Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Ценовая доступность ВИЭ: много шуму из ничего...

Ценовая доступность ВИЭ: много шуму из ничего...

Для ВИЭ гарантируется сбыт производимой ими электроэнергии в любых объемах и в любое время по заранее установленной цене. О таких условиях большинство традиционных генераторов могут только мечтать.

 

Коэффициент использования установленной мощности (КИУМ) у российских ветроэлектростанций составляет в среднем 18,3% календарного времени, у солнечных – 14,6%, у тепловых электростанций - 46,5%.

Успехи в сфере PR значительно перевешивают реальные достижения

Июнь ознаменовался радостной новостью для всех поклонников «зеленой энергетики». Международное агентство по возобновляемым источникам энергии (IRENA) опубликовало доклад под названием «Затраты на возобновляемую энергетику в 2018 г.». В нем констатируется, что прошлый год продемонстрировал очередное снижение стоимости всех видов возобновляемой энергии. Так, для концентрированной солнечной энергии (CSP) средневзвешенная мировая стоимость электроэнергии снизилась на 26% в годовом исчислении, для биоэнергетики этот показатель составил 14%, для солнечной фотоэлектрической энергии (PV) и ветроэнергетики на суше – 13%. У гидро- и геотермальной энергетики, а также ветроэнергетики на море расходы снизились на 1%.

В результате такого существенного сокращения расходов на ВИЭ они по итогам 2018 г. стали якобы самым недорогим вариантом для выработки электроэнергии для большинства регионов мира. В IRENA подчеркивают, что ветрогенерация и солнечная энергетика в настоящее время даже без финансовой поддержки начинают обходиться дешевле, нежели любой вариант использования ископаемого топлива. Причем, как уверяют в отчете, при анализе стоимости ВИЭ были исключены такие факторы, как влияние государственных стимулов или субсидий, преимущества от сокращения выбросов CO2, снижения загрязнения окружающей среды и т.д.
150 евро за МВт-ч составит плата за электроэнергию от солнечных электростанций компании «Фортум», которые войдут в эксплуатацию в 2021-2022 гг.
На самом деле ничего принципиально нового в выводах IRENA не содержится. Триумфальные заявления о том, что «прогрессивная» энергия солнца и ветра начинает выигрывать по ценам у устаревших и «грязных» традиционных энергоносителей, повторяются с завидным постоянством. К примеру, можно вспомнить вышедшую в марте 2018 г. в «Ведомостях» статью за подписью генсека ООН Антониу Гутьерреша. В ней автор утверждает, что «солнечная энергия и энергия ветра в настоящее время являются самыми дешевыми источниками энергии в энергосистемах практически всех ведущих в экономическом отношении стран».

Жизненные реалии

Очевидно, что утверждения о «дешевизне» ВИЭ вызывают некоторое недоумение, поскольку реалии демонстрируют совсем иную картину. Так, если взять российский опыт, то «зеленая энергетика» оказывается во много раз дороже традиционной генерации. К примеру, в пересчете на среднегодовой курс евро в 2018 г. равновесная цена на оптовом рынке электроэнергии, по данным НП «Совет рынка», составила 16,8 евро за МВт-ч для первой ценовой зоны и 12 евро за МВт-ч для второй.

Для сравнения, у компании «Фортум» по итогам состоявшегося в 2018 году конкурсного отбора инвестиционных проектов гарантированная плата за электроэнергию от солнечных электростанций (СЭС), вводимых в эксплуатацию в 2021-2022 гг., составит примерно 150 евро за МВт-ч. Для ветроэлектростанций (ВЭС) совместного фонда «Фортума» и РОСНАНО, которые должны заработать в 2019-2023 гг., установлена гарантированная плата за электроэнергию в размере 60-90 евро за МВт-ч.

Таким образом, разница между стоимостью энергии от традиционных источников и ВИЭ оказывается весьма существенной. Правда, оппоненты могут указать, что Россия в этом отношении не показатель. В частности, часто можно услышать, что в нашей стране стоимость энергоресурсов занижена и это как раз и мешает развитию низкоуглеродных технологий и энергоэффективности. Для примера можно привести слова одного из самых известных лоббистов внедрения ВИЭ в России – председателя правления УК «Роснано» Анатолия Чубайса. Он неоднократно заявлял, что Россия по причине низкой стоимости электроэнергии для потребителей слишком расточительно расходует свои энергоресурсы.

Кроме того, как указывают некоторые эксперты, затраты на ВИЭ в России оказываются более высокими, нежели в развитых странах. Это, кстати, вызывает определенные сомнения по поводу эффективности российской политики развития «чистой» энергетики, которую усиленно продвигает и рекламирует в том числе тот же самый Анатолий Чубайс. В частности, он несколько лет назад клятвенно обещал, что благодаря системе поддержки ВИЭ уже к 2024 году в России сложится «новая высокотехнологическая отрасль экономики размером до 1 трлн руб.».

Тем не менее даже обращение к «продвинутому» зарубежному опыту с высокими ценами на энергию для потребителей и отсутствием «эффективных менеджеров» отечественного разлива у руля политики развития ВИЭ не позволяют говорить о корректности высказываний о ценовом паритете «чистой» энергетики с традиционной генерацией. Многие расходы просто оказываются скрыты, в результате чего ВИЭ получают неоправданные преимущества даже без учета прямых субсидий.

Подводные рифы

Во-первых, для ВИЭ, как правило, гарантируется сбыт производимой ими электроэнергии в любых объемах и в любое время, причем по заранее установленной цене. О таких условиях большинство традиционных генераторов могут только мечтать. При этом коэффициент использования установленной мощности (КИУМ) у ВЭС и СЭС гораздо ниже, чем у генерирующих предприятий, работающих на традиционном топливе. В частности, по информации Минэнерго РФ, в 2018 году показатели КИУМ у российских ВЭС составили в среднем 18,3% календарного времени, у СЭС – 14,6%. Между тем, к примеру, у тепловых электростанций этот показатель был равен 46,5%. Примерно похожая ситуация с КИУМ складывается и за рубежом.
Коэффициент использования установленной мощности (КИУМ) у российских ветроэлектростанций составляет в среднем 18,3% календарного времени, у солнечных – 14,6%, у тепловых электростанций – 46,5%.
Во-вторых, использование таких нестабильных и переменчивых источников энергии, как ветер и солнце, приводит к усложнению энергосистем, ведет к дополнительным затратам на обеспечение их надежной и устойчивой работы. Однако подобные издержки не учитываются непосредственно при подсчете себестоимости «чистой» энергии. Самое интересное, что основным залогом данной надежности выступает появляющийся в самый нужный момент «рояль в кустах» в виде традиционных генераторов. К примеру, именно это произошло зимой 2017-2018 года в США. Резкое снижение температуры привело к росту потребления электроэнергии, при этом из-за погодных условий пришлось остановить или ограничить работу ветрогенераторов. Ситуацию спасла угольная генерация, благодаря которой восточная часть США избежала энергодефицита и массовых отключений.

Таким образом, декларируемая сторонниками «чистой» энергии ее конкурентоспособность с традиционной генерацией во многом является следствием того, что ВИЭ оказались в значительной степени выведены из-под действия законов рыночной экономики. Это и дает иллюзию ее низкой стоимости. Между тем, учитывая подобные льготные «правила игры», доступность электроэнергии от ВИЭ, о которой говорится в отчете IRENA, на самом деле является, мягко говоря, весьма условной. Приемлемого качества энергоснабжения при значительной доле ВИЭ можно добиться только в обязательной связке с традиционной генерацией, которая и переносит на себя все недостатки и, соответственно, все ценовые издержки пресловутых «чистых» источников энергии.

Эффективным преференции не нужны

Наконец, в контексте выводов IRENA и прочих сторонников чистой энергии возникает также следующий резонный вопрос. Если ВИЭ действительно стали такими выгодными и доступными, зачем тогда нужны дополнительные меры по повышению их конкурентных преимуществ по сравнению с традиционными энергоносителями? Прежде всего, сюда относятся инициативы по введению т.н. цены на углерод путем установления платы за его выбросы. Многие страны уже в той или иной форме применяют подобный механизм. Однако этот опыт настойчиво предлагается распространить на весь мир в качестве наиболее эффективного инструмента перехода с ископаемого топлива на ВИЭ с целью сдерживания парниковой эмиссии. 

 

Кроме того, с самых высоких международных трибун постоянно звучат предложения по поэтапному избавлению от т.н. субсидирования ископаемых видов топлива. То есть смысл состоит в том, чтобы сделать их дороже для потребителей, что, соответственно, сразу должно повысить привлекательность перехода на ВИЭ. В частности, регулярно тема отказа от таких субсидий поднимается в повестке дня саммитов «большой двадцатки». При этом объемы такой поддержки оцениваются в довольно внушительную сумму. В частности, по оценкам МВФ, в 2015 году она составляла в целом по миру 5,3 трлн долларов США. В свою очередь, постепенный отказ от субсидирования ископаемого топлива называется необходимым условием для запуска процесса кардинальной декарбонизации мировой энергетики. 

Автор: Александр Перов, руководитель спецпроектов ФНЭБ

Опубликовано: Энергетика и промышленность России, № 11-12 (367-368) июнь 2018 года


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Цифровизация и ее последствия для нефтегаза: мифы и возможная реальность
Сервис и нефтегазовое машиностроение: надежен ли отраслевой фундамент?
Состояние сервисных компаний вызывает в отрасли особую озабоченность. От них зависит довольно большой пласт работы, и в этом плане не будет преувеличением их сравнение с фундаментом нефтегазового здания. Вопрос в том, насколько он надежен сегодня. И дело не только в западных санкциях и зависимости от иностранных технологий – хотя эта тема тоже нуждается в отдельном осмыслении. Главная интрига – это все же магистральный путь развития российского сервиса.
Санкции в отношении российского нефтегаза: давление продолжается
Арктика – советская гигантомания или прорывной проект?
Арктика на глазах обретает черты даже не просто крупного проекта, а чуть ли не национальной идеи. Страна стремительно возвращается к освоению Арктики советского масштаба. Впору говорить о настоящей «арктической мании». Она очень логично вписывается в экономическую политику правительства, все более явно делающего ставку на большие промышленные проекты. Поэтому Арктика становится едва ли не основным в списке промышленных приоритетов исполнительной власти. И реализовывать его предлагается по принципу «за ценой не постоим».
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2018 году и перспективы 2019 года

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики