Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Цена «Дружбы». Беларусь и Россия в поисках нефтяного компромисса

Цена «Дружбы». Беларусь и Россия в поисках нефтяного компромисса

Вопрос о том, будет ли Москва компенсировать белорусской стороне ее потери от налогового маневра в нефтяной отрасли России, до сих пор остается открытым. Попытки решить проблему на уровне президентов результатов пока не дали, и Минск решил действовать по-другому, заявив о намерении поднять стоимость прокачки российской нефти сразу на 23%. Однако результаты проведения такой политики могут быть не вполне благоприятными для Беларуси. Подробнее о том, в чем именно заключаются в данной ситуации риски для республиканской экономики, и каковы другие способы, с помощью которых Минск может приспособиться к рыночным условиям, читайте в статье эксперта Финансового университета при Правительстве РФ, ведущего аналитика Фонда национальной энергетической безопасности Игоря Юшкова специально для «Евразия.Эксперт».

Нефтяной вопрос остается одним из самых обсуждаемых в отношениях России и Беларуси. Суть проблемы заключается в том, что российское руководство в 2018 г. приняло решение закончить налоговый маневр в нефтяной отрасли. Эта реформа предполагает, что ежегодно экспортная пошлина на нефть будет уменьшаться, а налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) на нефть – возрастать. К 2024 г. экспортная пошлина будет полностью обнулена, и вся фискальная нагрузка перейдет «на скважину», т.е. будет выражена в виде НДПИ. Это приведет к тому, что все НПЗ – и российские, и белорусские – будут получать нефть по мировым ценам.

Но чтобы цены на нефтепродукты на российском рынке не поднялись до мировых значений, а оставались на сравнительно низком уровне, правительство разработало механизм «демпфирующей надбавки». 

По сути, речь идет о выделении компенсации нефтяникам для сдерживания цен на топливо на внутреннем рынке. Ведь тема цен на бензин и дизельное топливо является не только эконмической, но и политической категорией, так как от ценников на АЗС зависит уровень социальной напряженности и протестной активности населения. Не зря первый же вопрос от простых людей во время прямой линии Владимира Путина в 2018 г. был о причинах стремительного роста цен на дизель.

Проблема в российско-белорусских отношениях возникла из-за того, что российский бюджет субсидирует только свои НПЗ. 

А белорусские предприятия никаких компенсаций не получают. Это приводит к потерям как белорусского бюджета, так и снижению рентабельности работы белорусских НПЗ. В первом случае ущерб формируется из нескольких составляющих:

1) снижение самих экспортных пошлин. Беларусь добывает нефть на своей территории в объеме 1639,7 тыс. т и экспортирует ее в Германию. Снижение экспортных пошлин в рамках ЕАЭС приведет к сокращению отчислений в белорусский бюджет. В 2018 г. экспортная пошлина от продаж нефти в Германию принесла республике $207,8 млн бюджетных доходов. Показательно, что с 1 января экспортная пошлина существенно уменьшилась, что приводит к сокращению поступлений в бюджет.

Экспорт белорусской нефти в Германию

Период

Объем экспорта, тыс. т.

Экспортная пошлина, в $ за тонну

Доход от экспортной пошлины, млн $

01.2018

138

111,4

15,4

02.2018

128,9

120,1

15,5

03.2018

138,4

119,5

16,5

04.2018

131,6

111,4

14,7

05.2018

140,5

118,5

16,6

06.2018

137,205

131,8

18,1

07.2018

137,795

139,1

19,2

08.2018

136,9

135,4

18,5

09.2018

137,4

130

17,9

10.2018

142

137,5

19,5

11.2018

134,5

130

17,5

12.2018

136,5

135,1

18,4

01.2019

138

89

12,3

Всего

220,1

Источник: БелстатМинфин РФ.

Еще большие потери белорусский бюджет понесет от снижения экспортных пошлин на нефтепродукты. Подсчитать их сложно, так как статистические сведения о конкретной номенклатуре экспорта отсутствуют (нет данных, сколько и каких нефтепродуктов Беларусь экспортирует). Однако и в случае с экспортом белорусской нефти, и в случае с нефтепродуктами размер экспортной пошлины будет оставаться у белорусских предприятий, занимающихся вывозов топлива. Поэтому власти смогут найти способ передать средства в бюджет.

Но при сокращении пошлины на нефть будет сокращаться и размер перечисляемой из российского в белорусский бюджет «перетаможки». 

Страны договорились, что когда через территорию Беларуси будет проходить 6 млн т нефти и продаваться российскими компаниями в третьи (европейские) страны, экспортная пошлины от этого объема пойдет не в российский, а в белорусский бюджет. В 2017 г. размер такой выплаты составил примерно $520,5 млн, а в 2018 г. – $770,9 млн.

2) снижение рентабельности белорусских НПЗ из-за роста цен на поступающую нефть. За счет того, что российская нефть обходится белорусским НПЗ по ценам ниже рыночных (благодаря отсутствию пошлин внутри ЕАЭС), предприятия, экспортируя полученные нефтепродукты, имеют хорошую маржу. Рост цен на российскую нефть в определенный период приведет к тому, что сырье собственного производства выгоднее будет перерабатывать на собственных НПЗ, чем отправлять в Германию. Так, например, в январе 2019 г. Беларусь продавала свою нефть в Германию по $421 за т, покупала российскую нефть по $341,8 за т, а средняя стоимость тонны нефти сорта Urals на мировом рынке в тот же период составила $435,7.

Пример с разницей цен показывает, что в случае завершения налогового маневра без договора о компенсации от РФ рентабельность белорусских НПЗ снизится. Даже если белорусские предприятия будут перерабатывать всю собственную нефть, им придется купить около 16,4 млн т российской нефти по мировым ценам.

Одним из вариантов приспособления к рыночным условиям является завершение модернизации белорусских НПЗ. 

Окончание нынешнего этапа технического перевооружения предполагается завершить в ноябре 2019 г. Мозырский и Новополоцкий НПЗ смогут перерабатывать 24 млн т нефти с высокой долей выхода светлых нефтепродуктов, что позволит белорусскому топливу повысить свои шансы при конкуренции на рынке Европы.

Однако Минску явно хочется сдвинуть подвисший вопрос компенсаций за налоговый маневр с мертвой точки. Так как даже длительные переговоры президентов не позволили это сделать, сейчас мы можем наблюдать, как белорусская сторона пытается подтолкнуть российских коллег к диалогу, заявляя свое желание внепланово повысить тариф на прокачку нефти по нефтепроводу «Дружба» на 23%. При этом плановое повышение на 7,6% состоялось 1 февраля 2019 г. Вопрос будет обсуждаться на уровне уполномоченных ведомств (с российской стороны это ФАС).

Если расценивать этот шаг как попытку давления на Россию, то он выглядит не совсем удачным. Дело в том, что российские компании все больше нефти отправляют на азиатские рынки, так как это приносит больше прибыли. А при поставках нефти в западном направлении все больше используются порты (Новороссийск и порты в Ленинградской области).

Повышение тарифа на прокачку сделает поставки нефти по «Дружбе» менее привлекательными. Т.е. Минск может потерять объемы транзита, а с ними – и свое геоэкономическое значение. 

Более того, рост ставки транзита и возможное сокращение объема транзита ставят вопрос о сохранении «перетаможки». Логика Москвы может быть следующей: сокращается транзит, сокращается и «перетаможка». Поэтому сторонам стоит искать более конструктивный способ возврата за стол «нефтяных» переговоров.

Автор: Игорь Юшков, ведущий аналитик ФНЭБ

Опубликовано: Евразия.Эксперт, 11.04.2019


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики