Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Аппетиты "Роснефти" поставили на паузу льготы нефтяникам

Аппетиты "Роснефти" поставили на паузу льготы нефтяникам

Президент РФ Владимир Путин поручил Правительству ввести мораторий на новые преференции для нефтяных месторождений до момента завершения инвентаризации нефтяных запасов на предмет экономической эффективности их освоения. Против введения новых налоговых льгот последовательно выступает Минфин. Льготируется уже более половины запасов нефти, заявлял руководитель департамента налоговой и таможенной политики Министерства финансов РФ Алексей Сазанов. Однако компании ТЭКа ежегодно добиваются все новых льгот, которые оплачивает госбюджет.

В декабре 2018 г. глава "Роснефти" Игорь Сечин попросил президента предоставить льготы для Приобского нефтяного месторождения в Ханты-Мансийском автономном округе – вычет налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ), Минфин оценил сумму потерь для бюджета за 10 лет в 460 млрд руб. Эти льготы президент тоже попросил обосновать, хотя в Правительстве ранее говорили о принципиальном согласии.

По данным gosrf.ru, в 2017–2018 гг. сумма налоговых послаблений для компаний ТЭКа достигла 41 млрд руб. Решение президента – намек нефтяникам на то, что нельзя постоянно выторговывать себе выгодные условия работы, считает ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. Президент устал от диспутов между Минфином и нефтяниками и хочет получить информацию о реальной ситуации с льготами и экономических результатах, рассказал эксперт в интервью Накануне.RU.

Игорь Валерьевич, на ваш взгляд, с чем связано такое поручение президента? Можно ли говорить о какой-то избыточности льгот?

– Я думаю, что это намек нефтяникам на то, что не нужно постоянно выторговывать себе какие-то выгодные условия и льготы.

Во-первых, нефтяники просят увеличить им выплаты по демпфирующей надбавке для того, чтобы не поднимать стоимость топлива. Путин в какой-то степени согласен с тем, что невозможно работать в убыток и государство не может приказывать нефтяникам, чтобы те постоянно сдерживали рост цен на заправках и оптовом рынке. Постоянное сдерживание цен – путь к дефициту, об этом тоже говорил президент. Если государство будет диктовать нефтяникам цены на топливо, то они, проработав в убыток, просто перестанут выпускать бензин. Поэтому государство корректирует механизм расчета демпфирующей надбавки, но топливо все равно будет дорожать.

Во-вторых, нефтяники постоянно требуют себе дополнительных льгот. Недавно "Роснефть" попросила льгот для себя и для компании "ННК" Эдуарда Худайнатова, что, мол, дайте льготы и мы будем разрабатывать арктические месторождения на Таймыре и сопутствующие участки. Нефть с новых месторождений пойдет по Северному морскому пути (СМП) и обеспечит его загрузку. "Майский указ" говорит о том, что к 2024 г. грузооборот по СМП должен составить 80 млн тонн. Однако "Роснефть" намерена гнать нефть по СМП через арктические порты не только с новых месторождений, но и с Ванкора, где уже есть труба для экспорта в Китай.

Возникает вопрос: вы требуете льготы, только для того, чтобы с действующего месторождения гнать нефть в совершенно противоположном направлении? Смысл этого непонятен.

Президенту поступают просьбы от нефтяников – "дайте нам льготы", от Минфина – "давайте не будем давать льготы". С третьей стороны звучат сигналы, что топливо на рынке все равно дорожает. В итоге все недовольны. Думаю, что Путину все это надоело, поэтому появилась пауза, принято решение разобраться, насколько хорошо работают предыдущие льготы.

Но стоит заметить, что у нас в стране такая ситуация происходит регулярно, когда предлагают "заморозить" систему налогообложения, ничего не сокращать и не увеличивать. Но в конечном счете мы опять все меняем. Стабильности в плане налоговой нагрузки на отрасль нет.

– В поручении речь идет о выработке единых подходов к предоставлению мер господдержки. Значит ли это, что власти решили прекратить соревнование лоббистов?

– Соревнование лоббистов прекратить невозможно. Они всегда будут просить какие-то преференции для новых проектов. И унифицировать правила тоже невозможно. Можно только принять иную модель налогообложения, которая будет автоматически устанавливать льготы.

– Каким образом?

– Сейчас у нас работает модель: экспортная пошлина плюс налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Мы проводим внутри этой налоговой модели маневр: сокращаем каждый год экспортную пошлину на 5% и увеличиваем НДПИ. Но с 1 января в нескольких регионах мы начали эксперимент по внедрению налога на добавленный доход (НДД). Расчет налога исходит не из того, какой объем ты добыл, а из того, насколько твой проект прибыльный. Чем более прибыльным он является, более маржинальным, тем больше ты отчисляешь денег государству. Предполагается, что такая модель позволит сократить затраты на стадии запуска, когда налог будет минимальным.

Если эксперимент окажется удачным, то такая налоговая система будет внедряться по всей стране и она автоматически приведет к тому, что произойдет та самая унификация: чем больше зарабатываешь с проекта, тем больше платишь государству. При этом, индивидуальные льготы не надо будет устанавливать.

Заработает модель, которая была выбрана для "Ямал-СПГ": они не платят НДПИ, экспортную пошлину, у них льготные ставки налога на прибыль и импортные пошлины для оборудования, которое не производится в России. Не надо будет выпускать отдельные законы, вносить поправки в Налоговый кодекс. 

– В мировом опыте поддержка добычи также носит адресный характер, как в России? Или есть общие правила?

– Работают две модели. В основном все приходят к тому, что льготируется какой-то определенный пласт проектов. Либо есть такая модель, которая ориентирована как раз не на объемы добычи, а на финансовый результат, либо добавленный доход. В какой-то вариации, но привязка все равно идет к экономическим результатам от разработки проектов. Например, Норвегия чем привлекательна для разведки месторождений на шельфе? Если компания приходит, берет лицензию на поиск месторождения, вкладывает деньги, ищет нефть и ничего не находит – государство компенсирует им все затраты.

– Почему дано поручение проверить эффективность льгот для Приобского месторождения? Объективна ли потребность в льготах?

– "Роснефть" говорит о том, что месторождение должно получать льготы, поскольку там большая обводненность месторождений. Здесь действительно надо проверять. Логика президента понятна. Компании говорят: "дайте нам льготы, иначе мы остановим разработку или сократим объем добычи, потому что это она неэффективна, мы будем все закрывать". С другой стороны Минфин говорит, что у нефтяников все прекрасно, они могут работать в плюс и без этих льгот. У каждого своя задача. У нефтяников – повысить маржинальность и увеличить добычу, у Минфина – как можно меньше отдать денег из бюджета и как можно больше получить. К спору, скорее всего, подключится Минэнерго, они смогут предоставить расчеты по Приобскому месторождению.

Источник: Накануне.Ru, 23.07.2019


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Водородная повестка в России в период экономической войны с Западом
Российский экспорт нефти: от ковидного падения спроса к санкционной войне
События на Украине радикально изменили ситуацию на рынке углеводородов. Пандемийное падение спроса кажется уже не такой большой бедой. Теперь мы столкнулись с более серьезным вызовом. Политический Запад резко усилил санкционное давление на Россию. Началось вытеснение России с рынков нефти и газа. Серьезный удар обрушился на российские нефтяные поставки. США, Канада и Великобритания ввели запрет на закупку российской нефти. Но главное поле битвы - ЕС.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2021 году и перспективы 2022 года
Ситуация на нефтегазовых рынках в 2021 году радикально изменилась. Цены на нефть пошли вверх, а газовые - так и вовсе поставили исторические рекорды. Казалось бы, такой расклад должен радовать российские нефтегазовые компании, которые сумели получить по итогам 2021 года неплохую выручку и прибыль, и российское государство, опять имеющее профицитный бюджет именно благодаря экспорту нефти и газа. Однако весь год прошел в рассуждениях о туманном будущем углеводородов. Все чаще звучат прогнозы о конце эпохи нефти (а потом и газа) под давлением новой климатической повестки и энергетического перехода.
«Газпром» на гребне ценовой волны. Текущая ситуация на газовом рынке Европы
Динамика газового рынка Европы - один из центральных сюжетов развития мировой энергетики. Уже начиная с лета ситуация стала выходить из-под контроля. Цены на газ в Европе побили исторические рекорды, потащив за собой котировки на уголь и даже нефть. Европейцы стали оценивать ситуацию как полноценный энергетический кризис. «Газпром» как крупнейший поставщик газа на европейские рынки оказался в центре большой дискуссии с извечными русскими вопросами: кто виноват и что делать. Уникальная ситуация на европейском газовом рынке и положение «Газпрома» детально разбираются в этом докладе.
Фискальная политика в нефтяной отрасли: выжимание последних соков или шанс на перезапуск отрасли?
Нефтяной сектор традиционно рассматривается правительством как донор федерального бюджета. Осенью 2020 года была принята целая серия репрессивных решений относительно нефтяных компаний, мотивированных необходимостью сбора дополнительных денег в бюджет. При этом бюджетная кампания осени 2021 года стала радикальным контрастом по сравнению с 2020 годом. Фокус внимания Минфина сместился на металлургическую и горнодобывающую промышленность, в то время как нефтяники получили определенную передышку. Вопрос, что будет дальше.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики