Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Сланцевая пирамида в США может рухнуть

Сланцевая пирамида в США может рухнуть

Американцев уличили в нефтяных приписках

Американское нефтяное чудо оказалось под угрозой: добыча сланцевой нефти разочаровала инвесторов, а самим добытчикам приходится нести огромные затраты из-за особенностей технологии. Многие ушли с рынка, обанкротились или готовятся к этому. Эксперты поясняют, что рост добычи энергоресурсов поддерживается правительством США, к тому же половина американской нефти – это не нефть, а различное жидкое топливо, как, например, аналог солярки из рапсового масла.

За последнее десятилетие США более чем удвоили добычу нефти, реализовав свою давнюю мечту – снизить зависимость от импорта энергоносителей. Большая часть роста обусловлена добычей сланцевой нефти в Пермском бассейне Западного Техаса и Нью-Мексико. Но в последнее время, как пишут американские СМИ, зародилась, как техасский торнадо, внезапная и сильная обеспокоенность судьбой сланцев.

Wall Street Journal  (WSJ) обратила внимание на серьезное противоречие в показателях отчетности компании Concho Resources, занимающейся бурением в Пермском бассейне, согласно которым, несмотря на годовой рост объема добычи нефти и природного газа более чем на 40%, предприятие сообщило о снижении доходов на 22%, а прибыли на 25% за второй квартал 2019 года. Чистый убыток в первом полугодии составил 792 млн долл. Компания также сообщила, что во втором квартале снизилось с 26 до 18 количество активных буровых установок, тогда как в начале года их было 33.

И дело не в отдельно взятой компании. Аналитики отмечают, что в целом активность по бурению новых скважин в нефтяной отрасли США продолжает угасать: согласно последнему отчету третьей по величине в мире нефтегазовой сервисной компании Baker Hughes, не только сохраняется тенденция к сокращению числа буровых установок, но и темпы спада активности опережают ожидания. Она сообщила, что в США за неделю до 30 августа общее число нефтяных буровых установок сократилось на 12, до 742 единиц, тогда как эксперты прогнозировали сокращение лишь на 5 штук, до 749. Неприятные сюрпризы были и в предыдущем отчете: тогда ожидалось снижение числа буровых на 3 штуки, до 767, а по факту их количество сократилось сразу на 16 единиц.

Во многом благодаря сланцу нефтедобыча в США достигла рекордных 11,5 млн барр. в день. Но у сланцевого бума есть и обратная сторона. Чтобы поддерживать высокие показатели, операторам надо бурить все больше скважин, но это требует колоссальных затрат.

За 10 лет сланцевой революции 40 ведущих представителей отрасли потратили почти на 200 млрд долл. больше, чем заработали, а компании растеряли почти 80% своей акционерной стоимости. 

Сланцевая отрасль столкнулась с серьезной нехваткой денег: в 2018 году Уолл-стрит вложила в отрасль вдвое меньше, чем в 2017-м. В конце 2018-го большинству компаний пришлось урезать бюджеты на миллиарды долларов из-за сокращения инвестиций. 

Мировой спрос на нефть увеличивается примерно на 1,2% в год, а производство черного золота в США, по данным аналитиков, за год прибавило почти 12% (с 10,9 до 12,4 млн барр. в сутки). В 2020-м ожидается рост еще на 7,5% – до 13,4 млн.

Это особенно критично для небольших сланцевых компаний, так как сланцевые скважины быстро истощаются и, чтобы поддерживать добычу и сохранять рентабельность, приходится постоянно бурить новые. Но на это опять нужны деньги. Сегодня выручка от продажи четверти добываемой в США сланцевой нефти идет на оплату процентов по корпоративным долгам, пишет РИА Новости.

При этом, как заявляли представители сланцевых компаний,  для запуска новых проектов котировки должны стабильно держаться в районе 60 долл.

Эксперты «НГ» объясняют, что потери инвесторов во многом амортизируются средствами госбюджета, так как увеличение добычи нефти – это во многом политический проект США.

Генеральный директор «ИнфоТЭК-Терминал» Рустам Танкаев поясняет, что добыча сланцевой нефти изначально спонсировалась американским правительством. «США давно озаботились своей энергетической независимостью от импорта, поэтому они изначально всячески поддерживали добычу сланцевой нефти. В частности, правительство США неявно, через гарантии коммерческим банкам обеспечивало льготное кредитование добывающих проектов», – говорит Танкаев.

Эксперт объясняет также, что на самом деле США не добывают никакие 11,5 млн барр. нефти в сутки. «Добыча сланцевой нефти растет там незначительно, она составляет около 5,5 млн барр. в сутки. Американцы в общую статистику засчитывают объемы производства различных жидких топлив, газойля из метана, аналогов дизельного топлива из рапсового масла, которые ничего общего с нефтью не имеют. Это направление у них развивается даже сильнее, их они производят 6 млн барр. в сутки. Одного моторного спирта в США производится 1 млн барр.», – говорит Танкаев.

«Сланцевый бизнес (точнее, бизнес по добыче нетрадиционных углеводородов, сланцы – это лишь частный случай во всей этой индустрии) изначально был рискованным, масштабно начавшись еще при ценах выше 100 долл. за баррель, и все понимали, что в случае существенного изменения конъюнктуры цен компании могут разориться, – сказал «НГ» эксперт Финансового университета и Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Станислав Митрахович. – Пик проблем пришелся на 2015 – начало 2016 года при ценах на нефть, падавших ниже 30 долл. Однако тогда в целом краха сланцевой индустрии не произошло. Да, очень многие компании теряли деньги, но снова могли брать взаймы с надеждой отыграться в будущем, поэтому добыча росла. Уже по итогам 2017 года добыча нетрадиционной нефти составила более половины от общего производства нефти в США. Сланцевиков буквально спасли обширные возможности финансовой системы США по перекредитованию компаний, а также помогли новости о начале переговоров России и Саудовской Аравии по созданию ОПЕК+. Сейчас, при ценах на уровне около 60 долл. за баррель, краха сланцев ждать не стоит. Но риски с очень высокой степенью вероятности могут настигнуть сланцевиков в случае отказа участников ОПЕК+ от этого формата кооперации и начала полноценной «мировой ценовой войны» в нефтяной сфере, то есть в случае падения цен на нефть до уровня 2015 года. В этом сценарии даже технологический прогресс и связанное с ним удешевление добычи не гарантируют сланцевикам выживания. Пока же ОПЕК+ работает, ожидать падения добычи в США не приходится, напротив – стоит ожидать дальнейшего ее роста», – говорит Митрахович.

Автор: Анатолий Комраков
 
Источник: НГ, 01.09.2019

Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.
Цифровизация и ее последствия для нефтегаза: мифы и возможная реальность

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики