в Ашхабаде. На каких условиях стороны договорись возобновить действие контракта, Миллер не уточнил. Представители «Газпрома» и «Туркменгаза» не ответили на запросы «Ведомостей», «Газпром экспорта» – отказался от комментариев.

У «Газпрома» есть контракт на покупку газа у Туркменистана, но последние поставки по нему были в 2015 г. Российскую компанию не устраивала цена, о ее снижении с «Туркменгазом» договориться не получилось, и в середине 2015 г. «Газпром экспорт» подал иск в арбитраж, требуя пересмотра стоимости газа с 2010 г. Размер компенсации, по данным «Интерфакса», российская компания оценивала примерно в $4 млрд.

С 2016 г. «Газпром» не покупал туркменский газ, называя это «контрактной паузой». Позднее рассмотрение арбитражного дела было приостановлено до 31 декабря 2018 г. «с целью нахождения взаимоприемлемого решения о дальнейшем сотрудничестве», сообщалось в материалах «Газпрома».

Условия, в которых Россия и Туркмения пошли на конфликт, допустив приостановку закупок газа, сильно изменились, прийти к новым договоренностям сейчас может быть взаимовыгодным решением для обеих сторон, считают опрошенные «Ведомостями» эксперты.

Выхода нет

Туркмения занимает 4-е место в мире по доказанным запасам газа – 17,5 трлн куб. м (9,4% мировых запасов). Экспорт газа – один из основных источников пополнения национального бюджета. Программа социально-экономического развития страны от 2011 г. предусматривает, что к 2030 г. добыча газа должна вырасти до 230 млрд куб. м в год, а экспорт – до 180 млрд куб. м. «Газпром» в среднем в 2010–2014 гг. покупал у «Туркменгаза» около 11 млрд куб. м газа в год. Но Туркмения свои планы по увеличению экспорта долгое время связывала в первую очередь с ростом поставок в Китай и на уступки идти не хотела.

В 2012 г. «Туркменгаз» и китайская CNPC подписали рамочное соглашение о сотрудничестве, предусматривающее увеличение поставок газа в Китай до 65 млрд куб. м. Предполагалось, что они будут поставляться по газопроводу Центральная Азия – Китай. Однако из четырех линий трубы до сих пор построены только три общей мощностью 55 млрд куб. м, из которых за Туркменией зарезервировано лишь 35 млрд куб. м.

Строительство самой мощной (30 млрд куб. м), четвертой нитки трубопровода было заморожено по инициативе Китая в 2015 г. Судьба газопровода Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия (TAPI) мощностью 33 млрд куб. м в год пока также остается неопределенной. Общая стоимость проекта оценивается в сумму порядка $10 млрд. Изначально предполагалось, что его строительство завершится в 2019 г., но потом эти сроки неоднократно переносились.

 
 

После прекращения поставок газа в Россию у Туркмении оставался еще один крупный покупатель газа – иранская госкорпорация National Iran Gas Co. (NIGC). В 2016 г. Туркмения экспортировала в Иран около 6,7 млрд куб. м газа, по данным BP. Но в начале 2017 г. «Туркменгаз» обвинил контрагента в несвоевременных платежах и прекратил поставки газа в Иран.

В результате конфликтов с основными покупателями экспорт газа из Туркмении сократился в 2017 г. до 33,6 млрд куб. м, минимального значения с 2012 г.

Резерв мощности

Для «Газпрома» тоже многое поменялось. Четыре года назад «Газпром» добывал чуть более 400 млрд куб. м газа в год и имел резерв добывающих мощностей в 150 млрд куб. м, утверждал Миллер. В прошлом году «Газпром» добыл 497,6 млрд куб. м газа, что лишь на 2% выше предыдущего пика, достигнутого в 2013 г.

Издержки на добычу газа в России не превышают $30–50 за 1000 куб. м и это в любом случае ниже, чем гипотетическая цена, которую «Газпром» будет платить «Туркменгазу», убежден директор отдела корпораций Fitch Дмитрий Маринченко. «Сделка может быть связана с одним из следующих факторов: либо «Газпрому» сложно проходить пиковые нагрузки с учетом роста экспорта в последние несколько лет, либо сделка является попыткой оказать поддержку Туркменистану и не дать ему полностью оказаться в орбите Китая, а также поставлять газ в Европу самостоятельно, подключившись к проекту TANAP», – считает Маринченко.

«Замкнув на себя докризисные 10 млрд куб. м газа из Туркмении, «Газпром» получит гарантию, что в среднесрочном периоде эти объемы не попадут на китайский рынок, где у российского концерна активизировались переговоры по проекту «Сила Сибири – 2», – добавляет аналитик энергетического центра бизнес-школы «Сколково» Сергей Капитонов.

Инициативу проявила Туркмения, в том числе чтобы урегулировать арбитражный спрос, уверен замдиректора Фонда национальной энергобезопасности Алексей Гривач. «Экспорт в Китай приносит не так много денег, учитывая собственную добычу китайцев в регионе и долговые обязательства», — говорит Гривач. Для России возобновление закупок — прежде всего, возможность укрепить свое положение в регионе, считает эксперт. «Прямого влияния на российские поставки газа в Китай это, скорее всего, не окажет, но будет дополнительным скрытым козырем в диалоге, как с китайцами, так и с потенциальными интересантами с Запада», — делится мнением эксперт. Цена туркменского газа должна быть привлекательной с учетом затрат на транспортировку в Европу, поэтому вряд ли превышает $100-110 за 1000 куб. м предполагает Гривач.

«Исходя из текущего уровня цен на газ в Европе экономика поставок туркменского газа в Россию вряд ли будет работать, если цена превышает $100-125 за 1000 куб. м», — соглашается Маринченко.

  

Авторы: Артур Топорков, Анна Червонная

Источник: Ведомости, 28.03.2019


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции очередного года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь он не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.
Цифровизация и ее последствия для нефтегаза: мифы и возможная реальность

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики