Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Потребность Европы в российском газе растет с каждым годом

Потребность Европы в российском газе растет с каждым годом

Добыча природного газа на территории Евросоюза неуклонно сокращается, поэтому поставки газа из России по трубопроводам стали жизненно важны для ЕС. При этом европейские чиновники и их американские коллеги постоянно твердят о диверсификации этих поставок либо трубопроводами не из России, либо поставками сжиженного природного газа. Впрочем, последний теперь поставляется и из России тоже. Свое виденье ситуации на газовом рынке ЕС аналитическому порталу RuBaltic.Ru изложил заместитель генерального директора по газовым проектам Фонда национальной энергетической безопасности Алексей ГРИВАЧ.

— Г-н Гривач, правительство Нидерландов решило приостановить добычу газа на самом крупном европейском месторождении. В каком состоянии сейчас находится добыча газа внутри ЕС?

— Возможно, Вы имеете в виду месторождение Гронинген. Это действительно крупнейшее месторождение на суше в Европе, которое в начале этого десятилетия эксплуатировалось более активно, чем предполагалось технологической схемой разработки. Кстати, это делалось в том числе для того, чтобы снизить «зависимость от российского газа».

Результат известен.

Поставки российского газа в Европу выросли на 30–40%. А правительству Нидерландов пришлось принять решение о немедленном резком ограничении добычи на Гронингене и досрочном прекращении его эксплуатации.

В целом же добыча газа в ЕС сокращается, и эта тенденция продолжится в ближайшие годы за счет не только Гронингена, но и других месторождений в различных странах.

— На сколько процентов это покрывает нужды Евросоюза?

— Доля собственной добычи уже сократилась до 25%. Для сравнения, в 2010 году она покрывала около 40% потребностей. Выводы делайте сами.

— В 2019 году российский газовый гигант «Новатэк» запустил работу завода по производству СПГ «Криогаз-Высоцк». В августе на литовский терминал в Клайпеде пришла уже вторая партия сжиженного газа из России. Как бы Вы могли оценить потенциал завода СПГ в Высоцке, на какой регион он будет ориентирован?

— СПГ-проект в Высоцке, как и другой проект на Балтике «Газпром Портовая СПГ», запланированный к вводу в конце этого года, относится к среднетоннажным. Газ будет поставляться преимущественно на рынки региона (стран Балтийского моря) и для бункеров судов. Здесь активно развивается и инфраструктура по приему СПГ.

Преимущества сжиженного природного газа для морского транспорта и грузового сухопутного транспорта фактически уникальны.

Это дает основания ожидать дальнейшего устойчивого роста спроса.

— Россия вышла на второе место после Катара по поставкам сжиженного природного газа в европейские страны. Как российским компаниям удалось опередить американских конкурентов (учитывая активность президента США в этом вопросе)?

— Во-первых, я не думаю, что это большое достижение. Поставки российского СПГ с Ямала на европейский рынок означают конкуренцию с российским же трубопроводным газом, снижение цен на рынке и уменьшение отдачи от экспорта российских энергоресурсов, в том числе для государственного бюджета.

Во-вторых, это ситуация вынужденная. Из-за замедления роста спроса в Азии и других премиальных регионах на фоне ввода новых мощностей СПГ в Австралии, США и России поставщикам пришлось больше газа отправлять в Европу. С финансовыми потерями. Но альтернатива — сокращать производство.

— США не оставляет попытки создать конкуренцию и российскому трубопроводному газу на европейском рынке. Например, альтернативой «Турецкому потоку» может стать трубопровод East Med, который будет проходить из Восточного Средиземноморья в Италию через территорию Греции. На Ваш взгляд, каковы шансы реализации данного проекта? 

— EastMed — это новый фетиш американской администрации. Его цель — оказать давление не столько на Россию, сколько на Турцию, с которой у США отношения в последнее время испортились. При этом Анкара патронирует непризнанную Республику Северного Кипра и претендует на часть ресурсов, найденных и еще неразведанных в Восточном Средиземноморье, и конечно, хотела бы, чтобы ресурсы пошли в Европу через ее территорию.

С точки зрения экономики проект пока тоже не очень складывается.

Себестоимость разработки глубоководного шельфа Израиля и Кипра весьма высока, трубопровод требует высоких затрат и соответственно высоких тарифов на транспортировку.

Кроме того, запасов не так много, и у Израиля есть другие варианты их монетизации, которые уже реализуются. Например, продажа в соседний Египет.

Что касается российских проектов, то «Турецкий поток» будет достроен до конца года. Сравнивать его и East Med несерьезно, так как это просто разные весовые категории.

— East Med, как и забытый Nabucco, призван диверсифицировать поставки из России. Почему европейские политики так упорно пытаются найти альтернативу российскому газу и есть ли она?

— Интерес европейцев понятен. Они заинтересованы в том, чтобы на рынке было как можно больше поставщиков, которые дрались бы между собой за место под солнцем.

Другое дело, что иногда этот подход теряет рыночную суть, когда привлечение новых поставщиков сопровождается попытками искусственно ограничить действующих.

Это как раз приводит и к ухудшению конкурентной среды, и к угрозам энергетической безопасности Европы.

Автор: Сергей Половинец

Источник: RuBaltic.Ru, 26.08.2019 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.
Цифровизация и ее последствия для нефтегаза: мифы и возможная реальность

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики