Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Иран поставил нефтяной антирекорд

Иран поставил нефтяной антирекорд

Добыча нефти в Иране в июне упала до 2,28 млн баррелей в сутки – это стало самым низким показателем за последние 30 лет. Такие данные содержатся в ежемесячном отчете Международного энергетического агентства (МЭА).

По сравнению с маем добыча снизилась на 120 тыс баррелей в сутки. Поставки нефти морским транспортом упали еще значительнее - на 450 тыс б/с, до 530 тыс б/с, хотя запасы нефти в ИРИ, по оценке МЭА, выросли.

До мая прошлого года, когда США вышли из иранской ядерной сделки и возобновили санкции в отношении ИРИ, Тегеран в среднем экспортировал 2,6 млн баррелей в сутки.

В мае нынешнего года перестали действовать исключения из антииранских санкций, которые Соединенные Штаты сделали для некоторых стран. После этого, по оценке МЭА, закупки Турции снизились с 70 до 30 тыс б/с, а Китая - со 100 до 40 тыс б/с. "Если не считать закупок, сделанных Сирией, которой не было выдано освобождение от санкций, все остальные июньские поставки нефти обозначаются "неизвестными" направлениями", - цитирует материалы МЭА "Интерфакс".

Китай и Индия, которые являются крупнейшими покупателями иранской нефти, обратились к другим источникам поставок, полагают в агентстве.

Саудовская Аравия, Ирак и Россия нарастили продажи в Китай, а Индия увеличила закупки из США и ОАЭ. Так, если в январе Саудовская Аравия поставляла Китаю примерно 200 тыс б/с, то в июне – уже около 600 тыс б/с.

Как отметил в беседе с корреспондентом "Вестника Кавказа" ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков, даже если иранцам удается утаивать от официальной статистики некие объемы добычи, в целом данные МЭА верны. "Эти данные точно показывают тенденцию сокращения нефтедобычи в Иране из-за санкций. Связано это, прежде всего, с тем, что у Ирана все меньше возможностей для экспорта нефти. Даже предыдущие санкции не подразумевали обнуления этого экспорта, они запрещали лишь поставки иранской нефти в Европу – и тогда Иран переориентировал поставки в Азию, в Китай, Японию и Индию. Теперь же США запретили всем компаниям в мире покупать иранскую нефть, и сейчас единственный, кто нарушает этот санкционный режим, – Китай, просто потому что может и США не станут вводить против него санкции", - напомнил он.

"Все остальные клиенты отказываются от иранской нефти. В итоге нефть становится невозможно добывать, так как ее никто не покупает. Для внутренних нужд более чем достаточно небольшой добычи, и к ней стремятся нынешние показатели, поскольку добыча на экспорт все время падает. Так что тенденция верна, даже если точные цифры на самом деле иные. Не столь важно, сколько действительно добывает Иран, если его нефтяной экспорт стремится к нулю. В будущем, кстати, Китай вполне может разменять покупку иранской нефти на глобальное торговое соглашение с США, и тогда Ирану останется только серый или черный экспорт, когда нефть перегружается на чужие танкеры для запутывания следов. Но у таких операций будут очень небольшие объемы", - обратил внимание Игорь Юшков.

Данные МЭА по Ирану определенно не дадут ценам на нефть снижаться в ближайшее время. "Информация поддержит цены, потому что, чем меньше предложения на рынке, тем мы ближе к дефициту. В понимании инвесторов, чем меньше добыча в таких странах, как Иран, тем больше шансов, что нефть будет дефицитной, а значит, надо покупать фьючерсы – от чего нефть и дорожает. При этом надо понимать, что в текущие цены уже заложена история с падением экспорта и добычи в Иране и еще в Венесуэле, поэтому одномоментно вверх цены явно не скакнут. И все же трейдеры прекрасно видят, у Ирана уменьшается экспорт, и это позитивно влияет на цену", - заключил ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности

Источник: Вестник Кавказа, 12.07.2019


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.
Цифровизация и ее последствия для нефтегаза: мифы и возможная реальность

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики