Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Украина создала Газпрому новые проблемы

Украина создала Газпрому новые проблемы

«Нафтогаз» выиграл серьезное сражение в суде против России. Суд Люксембурга по иску Киева арестовал активы компании-эмитента еврооблигаций Газпрома и даже постановил привести в исполнение решение арбитража о взыскании 2,6 млрд долларов. Ранее Газпром успешно отбивался в судах от арестов своих активов. Что же произошло сейчас и к каким дальнейшим последствиям это приведет?

Суд Люксембурга привел в исполнение решение арбитража о взыскании 2,6 млрд долларов с Газпрома, сообщается в квартальном отчете российской компании. В герцогстве зарегистрирована компания-эмитент газпромовских еврооблигаций Gaz Capital. Через выпуск евробондов компания привлекает 1-2 млрд евро каждый год. Кроме того, люксембургские отделения крупных мировых банков являются кредиторами Газпрома по ряду кредитов, а значит, у российской компании имеются счета в этих банках.

Украинский «Нафтогаз» еще в феврале разослал в компанию Gaz Capital и люксембургские банки уведомление об аресте любой задолженности и активов Газпрома в Люксембурге в рамках арбитражного решения по делу о транзите в Стокгольме. Газпром ничего об этом не знал. В апреле Газпром обратился в суд Люксембурга, чтобы оспорить арест и, во-вторых, вступить в судебный процесс. В мае Газпром подал ходатайство об отмене этого решения.

Слушания по делу прошли в начале июня этого года, в результате люксембургский суд отклонил ходатайство Газпрома. Однако российская компания «прорабатывает дальнейшие шаги по защите своих интересов».

Чем же может поживиться «Нафтогаз» в Люксембурге? Активы, находящиеся под угрозой – вероятнее всего, это кредиты, денежные средства на счетах, ценные бумаги, возможно, недвижимость, отмечает младший консультант международно-правовой практики O2 Consulting Владислав Борисов.

«Судя по всему, угрозы ареста и продажи с молотка каких-то реальных физических активов, нет. Когда «Нафтогаз» подавал иски и требовал ареста доли Газпрома в компании-операторе «Северного потока – 1» или других подобных газотранспортных активов, то там была более нервная обстановка. Потому что это физически действующий актив. Хотя даже если бы суд выставил его на продажу, то единственным покупателем был бы все равно Газпром», – говорит ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

«Потенциально могут арестовать счета, если они имеются у Газпрома в этих люксембургских банках. Непонятно, насколько велик объем средств, который может находиться на этих счетах. Если у Газпрома уже есть кредиты, и он будет возвращать их банкам, то перечисления могут арестовываться и до банков не доходить. В итоге Газпром будет записывать, что отдал эти деньги банкам, а банки будут говорить, что они до них не дошли. Спорный вопрос: чьи деньги арестовываются – газпромовские или банка», – рассуждает эксперт ФНЭБ.

Что касается новых займов, то Газпром просто не будет больше брать кредиты в люксембургских банках, а найдет возможности кредитоваться в других юрисдикциях. Желающих давать в долг Газпрому много. «Никаких проблем с кредитованием у Газпрома нет. Никакие санкции против него не действуют. Все облигации, которые размещал Газпром, были очень востребованы на рынке, в этом плане все прекрасно», – говорит Юшков.

В феврале 2018 года Стокгольмский арбитраж по разбирательствам между Газпромом и «Нафтогазом» взыскал с российской стороны 4,637 млрд долларов, но с учетом обязательств украинской компании российская компания осталась должна украинской 2,56 млрд долларов.

С тех пор «Нафтогаз» вот уже два год пытается арестовать активы и имущество Газпрома в Европе. «Нафтогаз» уже подавал иски в суды Великобритании, Швейцарии и Нидерландов, где также зарегистрированы дочерние структуры Газпрома. Однако до сих пор России удавалось останавливать попытки украинцев поживиться за счет европейских активов Газпрома.

Так, в июне прошлого года Высокий суд Англии и Уэльса сначала пошел на поводу у «Нафтогаза» и принял решение об аресте активов Газпрома на своей территории. Однако уже в сентябре того же года понял свою ошибку и отменил приказ. В Великобритании зарегистрирован оператор «Северного потока – 1» – компания Nord Stream. Суд только попросил Газпром не отчуждать акции Nord Stream до окончания слушаний по делу в британском суде. А в марте этого года Высокий суд Англии и Уэльса и вовсе приостановил судебный процесс в Великобритании до окончания рассмотрения газпромовской апелляции в суде округа Свеа (Швеция) по стокгольмскому решению.

Аналогичное разочарование «Нафтогаз» ждало и в суде Швейцарии. Суд кантона Цуг в Швейцарии в январе этого года отменил свое постановление о наложении ареста на акции Газпрома в Nord Stream и Nord Stream 2. Арестовать активы здесь не удалось, так как они не были обнаружены. Стоит отметить, что в Британии ситуация иная, потому что год назад Газпром сам с разрешения Минэнерго РФ раскрыл английскому суду информацию о своих активах на территории Англии и Уэльса.

В Нидерландах судебный процесс по аналогичному иску «Нафтогаза» продолжается. В начале этого лета стало известно, что Окружной суд Амстердама арестовал принадлежащие Газпрому акции BSPC – оператора газопровода «Голубой поток», по которому идет газ в Турцию. Слушание по этому делу в Нидерландах состоится в декабре, сообщил Газпром.

«Газпром будет дальше оспаривать решение Люксембургского суда и демонстрировать, что «Нафтогаз» злоупотребляет своим положением с точки зрения подачи исков. Потому что он подал иски в разные страны на уже гораздо большую сумму денег, нежели Газпром по решению Стокгольмского арбитража ему должен. Это будет первый аргумент Газпрома», – считает Игорь Юшков.

Второй аргумент будет состоять в том, что с юридической точки зрения решение Стокгольмского арбитража нельзя считать окончательным, так как Газпром с ним не согласен и еще в марте 2018 года подал апелляцию. А в мае прошлого года Газпром подал в суд заявление о полной отмене арбитражного решения. Пока не будет принято решение по апелляции, невозможно требовать выполнения стокгольмского решения, в том числе и арестовывать газпромовские активы в Европе.

Слушания в Швеции по оспариванию решения стокгольмского арбитража по транзитному спору с «Нафтогазом» состоятся в сентябре-октябре 2020 года, сообщил в отчетности Газпром.

Наконец, юристы Газпрома будут указывать также на то, что компания уже забронировала на своих счетах 2,6 млрд долларов на самый плохой случай.

«Газпром уже зарезервировал 2,6 млрд долларов, поэтому его нельзя назвать злостным неплательщиком или уклонистом от выполнения решения. В этом плане он не отказывается от выполнения решения Стокгольмского арбитража, а ведет программу по оспариванию этого решения», – говорит Юшков. Если после рассмотрения во всех инстанциях решение Стокгольма не изменится, то у Газпрома есть деньги на оплату долга «Нафтогазу», и он их отдаст. Бегать по судам по всей Европе в попытке вернуть якобы неоплаченный долг Украине нет никакого смысла, кроме создания политической шумихи. «Поэтому даже если арестуют финансовые активы либо облигации или другие ценные бумаги Газпрома, то ничего страшного не произойдет», – заключает Юшков.

 

«Ситуация непростая, но и не безвыходная. Защищая свои интересы, Газпрому предстоит оспаривать решение Стокгольмского арбитражного суда в Шведском окружном суде, равно как и оспаривать приведение в исполнение решения национальными судами», – говорит Владислав Борисов из O2 Consulting. Шведы могут отменить решение, по его словам, по нескольким основаниям: отсутствие юрисдикции, процессуальное нарушение или неправильное применение правовой нормы.

Если Газпром выиграет по апелляции, то решение суда в Люксембурге будет дискредитировано. «Один из позитивных примеров – это отмена решения Арбитражного суда Гаагским окружным судом по делу ЮКОСа. Так что для Газпрома еще не все потеряно», – считает Борисов. Напомним, что в 2016 году Окружной суд Гааги отменил арбитражное решение о выплате Россией 50 млрд долларов бывшим акционерам ЮКОСа. Суд признал ровно то, на чем изначально настаивала РФ. 

Автор: Ольга Самофалова

Источник: Взгляд, 14.08.2019


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики