Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Нефтяные перспективы Коломойского

Нефтяные перспективы Коломойского

Теоретически Украина может закрыть выпадающие потери из-за запрета экспорта российских нефтепродуктов, но это потребует серьезной модернизации всех НПЗ страны

С 1 июня 2019 г. вывозить из России на Украину продукцию ТЭК можно только на основании специальных разрешений, выдаваемых Минэкономразвития. Помимо нефти, это прямогонный бензин, товарные бензины, дизтопливо, пропаны, бутаны, прочие сжиженные газы. В большинстве своем эксперты, как украинские, так и российские, утверждают, что это мощнейший удар по украинской экономике.

Киевский аналитик Андрей Ваджра говорит: «Учитывая, что Россия полгода назад заставила Белоруссию прекратить реэкспорт нефти в Украину, Киев останется вообще без каких бы то ни было поставок. Значит, бензин, солярка — все подорожает в 3–4 раза! А впереди посевная кампания, чем заправлять сельхозтехнику? Я уже не говорю про то, что подорожание топлива ведет к удорожанию всего остального. Сейчас и без того очень тяжелый момент.

В течение месяца Украина должна вернуть $1,5 млрд долга кредиторам, хотя в казне нет таких денег. И где их взять, абсолютно непонятно. Не исключаю, что через месяц правительство объявит технический дефолт».

В этом же духе высказывается экономист Сергей Лямец: «Мало кто понимает смысл этого решения. И зря. Это будущий транспортный коллапс. За 5 лет нынешняя власть не сделала абсолютно ничего, чтобы слезть с нефтяной российской иглы. Наши машины ездят преимущественно на белорусском бензине. А вот поезда и танки — на российском дизеле».

Потеря нефти не страшна

Говоря о последствиях санкций, эксперты сваливают в одну корзину все виды углеводородных энергоносителей, что совершенно неправильно. Их необходимо разделить по видам и рассматривать по группам в отдельности.

Запрет на продажу российской нефти не скажется на ухудшении экономики и энергоснабжении Украины по простой причине — ее уже несколько лет Киев практически не закупает. В 2015 г., через год после Майдана, использование нефти Украиной обвалилось в 4,9 раза — с 3,331 млн т в 2014 г. до 678,6 тыс. т. В 2018 г., согласно данным Росстата, объем уменьшился еще в 2,5 раза — Россия экспортировала 280 тыс. т «сырой нефти и сырых нефтепродуктов» (кодификация товара) на общую сумму $117 млн. 

Разрушение НПЗ

На протяжении последних 15 лет Украина практически полностью, иррационально и бессмысленно ликвидировала нефтеперерабатывающую промышленность.

НПЗ были единственными потребителями российской нефти, но на сегодня 5 из 6 некогда успешных заводов закрыты, и в обозримом будущем их работа вряд ли будет восстановлена.

«Умершие» НПЗ восстановить либо невозможно, либо чрезмерно дорого. Так, завод «Роснафта» (бывший Лисичанский НПЗ), по словам украинских аналитиков, устарел морально и технологически. К тому же он всего в 20 километрах от линии фронта в Донбассе и частично разрушен. Вариант его реконструкции власти не рассматривают.

Два маленьких завода группы «Приват» Коломойского на западе Украины (Дрогобычский и Надворянский НПЗ) откровенно старые, глубина переработки составляет менее 45%. Небольшие объемы переработки продолжаются за счет собственной добычи, однако она ничтожна, большей частью заводы стоят. На модернизацию каждого требуется не менее чем по $800 млн.

Еще печальнее ситуация с херсонским «Континиумом» и одесской «Державой» (Херсонский и Одесский НПЗ) — на модернизацию каждого из них требуется до 3 лет кропотливой работы и не менее $1 млрд, которые на Украине взять неоткуда.

Кременчугский НПЗ работает на 25–30% своей мощности и контролируется Игорем Коломойским через компанию «Укртатнафта». В 2014 г. он откачал из нефтепровода, питающего Кременчугский и Лисичанский НПЗ, технологическую нефть, чтобы произвести топливо для ВСУ. В итоге часть мощностей двух огромных предприятий вышла из строя.

На завод поступает каспийская нефть из Азербайджана, ее разгружают в портах Черного моря и затем транспортируют по железной дороге. Ранее Украина закупала нефть в Казахстане, но на сегодня Казахстан предпочитает другие маршруты (КТК, порты Грузии, Турции и пр.). 

Сверхзависимость от нефтепродуктов «агрессора»

Загубив свои НПЗ, Украина переориентировалась на импортные нефтепродукты, составляющие 80–85% от общего объема потребления страной; 30–35% из них — российские. Еще один крупный поставщик — Белоруссия (35%), нефтепродукты идут в основном с Мозырского НПЗ, расположенного на границе с Украиной. Еще около 10% поступают из Литвы с Мажейкяйского НПЗ. Все белорусские и литовские нефтепродукты изготовлены из российской нефти.

По данным Госслужбы статистики Украины, потребление моторных топлив в 2018 г. составило около 10,4 млн т, увеличившись на 1,6% к 2017 г. Драйверами роста выступили дизельное топливо (+10,1%, или 600 тыс. т), СУГ (+10,6%, или 165 тыс. т) и авиакеросин. Продажи бензина сократились на 3,9%

Рост потребления дизтоплива и сжиженного газа в последние годы достигался в основном за счет наращивания поставок из России.

В 2018 г. поставлено около 2,7 млн т российского дизтоплива — абсолютный исторический рекорд (в 2013 г. — чуть менее 2 млн т). На дизтопливо приходится крупнейшая доля в балансе страны — 41–43%, сжиженного газа — 29,1% от общего объема. Бензина из России Украина ввозит мало, этот сегмент занимает Белоруссия.

Исходя из сказанного, очевидно, что наиболее критичны для энергобезопасности Украины дизельное топливо и СУГ. 

Возникает вопрос: зачем Украина, разрушив собственные НПЗ, перешла на импорт?

Очевидные причины — политика, некомпетентность власти, недальновидный бизнес, коррупция и общий хаос. Еще один важный фактор — введение тотальной рыночной экономики на Украине в отсутствие устойчивых регуляторных механизмов. Нефтеперерабатывающая промышленность просто стала не нужна.

Старое оборудование НПЗ производило дорогие и некачественные нефтепродукты, которые не могли соперничать с привозными. С началом функционирования открытого рынка в стране импортные бензины, солярка, СУГ оказались дешевле местных и массово хлынули на емкий украинский рынок. Теоретически для экономики дешевые энергоносители — это благо. Но с точки зрения энергетической безопасности страны зависимость нефтепродуктового рынка на 32–35% от поставок со стороны «агрессора», за какового сегодня Украина принимает Россию, — нонсенс и большая опасность.

Интересы Коломойского совпали с санкциями России

Многие эксперты и участники нефтепродуктового рынка Украины пришли в ужас от ожидаемых последствий санкций. Одной из первых отреагировала «Укртатнафта»: это может привести к коллапсу в экономике и подорвать национальную безопасность.

«Укртатнафта» обратила внимание госорганов на необходимость немедленной разработки и внедрения комплекса мер «по устранению налоговых и других преференций», которые распространяются на поставки нефтепродуктов из РФ.

«Содействие отечественным нефтеперерабатывающим предприятиям в наращивании собственного производства станет залогом обеспечения потребностей экономики государства в топливе и диверсификации поставок нефтепродуктов», — говорилось в заявлении компании.

«Укртатнафта» подтвердила свои намерения и возможности стабилизировать ситуацию на украинском рынке путем увеличения переработки каспийского сырья и готовностью обеспечить страну нефтепродуктами в полном объеме.

В унисон звучали голоса многих экономистов: отказ от поставок таких объемов топлива может привести к образованию колоссального дефицита, это чревато параличом экономики. Нехватка топлива ударит по аграрному сектору — одному из «китов» украинской экономики. «Для войны на Донбассе украинским танкам нужна солярка; солярка — российская, теперь она будет золотой», — говорит Ваджра.

Сопредседатель Фонда энергетических стратегий Украины Дмитрий Марунич пошел еще дальше, заявив, что Россия установила контроль над экономикой Украины: решение России поставлять Украине уголь, нефть и нефтепродукты только по отдельным разрешениям наделило Москву «мощным рычагом влияния».

Но не все так очевидно.

Заявление «Укртатнафты» выглядит противоестественно в свете прежних предложений. Компания неоднократно предлагала (последний раз — в апреле 2018 г.) законодательно ограничить поставки топлива из России и Беларуси, установив для российского и белорусского топлива постепенно уменьшающуюся квоту поставок (90–55 тыс. т бензина и 250–150 тыс. т дизтоплива в месяц) и повышенные спецпошлины (до 30%) с объемов, превышающих квоту.

Иными словами, Коломойский еще год назад предлагал сделать то, что в апреле объявило российское правительство.

Истинная цель «Укртатнафты» образца 2018 г. — монополизировать рынок, подняв цены. Российские санкции стали хорошим прикрытием.

Эксперты, ожидающие коллапса экономики, заявляют о росте цен на нефтепродукты, который наблюдается в последние годы, но это не верно. Действительно, в 2018 г. цены быстро росли, в сентябре преодолен психологически сложный барьер в 30 грн./л на бензин А-95 и дизтопливо, а вскоре был достигнут и вовсе шокирующий уровень 35,49 грн./л в «премиальном» сегменте. СУГ для автомобилей в начале ноября дорос до 16,99 грн./л. Но это рекорды в быстро обесценивающейся гривне.

Цены нефтепродуктов на 90% имеют валютную привязку, и в долларах картина иная. В начале 2014 г. бензин стоил около $1,37/л (11 грн. при курсе доллара 8 грн.), тогда как пик 2018 г. добрался в лучшем случае до $1,2/л (средняя цена — 33 грн./л при курсе 28 грн.). Ощутимо дороже, чем сейчас, обходилось топливо до кризиса 2008 г., когда цены на нефть достигали $147. Украинские аналитики, похоже, пока не видят игру Коломойского.

Другой момент — оптимисты. Директор консалтинговой группы «А-95» Сергей Куюн напомнил, что основные позиции украинского импорта из России — дизтопливо и сжиженный газ — занимают до 40% рынка. По его мнению, по дизелю замещение произойдет за счет поставок из Беларуси, морских поставок и увеличения объемов переработки на Кременчугском НПЗ. Можно ожидать роста цен в среднем на 1–1,5 грн./л. Сходный сценарий по СУГ: замещение пойдет за счет поставок морем из Казахстана и через западную границу из Европы. Прогнозируемый рост цен — на 2 грн./л.

«Смертельного ничего нет, в итоге получим диверсифицированный и независимый рынок со своей нефтепереработкой», — говорит Куюн.

С ним солидарен директор консалтинговой компании ExPro Consulting Геннадий Кобаль: «Украина будет покупать энергоресурсы немного дороже… Но они будут поступать из других источников… Трейдинг такие задачи может решить за месяц-два».

Есть и третья сторона медали. Оптимисты могут оказаться русофобами, готовыми «назло мамке уши отморозить», лишь бы не покупать ничего российского…

На сегодня сложно сказать, как на самом деле поведет себя рынок. С одной стороны, вывод 40% солярки и 30% СУГ — это большая потеря, найти полноценную замену будет непросто. С другой — оптимисты отчасти правы: выпадающие объемы Коломойский обещает закрыть увеличением выпуска топлив на Кременчугсом НПЗ, теоретически завод способен удовлетворить большую часть украинского рынка. Правда, это потребует серьезной модернизации. 

Предупреждение для Зеленского

Запрет продаж российских углеводородов на Украину — это еще не неотвратимость, не имеющая обратного хода. Россия оставила маневр для переговоров для нового президента страны Зеленского.

«Все будет зависеть от позиции Киева, как будет себя вести украинская сторона. Конкретные решения будут приниматься ситуативно… Мы ввели эти меры не на пустом месте, мы отвечаем на враждебные действия Киева, который ввел ограничения на ввоз на свою территорию российских товаров», — говорит ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

С ним согласен Марунич: в мае он заявил, что пока не ожидает полного прекращения поставок. По его словам, крупные компании уже получают разрешения на экспорт топлива. 

Пример заразителен, соблазн велик

Если с заменой российских нефтепродуктов на аналоги из Белоруссии, Литвы и других стран более-менее все понятно, то возникает закономерный вопрос: а где возьмет нефть для своего Кременчугского НПЗ Коломойский? Самый дешевый маршрут — поставки российской нефти по магистральным нефтепроводам «Дружба».

Олигарх жаден, он не любит платить, предпочитая брать даром. Не появится ли у него желание воспользоваться газовым опытом Украины и начать отбирать нефть из экспортных транзитных нефтепроводов?

Сырьем для завода служит нефть и газовый конденсат компании «Укрнафта» вместе с нефтью, поставляемой морем из Казахстана и Азербайджана. Но на нефтяном рынке может создаться ситуация (высокие цены, дефицит сырья у традиционных поставщиков и т. д.), когда закупать нефть Коломойскому будет невыгодно.

С приходом к власти Зеленского позиции Коломойского становятся несоизмеримо прочнее.

Бизнесмен спонсировал президентскую кампанию Зеленского и рассчитывает, что новый президент сполна отработает. Это происходит уже сейчас (в апреле киевский суд признал незаконной национализацию бывшего банка Коломойского «Приват»). В случае отбора нефти из «Дружбы» прикрытие будет на высшем уровне.

Какие объемы нефти может взять НПЗ из транзитной трубы, предсказать невозможно. С 2014 г. НПЗ не публикует и не подает в статистические органы информацию о своей работе. По разрозненным неофициальным данным, он работает менее чем на 25% от своей проектной мощности — 10,5 млн т первичной переработки. Для полной загрузки заводу за вычетом собственной добычи нужно 8 млн т. Как и чем будет заполняться эта дыра, остается только гадать. 

Автор: Сергей Сержантов

Источник: OilCapital.ru, 11.06.2019


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Санкции в отношении российского нефтегаза: давление продолжается
Арктика – советская гигантомания или прорывной проект?
Арктика на глазах обретает черты даже не просто крупного проекта, а чуть ли не национальной идеи. Страна стремительно возвращается к освоению Арктики советского масштаба. Впору говорить о настоящей «арктической мании». Она очень логично вписывается в экономическую политику правительства, все более явно делающего ставку на большие промышленные проекты. Поэтому Арктика становится едва ли не основным в списке промышленных приоритетов исполнительной власти. И реализовывать его предлагается по принципу «за ценой не постоим».
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2018 году и перспективы 2019 года
«Газпром» на пути к новой реальности
В поисках лучшего налогового режима для нефтегаза: продолжение фискальных экспериментов
Налоговая тема стала абсолютным хитом 2018 года. Правительство в очередной раз решило переписать правила игры.Основным предлогом стал новый иннаугурационный Указ президента Путина. Выяснилось, что на новые объявленные национальные проекты не хватает около 8 трлн рублей. И кабинет министров недолго думал, где взять эти средства. Речь идет о внедрении новаторской для РФ системы налогообложения, которая позволила бы перейти от налогообложения выручки к налогообложению прибыли. Нефтяные компании годами боролись за это. Однако сегодня они не выглядят довольными, не спеша переходить на новый налоговый режим, а требуя сохранения старых добрых льгот.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики