Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > «Нафтогаз» Украины признал Крым российским

«Нафтогаз» Украины признал Крым российским

Украинский «Нафтогаз» подал иск к России на 5,2 млрд долларов. В эту сумму он оценил утраченное в Крыму имущество – месторождения, буровые установки, подземные хранилища. Этот процесс очень важен для руководства «Нафтогаза». Однако украинские юристы, подавая в Гаагский суд иск к России, не учли один важный внешнеполитический момент.

«Нафтогаз» подал в Гаагский суд исковое заявление с требованием взыскать с России 5,2 млрд долларов в виде компенсации за потерю активов в Крыму. Решение суда ожидается в конце 2019-го – начале 2020 года.

Эта история длится уже не первый год. Официально «Нафтогаз» начал судебное разбирательство осенью 2016 года. Украинская компания считает, что Россия должна заплатить Украине за отобранные и национализированные активы в Крыму на основании российско-украинского межправсоглашения о поощрении и взаимной защите инвестиций.

К иску «Нафтогаза» присоединились его шесть дочерних компаний – украинская «Чорноморнафтогаз», «Укртрансгаз», «Ликво», «Укргазвыдобування», «Укртранснафта», «Газ Украины».

Буквально в марте этого года «Нафтогаз» радовался тому, что суд уже вынес решение в пользу украинской компании. Дело в том, что производство по делу было разделено на два этапа. Решение по первому вынесено в марте. Постоянная палата третейского суда в Гааге решила, что Россия нарушила это соглашение о взаимной защите инвестиций между РФ и Украиной. Глава «Нафтогаза» Андрей Коболев не скрывал своей радости и «перемоги» по этому поводу.

Между тем трибунал не присудил какой-то компенсации Украине. Это дело второго разбирательства.

За какие же активы «Нафтогаз» хочет получить от России 5,2 млрд долларов? Речь идет о Глебовском подземном хранилище, 15 месторождениях нефти и газа плюс трех перспективных участках недр в Крыму и на шельфе, 43 газораспределительных станциях, 29 различных судах и четырех плавучих буровых установках. В их числе плавучие буровые установки «Независимость» и «Петр Годованец», которые теперь имеют название «Крым-1» и «Крым-2».

Украинская генпрокуратура расследует дело о закупке этих двух буровых установок в 2011 году по завышенной вдвое цене – за 800 млн долларов вместо менее 400 млн. Однако известными эти буровые установки стали после возмущений Украины тем, что Россия переместила в 2015 году эти установки с Одесского газового месторождения ближе к Крыму, и якобы незаконно ведет добычу углеводородов.

Однако после возвращения Крыма в состав России компания «Черноморнефтегаз», которая занимается в Крыму добычей и хранением газа, стала российской, так же, как и принадлежащие ей буровые установки.

Любопытно, что в самом начале денежные претензии «Нафтогаза» к России были в десятки раз скромнее. Так, в 2015 году он оценил ущерб от прекращения работы на полуострове за 2014 год в 13,8 млрд гривен, или 590 млн долларов по среднему курсу за тот год. А стоимость утраченных активов в Крыму, по подтвержденной оценке аудиторов, составила лишь 15,7 млрд гривен, или 670 млн долларов.  

Однако аппетиты украинского «Нафтогаза» серьезно выросли. В Гаагском суде «Нафтогаз» надеется поживиться за счет России на 5,2 млрд долларов. Это в восемь раз выше аудиторской оценки активов, сделанной несколько лет назад. Причем ранее «Нафтогаз» говорил даже о желании потребовать компенсацию 8 млрд долларов – это уже с учетом неких штрафных процентов, но, видимо, понял, что даже виртуальные пени требовать еще рано.

Россия может использовать это дело в своих интересах. «Подавая такой иск «Нафтогаз», по сути, признает, что Крым никогда не будет больше украинским, что Крым навсегда ушел. То есть они пошли на сдачу Крыма, лишь бы участвовать в судебном процессе и вести бурную деятельность», – считает ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

Ирония этой и подобных историй в том, что если Украина хочет получить реальные компенсации за крымские активы, то ей придется официально признать, что Крым – это часть России, а не Украины. Потому что в соглашении «О защите инвестиций», подписанном Россией и Украиной, нарушением считается ущемление интересов украинских инвесторов на территории России. А политическая позиция Киева в том, что Крым по-прежнему является частью Украины, где Россия якобы и нарушила интересы украинских инвесторов. Но об этом в соглашении ничего не сказано. Поэтому с точки зрения права Киев бессилен без признания Крыма российским.

Впрочем, Москва признавать решения Гаагского трибунала и тем более платить Украине по его решениям не намерена. Тем более, что у Киева нет реальных возможностей взыскать эти 5,2 млрд долларов, даже если постоянный третейский суд в Гааге одобрит иск о компенсациях.

Все дело в особенностях этого суда. Он является, по сути, добровольным. Его решение важно только, если обе стороны его признают. Россия же даже заседания этого суда не посещает. Москва считает, что дело об утерянных Украиной активах из-за присоединения Крыма к России в 2014 году не попадает под юрисдикцию арбитража в городе Гааге.

С одной стороны, можно было бы заплатить Украине эти 5,2 млрд долларов в виде отступных за Крым. Для России это не такая большая сумма. Но такое возможно лишь в крайнем случае – если действительно будет официальное признание Крыма, на что Киев пока не способен. Кроме того, этот иск «Нафтогаза» далеко не единственный, и сумма отступных за Крым в реальности выше 5,2 млрд долларов.

Буквально в апреле своей победе в этом же гаагском арбитраже радовался украинский олигарх Игорь Коломойский, которому в Крыму через «Укрнафту» принадлежали в свое время 16 АЗС. Суд решил взыскать с России 44,4 млн долларов компенсации за утрату этого имущества компании «Укрнафта» в Крыму. Российский Минюст тогда планировал оспорить это решение.

Интересно, что Коломойский просто кинул крымских вкладчиков «Приватбанка», когда ушел из Крыма в 2014 году. России пришлось из своих выплатить почти 25 млрд рублей вкладчикам, которых обокрали украинские банкиры. Но это не помешало Коломойскому требовать 44,4 млн долларов за крымские АЗС, причем по завышенной в разы цене.

И таких желающих взыскать с России миллионы долларов из-за Крыма пруд пруди. Кстати, в их числе и «Приватбанк», который обокрал крымчан. Победой в этом же суде ранее хвастался «Ощадбанк», который хочет получить 1,3 млрд долларов от России. В прошлом году тот же суд в Гааге решил, что Россия должна выплатить 159 млн долларов компенсаций 18 украинским компаниям, в том числе имеющим отношение к Коломойскому.

Впрочем, шансы этих компаний заставить Россию заплатить за крымские активы без признания их российскими ничтожно малы. Единственный выход – это арест российских активов за пределами РФ, что не так-то просто сделать.

В 90-е годы такое пыталось проделать швейцарская фирма Noga, с которой Россия разорвала договор. Она подавала иски в европейские суды, пыталась арестовать российские самолеты на авиасалоне в Ле-Бурже, а в 2005 году – даже коллекцию картин из Пушкинского музея, которая находилась в Швейцарии. Некоторые суды накладывали арест на зарубежные счета ряда российских банков. Но вскоре все закончилось безоговорочной победой России, все аресты были отменены.

Даже крайне громкое дело с вынесением решения летом 2014 года в пользу экс-акционеров ЮКОСа в суде в Гааге разрешилось для России наилучшим образом. Там речь шла вообще о 50 млрд долларов – такие суммы компенсаций в Гааге еще не выписывали. Бывшие акционеры ЮКОСа выпили много крови российским юристам. Они подавали иски и в Европе, и в США в надежде арестовать имущество России. Но опять же без результата. А в 2016 году окружной суд Гааги и вовсе отменил решение международного арбитража в Гааге о выплате Россией 50 млрд долларов бывшим акционерам ЮКОСа. Решение Гаагского трибунала было отменено впервые за 20 лет.

Сам «Нафтогаз», подавая иск на 5,2 млрд долларов, прекрасно понимает, что шансы когда-либо получить их из рук Москвы фактические нулевые. «Нафтогаз» уже обжегся на этом. Сейчас он сам превратился в ту фирму Noga: бегает по Европе и подает иски в европейские в суды в надежде арестовать имущество Газпрома в ЕС. Где-то даже сначала накладывали арест, но потом его отменяли. Все это «Нафтогаз» делает в рамках решения Стокгольмского арбитража, по которому Газпром остался должен «Нафтогазу» 2,56 млрд долларов. Только это решение еще не вступило в силу, так как Газпром подал апелляцию. Апелляционный суд округа Свеа (Швеция) приостановил исполнение решения Стокгольмского арбитража, а все инициированные «Нафтогазом» аресты отменили. В любом случае у Газпрома нет в Европе активов на миллиарды долларов.

Зачем же «Нафтогаз» тратит силы и деньги на судебные издержки? Во-первых, это история прекрасно подходит для поддержания вражеского образа России. Но сейчас на первое место выходит борьба за власть внутри самой компании. Дело в том, что позиции «Нафтогаза» внутри Украины могут сильно ослабнуть – украинские власти хотят 1 января 2020 года разделить этот огромный холдинг. В частности, для управления украинской ГТС будет создана отдельная компания, а «Нафтогазу» оставят бизнес по добыче и сбыту газа. А ведь транзитный бизнес – один из самых прибыльных, который приносил 2-3 млрд долларов ежегодного дохода только за счет транзитных платежей России.

«Сейчас, по сути, решается судьба руководства «Нафтогаза». Формируется новое правительство, где появится новый министр энергетики, который решит, надо ли разделять «Нафтогаз», как давно планировали, или просто может сменить руководство компании. Чтобы удержать свое кресло, глава «Нафтогаза» старается показывать бурную деятельность. Какой он молодец, потому что ранее победил Газпром в Стокгольмском арбитраже, а сейчас победит и всю Россию в Гааге и взыщет еще больше денег – не 2,6 млрд, а 5,2 млрд долларов. Руководство «Нафтогаза» пытается показать свою эффективность, что они уже ввязались в следующий бой, а если команду поменять, то новая команда проиграет все суды и не договорится так, как надо», – рассуждает Юшков.

«Такое ощущение, что чем хуже экономическая ситуация на Украине, чем больше Киев просит помощи у европейских фондов и МВФ, тем больше желание европейцев подкормить украинцев за счет России. Логика такая: пусть лучше Россия им заплатит денег, чем украинцы будут просить эти деньги у европейцев», – заключает эксперт. 

В конце концов, все эти судебные истории Украина может использовать для манипуляций во время переговоров с Россией относительно будущей судьбы украинского транзита. Правда, здесь лучше подойдет разбирательство в Стокгольме, так как в Гааге иск подается не против Газпрома, а против российского государства. Грубо говоря, взамен на прекращение судебных претензий в Стокгольме, Киев, возможно, попытается выторговать себе большие объемы транзита после 2019 года и далее. То есть когда заработают обходные российские газопроводы.   

Автор: Ольга Самофалова 

Источник: Взгляд, 31.07.2019


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Водородная повестка в России в период экономической войны с Западом
Российский экспорт нефти: от ковидного падения спроса к санкционной войне
События на Украине радикально изменили ситуацию на рынке углеводородов. Пандемийное падение спроса кажется уже не такой большой бедой. Теперь мы столкнулись с более серьезным вызовом. Политический Запад резко усилил санкционное давление на Россию. Началось вытеснение России с рынков нефти и газа. Серьезный удар обрушился на российские нефтяные поставки. США, Канада и Великобритания ввели запрет на закупку российской нефти. Но главное поле битвы - ЕС.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2021 году и перспективы 2022 года
Ситуация на нефтегазовых рынках в 2021 году радикально изменилась. Цены на нефть пошли вверх, а газовые - так и вовсе поставили исторические рекорды. Казалось бы, такой расклад должен радовать российские нефтегазовые компании, которые сумели получить по итогам 2021 года неплохую выручку и прибыль, и российское государство, опять имеющее профицитный бюджет именно благодаря экспорту нефти и газа. Однако весь год прошел в рассуждениях о туманном будущем углеводородов. Все чаще звучат прогнозы о конце эпохи нефти (а потом и газа) под давлением новой климатической повестки и энергетического перехода.
«Газпром» на гребне ценовой волны. Текущая ситуация на газовом рынке Европы
Динамика газового рынка Европы - один из центральных сюжетов развития мировой энергетики. Уже начиная с лета ситуация стала выходить из-под контроля. Цены на газ в Европе побили исторические рекорды, потащив за собой котировки на уголь и даже нефть. Европейцы стали оценивать ситуацию как полноценный энергетический кризис. «Газпром» как крупнейший поставщик газа на европейские рынки оказался в центре большой дискуссии с извечными русскими вопросами: кто виноват и что делать. Уникальная ситуация на европейском газовом рынке и положение «Газпрома» детально разбираются в этом докладе.
Фискальная политика в нефтяной отрасли: выжимание последних соков или шанс на перезапуск отрасли?
Нефтяной сектор традиционно рассматривается правительством как донор федерального бюджета. Осенью 2020 года была принята целая серия репрессивных решений относительно нефтяных компаний, мотивированных необходимостью сбора дополнительных денег в бюджет. При этом бюджетная кампания осени 2021 года стала радикальным контрастом по сравнению с 2020 годом. Фокус внимания Минфина сместился на металлургическую и горнодобывающую промышленность, в то время как нефтяники получили определенную передышку. Вопрос, что будет дальше.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики