Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Северный морской путь движется к президентской цели

Северный морской путь движется к президентской цели

Россия уверенно идет к цели развития Северного морского пути как альтернативы Суэцкому каналу. Перевозки грузов по Севморпути продолжают набирать обороты, в этом году снова ожидается значительный рост. Пока он происходит в основном за счет СПГ. Помешать развитию этого проекта может ряд факторов, включая колебания цен на тот же газ. Но у России есть решения и на этот случай.

«Если в лучшие советские годы товаропоток через Северный морской путь не превышал 6,5 млн тонн, то в 2018 году мы достигли показателя 20 млн тонн», – заявил недавно заместитель генерального директора госкорпорации «Росатом», глава дирекции Северного морского пути Вячеслав Рукша в интервью журналу Восточного экономического форума. В 2029 году, по его прогнозу, будет перевезено уже 29 млн тонн (рост на 45%).

Все это стало возможно благодаря реализации в последние годы двух крупных проектов. Газпром ввел в строй «Ворота Арктики». Это единственный в мире нефтеналивной терминал в пресных водах за Полярным кругом, который загружает нефтью морские танкеры. Каждый год он отгружает до 8 млн тонн нефти. Во-вторых, на полную мощность заработает «Ямал СПГ» компании «Новатэк».

В этом году стартовала программа увеличения грузопотока по Севморпути до 80 млн тонн к 2024 году. Именно такая задача поставлена в майских суперуказах президента России Владимира Путина. За оставшиеся четыре года надо реализовать новые проекты, которые дадут дополнительно примерно 50 млн тонн грузов. И такие проекты уже имеются, главное довести их до конца. За выполнение программы роста грузопотока по Северному морскому пути отвечают «Росатом» и Минтранс.
Что же это за проекты, от реализации которых зависит выполнение одной из задач, поставленной президентом? Рукша называет три проекта, которые дадут возможность выполнить цель по перевозке по СМП 80 млн тонн в год. Это перевозка дополнительных 18 млн тонн СПГ с нового завода «Арктик СПГ–2», перевозка 20 млн тонн угля с месторождений «ВостокУголь» на Таймыре и вывоз 5 млн тонн сырой нефти из Пайяхского месторождения.

В Минприроде указывали также на перевозку 7 млн тонн нефти в год с Новопортовского месторождения в рамках добычи нефти «Газпром нефтью» на месторождениях Арктического кластера. Плюс перевозка 4 млн тонн угля компанией «Северная звезда» с Таймыра.

Шансы на реализацию у СПГ-проектов компании «Новатэк» довольно большие, считает эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. Проект «Ямал-СПГ» уже успешно реализован. В этом году после запуска четвертой очереди «Ямал-СПГ» производство СПГ может достигнуть 17,4 млн тонн. К концу 2022 года «Новатэк» планирует запустить три линии проекта «Арктик СПГ–2» мощностью 19,8 млн тонн, а к 2024 году производство двух очередей вырастет до 26,4 млн тонн. К тому же сроку планируется ввести в строй все три линии Обского СПГ на 4,8 млн тонн. В сумме получается 48 млн тонн СПГ в год. Именно столько СПГ будут перевозить по Северному морскому пути благодаря запуску СПГ-проектов «Новатэка». Это больше половины от цели в 80 млн тонн, которая предусмотрена майскими указами президента.

По прогнозу Минэкономразвития, Россия сможет удвоить свои доходы от экспорта СПГ за пять лет. В 2024 году она заработает на экспорте СПГ 11,5 млрд долларов по сравнению с 5,3 млрд долларов в 2018 году. Для сравнения: Газпром в 2024 году, по прогнозу ведомства, экспортирует трубопроводный газ на 43,6 млрд долларов. Это лишь в 3,7 раза больше. Еще совсем недавно Россия вообще не занималась СПГ, и многие не верили, что она сможет добиться в этой сфере значимого успеха.

«Сейчас можно вести речь уже о следующих проектах после уже заявленных «Арктик СПГ–2» и Обский СПГ, которые уже точно будут реализованы. Вопрос лишь в сроках. Основная проблема «Новатэка» в том, насколько быстро сможет выпускать железобетонные платформы – основания для СПГ-заводов – Центр строительства крупнотоннажных морских сооружений в Мурманской области», – считает Игорь Юшков.

Других проблем у новых СПГ-проектов «Новатэка» вряд ли возникнет. «Каждый последующий проект менее рискованный, чем предыдущий. Если в первый проект «Ямал-СПГ» еще сложно было кого-то затащить, потому что никто не знал, запустится он или нет, как он будет работать, как с Ямала будет вывозиться СПГ. То теперь желающих участвовать в подобных проектах много», – говорит эксперт. Иностранцы слетаются как на мед. Так, международный консорциум по проекту «Арктик СПГ–2» сформирован буквально за несколько месяцев в этом году. Сначала долю в нем купила компания Total, потом в проект вошли китайские CNPC и CNOOC, затем – Mitsui и JOGMEC.

«С ресурсной базой проблем нет – ее хватит еще на три-четыре таких завода. Себестоимость производства на тонну СПГ снижается, а СПГ-заводы обрастают всей необходимой инфраструктурой. Обустройство Северного морского пути идет полным ходом.

 

Например, проект «Ямал-СПГ» не предполагал пункт-перевалку, а в проекте «Арктик СПГ» уже идет речь о пункте-перевалке на Камчатке и в Мурманской области. Уже мало у кого есть сомнения по поводу строительства ледокольного флота и газовозов», – отмечает Юшков. Другой вопрос – сможет ли «Новатэк» отказаться от иностранных технологий при реализации новых проектов, внедрив в них все больше собственных технологий.

Правда, не только Россия переживает настоящий бум по вводу в строй СПГ-мощностей. Это происходит и в других странах. В США подано заявок на строительство СПГ-заводов мощностью более 100 млн тонн в год, в Австралии открываются новые СПГ-проекты, Катар тоже увеличивает мощности. «Мы уже сейчас видим переизбыток предложения СПГ на мировом рынке, и конкуренция будет усиливаться. Если цены на СПГ будут оставаться невысокими, то выиграет тот, у кого будет ниже себестоимость. Американские проекты на все 100 млн тонн в год в этом случае вряд ли запустятся», – говорит эксперт ФНЭБ.

Справится ли российский СПГ с жесткой конкуренцией? Российское государство делает все, чтобы «Новатэк» эту конкуренцию выигрывал. «Его проектам предоставляется куча налоговых льгот, государство берет на себя затраты на строительство инфраструктуры, например, на строительство терминала «Утренний» для «Арктик СПГ–2». Государство дает 103 млрд рублей на строительство терминала, и 40 млрд рублей «Новатэк» должен был вложить своих денег. Но он пролоббировал схему, при которой ему дадут на эту сумму налоговый вычет. С точки зрения инвесторов – это хорошо, это повышает рентабельность проекта», – говорит Юшков.

Следующий по вероятности реализации – проект «Газпром нефти» по добычи нефти на месторождениях Арктического кластера. Новопортовское месторождение должно обеспечить перевозку 7 млн тонн нефти в год по Севморпути. «Этот кластер уже есть, он будет развиваться», – говорит Юшков. И даже если цены на нефть упадут, добыча здесь все равно будет продолжаться. «Это не такой сложный проект с точки зрения реализации, как, например, добыча на Приразломной нефтяной платформе (это первая в мире стационарная платформа, с которой начали добывать нефть на удаленном шельфе Арктики в сложных условиях дрейфующих ледовых полей). Новопортовское месторождение находится в акватории Обской губы, и все работы можно вести с берега. Кроме того, проект уже запущен, деньги вложены. Если цена на нефть упадет, то вопрос будет в рентабельности добычи, но объемы груза по Севморпути от этого не уменьшатся», – поясняет собеседник.

А вот с реализацией проекта Пайяха, реализуемого «Нефтегазхолдингом» Худайнатова, который должен дать 5 млн тонн нефти в год для перевозки по Северному морскому пути, есть вопросы. Недавно о готовности помочь заявила компания «Роснефть» Игоря Сечина. Она хочет построить нефтепровод до побережья Таймыра, чтобы направить через Северный морской путь экспорт нефти с Ванкора. Этот проект «Роснефть» увязывает с разработкой Пайяхской группы месторождений и увеличением грузопотока по Севморпути.

«Компания Худайнатова сейчас выпрашивает льготы и говорит, что если государство не даст льготы, то вообще ничего не будет добывать – а значит, сорвутся майские указы. Но не факт, что «Роснефть» и компания Худайнатова получат тот объем льгот, который они просят, потому что не стоит под предлогом выполнения майских указов шантажировать правительство и требовать от него льготы. К тому же есть большой вопрос с загрузкой этого проекта», – считает эксперт ФНЭБ.

В целом стоимость программы развития Северного морского пути до 2024 году оценивается в 735 млрд рублей. Государство готово выделить чуть больше трети – 274 млрд рублей бюджетных средств. Остальное должны вложить «Росатом» и сами нефтегазовые и угольные компании.

В пример Рукша приводит строительство ледокольного флота. Первые три ледокола строятся полностью на средства государства, но на четвертый и пятый 70% средств предоставляет «Росатом».

Между тем 2024 годом развитие Севморпути не заканчивается. Это конец только первого этапа. Амбиции России намного шире, чем перевозка 80 млн тонн грузов. Чтобы сделать из Северного морского пути реальную альтернативу Суэцкому каналу, предстоит идти дальше. Второй этап – с 2024 по 2030 год должен быть построен самый мощный в мире атомный ледокол «Лидер», который позволит осуществлять круглогодичные перевозки грузов, в первую очередь в восточном направлении Северного морского пути. А к 2035 году планируется открыть круглогодичную навигацию по всему Севморпути, включая его восточную часть по Восточно-Сибирскому морю – самому сложному по ледовой обстановке.

Согласно оценкам экспертов KPMG, вклад Северного морского пути в ВВП России составит до 2% в год (к 2050 году), а выигрыш для бюджета – 4,4 трлн рублей от налоговых поступлений и увеличения дивидендов. Не говоря уже о развитии смежных отраслей российской экономики. 

Автор: Ольга Самофалова

Источник: Взгляд, 03.09.2019


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Цифровизация и ее последствия для нефтегаза: мифы и возможная реальность
Сервис и нефтегазовое машиностроение: надежен ли отраслевой фундамент?
Состояние сервисных компаний вызывает в отрасли особую озабоченность. От них зависит довольно большой пласт работы, и в этом плане не будет преувеличением их сравнение с фундаментом нефтегазового здания. Вопрос в том, насколько он надежен сегодня. И дело не только в западных санкциях и зависимости от иностранных технологий – хотя эта тема тоже нуждается в отдельном осмыслении. Главная интрига – это все же магистральный путь развития российского сервиса.
Санкции в отношении российского нефтегаза: давление продолжается
Арктика – советская гигантомания или прорывной проект?
Арктика на глазах обретает черты даже не просто крупного проекта, а чуть ли не национальной идеи. Страна стремительно возвращается к освоению Арктики советского масштаба. Впору говорить о настоящей «арктической мании». Она очень логично вписывается в экономическую политику правительства, все более явно делающего ставку на большие промышленные проекты. Поэтому Арктика становится едва ли не основным в списке промышленных приоритетов исполнительной власти. И реализовывать его предлагается по принципу «за ценой не постоим».
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2018 году и перспективы 2019 года

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики