Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > «Половина граждан России захочет стать гражданами Белоруссии»

«Половина граждан России захочет стать гражданами Белоруссии»

Конфликт из-за «грязной» нефти показал необходимость смены экономической системы союзной страны

Москва и Минск накануне новой большой финансовой грызни. Ущерб, который понесла экономика Белоруссии от поставок через нефтепровод «Дружба» загрязненной нефти, может составить до конца года от 271,3 млн до 435,3 млн долларов. Такие расчеты приводит газета «Ведомости».

По данным издания, итоговая цифра складывается из недополученной прибыли белорусского предприятия «Гомельтранснефть Дружба» (29−35 млн.), будущих потерь компании в выручке из-за неполной пропускной способности трубы (142-$ 300 млн) и ущерба, который нанесла и остановка производства на местных НПЗ (100 млн).

Официальных российских оценок ущерба для Белоруссии пока нет. Однако оценка Минэнерго РФ масштаба самой проблемы существенно отличается: всего 3 млн тонн загрязненной нефти на общую сумму 1,6 млрд долларов вместо 5 млн тонн на 2,5 млрд долларов по версии Минска. С учетом перманентной торгово-политической войны двух стран такое расхождение оценок ожидаемо.

В своем стремлении в очередной раз выбить из России компенсации и преференции Минск уже задействовал и политические механизмы. Ситуация будет обсуждаться на заседании Международной ассоциации транспортировщиков нефти (МАТН), которое проходит 13−14 мая 2019 года в столице Словакии Братиславе, грозят в концерне «Белнефтехим».

При этом Белоруссия повела наступление и по другим направлениям. Так, Минск по-прежнему надеется получить от России компенсацию потерь для своего бюджета от реализации налогового маневра в РФ. И это после фактического изгнания из белорусской столицы нашего посла Михаила Бабича, который пытался в цифрах доказать и без того огромные переплаты Москвы.

Предприняты Белоруссией решительные шаги и на поле ЕАЭС. Министр экономики этой страны Дмитрий Крутойпредложил ввести в Евразийском экономическом союзе мораторий на принятие нормативно-правовых актов, препятствующих взаимной торговле. То есть, получая от Москвы то, что ему надо, Минск хочет лишить нас возможности защищать свои собственные экономические интересы.

Похоже, взаимным претензиям двух стран нет конца и края. Закончив с одним спорным вопросом, стороны тут же начинают конфликтовать по другой проблеме. В этих условиях говорить о полноценном Союзном государстве, увы, не приходится.

Руководитель аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности Александр Пасечник:

— Проблема «грязной» нефти из локальной стала стратегической. Не случайно Путинвызывал с докладом главу «Транснефти» и четко сказал, что компании надо менять систему приема нефти, контроля, раз она не может обеспечить чистоту углеводородов. Значит сам алгоритм, механизм приема нефти неверный. Естественно, что Токарев понял посыл президента. И этим теперь будут заниматься.

Другое дело, что пока никто до конца не понял, как вообще могло случиться загрязнение такого масштаба. Мелкие игроки, которых сейчас уличают в этих деяниях, апеллируют к тому, что они слишком маленькие. И не могли загрязнить столько сырья. То ли там концентрация хлорсодержащих веществ в какой-то момент была запредельной. То ли процесс долгое время был перманентным.

«СП»: — Поясните, пожалуйста…

— Возможно, существовали какие-то допуски, поблажки поставщикам. Контроля особого не было. Если и были какие-то незначительные загрязнения, то система их не чувствовала. Дальше — больше. Аппетиты же растут со временем. Вот и вбросили, сработали на крупном объеме, думали тоже проскочить. А не проскочили.

Но могут вскрыться и другие обстоятельства. Например, речь идет все же о каком-то крупном игроке.

«СП»: — По-любому отвечать придется…

— Имиджевый ущерб России нанесен существенный. Не зря об этом сказал президент. Теперь все это надо стабилизировать.

Существуют механизмы очищения нефти, закачанной в резервуар. Ее постепенно смешивают с чистой, чтобы предельные концентрации грязных веществ были на уровне. За несколько месяцев эти объемы можно очистить. Опять же можно применять какие-то абсорбенты. Но это, конечно, издержки, которые вероятно лягут сначала на «Транснефть». А потом, возможно, она сможет взыскать их с мелких игроков. Это сгладит ситуацию.

Но сейчас еще будет проведен мониторинг оборудования. Выяснится, насколько сильно пострадало оборудование на перерабатывающих мощностях. Это касается и Белоруссии, и европейских потребителей. Так что ребус закручивается. Следствие идет, первые аресты произведены, посмотрим, как это все будет развиваться.

«СП»: — Были ли раньше прецеденты такого масштаба загрязнения?

— Похожих не было. Были жалобы европейцев на качество нашей нефти в целом. В частности, на избыточное количество серы. Например, из Татарстана шла довольно «тяжелая» смесь. Но с теми случаями мы справлялись быстро, в течение недели.

По мнению эксперта по Белоруссии Юрия Баранчика, события вокруг загрязненной нефти свидетельствуют о необходимости более глубокой интеграции двух стран.

— Я думаю, что России не придется выплачивать Белоруссии названную сумму за ущерб. Потому что к нему привели действия конкретных хозяйствующих субъектов. Следствие уже назвало ответственную компанию и некоторых людей. Они и должны, видимо, нести ответственность.

Кроме того, я думаю, что озвученная белорусской стороной сумма завышена на порядок. Потому что нефть достаточно быстро была перехвачена и остановлена. К тому же любую «грязную» нефть можно очистить, смешивая со стандартной «чистой» нефтью.

Не зря ведь Лукашенко заявил, что Москва и Минск смогут решить этот вопрос без судебных процедур. Ведь если будет суд, то, поскольку в любом договоре есть понятие форс-мажора, инцидент может быть отнесен на этот счет. И тогда Минск не получит вообще ничего.

«СП»: — Договоримся по вопросу загрязненной нефти — появится другой повод для конфликта. Чем дальше, тем наши страны все менее напоминают две части Союзного государства…

— Необходимо идти по пути дальнейшей интеграции. Поскольку политическая часть соглашения о Союзном государстве 1999 года до сих пор не прописана, то обе страны не имеют механизма решения подобного рода конфликтных ситуаций. Должны быть созданы органы, которым доверяют и Москва, и Минск. Эти органы будут уполномочены принимать решения по любым политическим и экономическим вопросам. 

Деятельность Михаила Бабича, который недолго пробыл послом в Минске, убедительно доказывает, что есть множество вопросов, требующих решения. Но при нынешнем уровне интеграции это невозможно.

«СП»: — Бабич на всю Россию один такой. Справится ли новый посол Дмитрий Мезенцев?

— Были вопросы и по поводу Бабича. Но практика показала, что он смог весьма грамотно действовать. Вскрыл массу язв, которые мешают интеграции. И в этом его огромное достижение. В отличие от Александра Сурикова, который много лет ничего не делал для отстаивания российских национальных интересов. Поэтому Мезенцев, получивший хороший дипломатический опыт в ШОС, имеет все шансы стать хорошим послом. Подождем 2−3 месяца.

В свою очередь генеральный директор Института ЕАЭС Владимир Лепехинпредлагает Белоруссии радикальную смену экономической системы, которая сделает ее независимой и исключит экономические конфликты с Россией в будущем.

— Надо понимать, что все экономические отношения России и Белоруссии сегодня сводятся к углеводородам. В связи с тем, что в момент заключения сделки между двумя странами о транзите нефти и газа через территорию Белоруссии и о нефтяных поставках Минску, в России это было выгодно только правящим группам, которые имели маржу, но не были инвесторами отрасли. И не несли издержек.

Но после 2014 года, когда начались санкции, в России начали считать. Поняли, что мы переплачиваем Белоруссии. И принялись понемногу приводить взаиморасчеты в норму.

То есть была одна формула. А потом Россия стала предлагать другую. Это не могло не сказаться на всей линейке товарной номенклатуры. Если меняются доходы у Белоруссии, то и бюджет, и вся прежняя экономическая схема рушится. Поскольку Белоруссия на может найти альтернативу этой схеме, начались конфликты.

Вчерашнее предложение ввести мораторий на принятие правовых актов, препятствующих торговле, вызван попыткой перезагрузить всю систему отношений. У Минска есть понимание, что Москву не устраивает формула, сложившаяся в конце 1990-х. И она будет ее менять, хотя и не системно. Просто тупо поджимать Белоруссию по той или иной позиции.

«СП»: — И что теперь?

— Нужно пересмотреть принципы взаимоотношений. А то сейчас получается парадокс: бОльшая часть трубы принадлежит России, нами же построена. Россия платит за прокачку по трубам, да еще и поставляет Белоруссии газ и нефть по низкой цене. Это не устраивает наши различные группы. Тем более, когда нефтегазовые маршруты приобретают политическое значение.

При смене формулы и белорусская сторона не должна пострадать, и российская не должна нести убытки.

Возможно, Белоруссия теперь заручится поддержкой других участников ЕАЭС. Но это все равно не принесет серьезных результатов. Ни у одной стороны нет сейчас реальных предложений о том, в чем будет заключаться эта новая формула.

Хотя существует схема, которая позволит Белоруссии поднять свою экономику и стать независимой и от России, и от Запада. Пока же Минск ориентирован на сожительство с российской экономикой и поиском альтернатив на Западе. Где их нет.

«СП»: — Так в чем конкретно эта новая схема может заключаться?

— Сейчас в Белоруссии большая часть активов находится в руках государства. Но ее руководство боится осуществить такую же приватизацию, как в России. Так как это разрушит все. Включая политическую систему, сложившуюся в Минске.

В России были допущены крайности. Через ваучеры Чубайса, через залоговые аукционы приватизированы, причем, в основном — иностранным капиталом, прибыльные активы. А народу достались долги. Естественно, наши олигархи навязывают Белоруссии такую же схему.

Но для Белоруссии она неприемлема. Руководство там это понимает. И идти на такое не хочет. Однако поскольку модель, предполагающая госсобственность на все активы, не очень эффективна, необходимо от этого отказаться. Одни активы — национальное достояние — оставить государственными. Другие же могут принадлежать капиталу — отечественному или зарубежному. А какие-то могут развиваться в гуманитарных формах.

«СП»: — Это как?

— Не нужно проводить ваучерную приватизацию. Надо проводить солидарное акционирование ряда государственных активов с участием населения. Для этого разрабатываются определенные критерии. То есть — акционерами смогут стать, условно говоря, граждане определенного возраста, отдавшие долг родине и т. п.

Доля должна быть не продаваема, не передаваема. В этом случае большая часть населения станет совладельцем национальных активов. Это создаст здоровую мотивацию участвовать в управлении ими.

Таким образом, в Белоруссии появится новый драйвер экономического роста, которого на сегодня нет ни в России, ни на Украине, — активность масс. Мы сейчас видим, что у нас этот драйвер не работает. Малый бизнес умирает, люди отказываются от индивидуальных патентов и т. п. Функционирует только крупный капитал в связке с коррупционными государственными механизмами.

Мировая олигархия до сих пор не давала это сделать. То, что происходит на постсоветском пространстве, — это грабеж. Были ограблены все страны за исключением Белоруссии. Где остались госактивы и авторитетная власть. Поэтому без предлагаемой реформы либо она рухнет туда, куда рухнули все постсоветские страны. Либо Запад ее возьмет и переформатирует, как Боснию, в свою окраину. Без промышленности.

Сейчас для Лукашенко самая благоприятная ситуация. Можно пройти «между струйками»: использовать союзничество с Россией, чтоб Запад не задавил. Но при этом экономически пойти по другому пути — подключить население. 

К счастью, в Белоруссии не сформировался такой олигархический слой как в России. Госвласть не приватизирована. И поэтому Минск мог бы утереть нос всему миру. Половина граждан России сразу захочет стать гражданами Белоруссии. 

Автор: Сергей Аксенов

Источник: Свободная пресса, 13.05.2019


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Сервис и нефтегазовое машиностроение: надежен ли отраслевой фундамент?
Состояние сервисных компаний вызывает в отрасли особую озабоченность. От них зависит довольно большой пласт работы, и в этом плане не будет преувеличением их сравнение с фундаментом нефтегазового здания. Вопрос в том, насколько он надежен сегодня. И дело не только в западных санкциях и зависимости от иностранных технологий – хотя эта тема тоже нуждается в отдельном осмыслении. Главная интрига – это все же магистральный путь развития российского сервиса.
Санкции в отношении российского нефтегаза: давление продолжается
Арктика – советская гигантомания или прорывной проект?
Арктика на глазах обретает черты даже не просто крупного проекта, а чуть ли не национальной идеи. Страна стремительно возвращается к освоению Арктики советского масштаба. Впору говорить о настоящей «арктической мании». Она очень логично вписывается в экономическую политику правительства, все более явно делающего ставку на большие промышленные проекты. Поэтому Арктика становится едва ли не основным в списке промышленных приоритетов исполнительной власти. И реализовывать его предлагается по принципу «за ценой не постоим».
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2018 году и перспективы 2019 года
«Газпром» на пути к новой реальности

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики