Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > «Грязная нефть» дала Лукашенко возможность давить на Россию

«Грязная нефть» дала Лукашенко возможность давить на Россию

Белоруссия нашла еще один способ давления на Россию. Теперь Минск требует компенсацию за поставки некачественной нефти, которая испортила НПЗ и привела страну к многомиллионным убыткам. Сразу появились предположения, что сюжет с «грязной нефтью» неслучайно возник именно тогда, когда Москва и Минск снова поссорились. Так ли это на самом деле?

Белоруссия из-за проблем с качеством нефти из России временно приостановила экспорт светлых нефтепродуктов в Польшу, на Украину и в страны Балтии, заявил во вторник замглавы «Белорусской нефтяной компании» (БНК) Сергей Гриб. В воскресенье белорусский концерн «Белнефтехим» пожаловался на резкое ухудшение качества российской нефти, поставляемой по нефтепроводу «Дружба». В топливе оказались хлорорганические соединения (хлориды), в десятки раз превышающие предельные значения по стандарту. Российская «Транснефть» сразу подтвердила факт нарушения.

Источник загрязнения обнаружен: загрязненная нефть находится на участке Самара – Унеча, это более 1,4 тыс. км. По словам гендиректора «Гомельтранснефть Дружба» Олега Борисенко, сейчас в нефтепровод закачано 700 тыс. тонн нефти, которая не соответствует показателям качества. Минск заявил, что это привело к поломке дорогого теплообменника на Мозырском НПЗ, на заводе пришлось снизить переработку до 40% от мощности.

Белоруссия прорабатывает различные сценарии развития дальнейших действий с данной партией сырья, в том числе ее возврат реверсом. «По нашим оценкам, белорусские НПЗ получат качественную нефть не ранее, чем через 8–10 дней», – заявил он накануне. Глава «Белнефтехима» Андрей Рыбаков ранее заявил, что Белоруссия намерена обсуждать с «Транснефтью» компенсацию.

Минэнерго России назвало причиной ухудшения качества нефти технические проблемы, и это не связано с вопросами, которые обсуждаются с белорусскими партнерами в рамках налогового маневра. Это важное уточнение, учитывая обострение отношений между Минском и Москвой в последние месяцы. На прошлой неделе Россия анонсировала ответные санкции против Украины, пообещав с июля этого года ограничить туда поставки нефтепродуктов. А теперь Москва делает так, что и Белоруссии приходится остановить поставки нефтепродуктов на Украину.

Некоторые увидели в этом не простое совпадение. Однако ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков сомневается, что происходящее является намеренной провокацией со стороны России.

«Если бы мы действительно хотели преподать урок белорусам, показать, откуда нефть берется, то российская сторона просто закрыла бы трубу в Белоруссию на ремонт. От этого, по крайней мере, был бы больший эффект. И это более контролируемая ситуация, чем история с засорением хлоридами нефтяных труб, которую придется долго расхлебывать», – рассуждает Юшков.

«Это форс-мажор. Подача некачественной нефти – редкое событие, и сейчас оно просто совпало с обострением российско-белорусских отношений», – согласен председатель совета директоров инжиниринговой компании «2К» Иван Андриевский.

По его мнению, если российская сторона оперативно устранит проблему, то удар по репутации России окажется незначительным. Тем более если Россия компенсирует оплошность. «Что касается компенсации, то ущерб одного только оборудования Мозырского НПЗ может составить десятки миллионов долларов. Но не факт, что вопрос будет решаться через выплаты – стороны могут договориться по-дружески через создание каких-либо преференций белорусской стороне», – считает Андриевский.

Но если речь действительно идет о компенсациях, то Белоруссия явно решила воспользоваться ситуацией. «Минск хочет выжать из этой истории как можно больше. Задача-максимум – потребовать уступок от России по глобальным вопросам: по компенсации белорусским НПЗ убытка от налогового маневра. Задача-минимум – выжать как можно больше денег в виде компенсаций», – считает Игорь Юшков. Он не исключает, что Белоруссия вполне может преувеличивать нанесенный ущерб и, возможно, «история не так печальна, как нам рисует Минск». И тому есть ряд косвенных доказательств.

Юшков указывает на странность: экспорт испорченных нефтепродуктов Белоруссия действительно остановила, но ни о какой утилизации полученного продукта плохого качества речи не идет. Значит, белорусы направили эти нефтепродукты на внутренний рынок или закачали в свои нефтехранилища, чтобы экспортировать после того, как уляжется шумиха. Иначе говоря, это может означать, что и оборудование на НПЗ испорчено не так сильно, и проблемы с качеством нефти преувеличены.

Что касается ограничения поставок белорусских нефтепродуктов на Украину, в Польшу и Прибалтику – если ситуация разрешится в течение недели, то никакого коллапса на экспортных рынках произойти не должно, считает Юшков. Это косвенно подтверждается тем фактом, что никакой истерии по этому поводу на Украине и в Европе не наблюдается. В польской компании Orlen заявили, что «объявление Белоруссии о приостановке экспорта в Польшу бензина и дизельного топлива не будет иметь никакого влияния на качество топлива, продаваемого на АЗС концерна».

Минск уже вспомнил и о другом рычаге давления на Москву. Белоруссия недовольна завершением налогового маневра в России, поэтому ищет альтернативные поставки нефти. В частности, Белоруссия ведет работу с Латвией и Литвой по покупке морских терминалов, способных принимать по морю 200–300 тыс. тонн в месяц (3,6 млн тонн в год). Кроме того, рассматривается вариант поставок нефти через Украину (Одессу).

Судя по заявлениям белорусских руководителей, Минск ищет альтернативных поставщиков нефти уже не первое десятилетие. Никто не мешает Белоруссии закупать нефть там, где она хочет. Однако мечты Минска разбиваются об реальность – дешевле, чем Москва, нефть никто ей не продает. 

 

В 2010–2012 годах Белоруссия назло Москве покупала венесуэльскую нефть. «Белоруссия потеряла на этой истории более 1 млрд долларов. Они пробовали разные пути доставки – и через Одессу везли, потом по железной дороге, и нефтепровод «Одесса – Броды» запускали, и через порты Прибалтики. Однако данные «Белстата» тогда четко показали: венесуэльская нефть была ровно в два раза дороже, чем российская. Эта история была элементом торга», – вспоминает Игорь Юшков.

В 2016 году были пробные поставки азербайджанской нефти через Одессу, а в 2017 году – иранской нефти через латвийский порт. Итог всегда один: у России покупать выгодней.

«В прошлом году Казахстан несколько десятков тысяч баррелей поставил Белоруссии по российским нефтепроводам. Казахстанская нефть идет по тем же трубопроводам, что и российская, и тоже в рамках ЕАЭС, то есть беспошлинно. Но что мы видим? Казахи продавали свою нефть по рыночной цене, а Россия – дешевле. Даже отсутствие экспортной пошлины не означает, что цена будет ниже рыночной, как у российских компаний. Просто казахстанские компании решили положить больше денег себе в карман», – замечает эксперт Фонда национальной энергетической безопасности.

О реальных объемах закупки Белоруссией нефти у альтернативного поставщика можно будет говорить не раньше 2024 года, считает Юшков. Потому что к этому сроку постепенно в рамках налогового маневра стоимость российской нефти подрастет и станет рыночной для Белоруссии. Только тогда Минск, возможно, найдет на рынке нефть, сопоставимую по цене с российской. 

Автор: Ольга Самофалова 

Источник: Взгляд, 23.04.2019


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Сервис и нефтегазовое машиностроение: надежен ли отраслевой фундамент?
Состояние сервисных компаний вызывает в отрасли особую озабоченность. От них зависит довольно большой пласт работы, и в этом плане не будет преувеличением их сравнение с фундаментом нефтегазового здания. Вопрос в том, насколько он надежен сегодня. И дело не только в западных санкциях и зависимости от иностранных технологий – хотя эта тема тоже нуждается в отдельном осмыслении. Главная интрига – это все же магистральный путь развития российского сервиса.
Санкции в отношении российского нефтегаза: давление продолжается
Арктика – советская гигантомания или прорывной проект?
Арктика на глазах обретает черты даже не просто крупного проекта, а чуть ли не национальной идеи. Страна стремительно возвращается к освоению Арктики советского масштаба. Впору говорить о настоящей «арктической мании». Она очень логично вписывается в экономическую политику правительства, все более явно делающего ставку на большие промышленные проекты. Поэтому Арктика становится едва ли не основным в списке промышленных приоритетов исполнительной власти. И реализовывать его предлагается по принципу «за ценой не постоим».
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2018 году и перспективы 2019 года
«Газпром» на пути к новой реальности

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики