Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Аппаратный СПГ-проект «Роснефти»

Аппаратный СПГ-проект «Роснефти»

Игорь Юшков – ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, старший преподаватель Финансового университета при Правительстве РФ

На восточном экономическом форуме глава «Роснефти» Игорь Сечин заявил о том, что акционеры оператора проекта «Сахалина-1» Exxon Neftegas Limited (ExxonMobil 30%), «Роснефть» (20%), японская Sodeco (30%) и индийская ONGC (20%) приняли решение о строительстве СПГ завода в Де-Кастри в Хабаровском крае. Однако не стоит воспринимать данное заявление как констатацию факта о появлении завода по сжижению газа в будущем. Скорее это новый шаг в давнем противостоянии основных игроков российского газового рынка: «Газпрома», «Роснефти» и НОВАТЭКа.

Точнее противостояния первых двух. Операторы проектов «Сахалин-1» и «Сахалина-2» (Sakhalin Energy) много лет ведут переговоры о покупке газа. Де факто переговоры между собой ведут «Роснефть» и «Газпром». В рамках «Сахалина-1» ежегодно добывается около 8 млрд. куб. м. газа. Небольшая часть (менее 1 млрд. куб. м.) продается потребителям Хабаровского края, остальной закачивается обратно в пласт для поддержания давления, что позволяет производить больше нефти.

Для компании Алексея Миллера газ «Сахалина-1» нужен в качестве ресурсной базы третьей очередь работающего на острове с 2009 г. СПГ завода. Собственные месторождений Sakhalin Energy хватит только для обеспечения производства СПГ на первых двух линиях. В 2018 г. они позволили проекту экспортировать 11,4 млн. т. сжиженного газа.

Источник: Sakhalin Energy.

В качестве ресурсной базы третьей очереди СПГ завода «Газпром» планировал использовать Киринское и Южно-Киринское месторождения. Но первое имеет небольшие запасы - 162,5 млрд куб. м. по категории С1, и промышленная добыча на нем составит около 5,5 млрд. куб. м. газа на «полке». А Южно-Киринское имеет значительно большие запасы - 814,5 млрд. куб м. по категории С1+С2 и проектную мощность добычи – 21 млрд. куб. Однако Южно-Киринское месторождение предполагалось разрабатывать с применением автономных подводных добычных блоков американских компаний Cameron, GE Subsea и FMC Technologies. Но в августе 2015 г. власти США запретили поставку подобного оборудования для Южно-Киринского месторождения. После этого для «Газпрома» вопрос закупки газа с «Сахалина-1» вновь стал актуален.

Проблема приобретения «Газпромом» газа у Exxon Neftegas ранее объяснялась исключительно экономически: компания Миллера была готова покупать сырье по внутрироссийской цене, а оператор «Сахалина-1» вроде как хотел продавать по экспортному нетбэку. Из-за этого стороны и не могли договориться. Однако в настоящее время ситуация сильно изменилась. После того, как пост главы «Роснефти» занял Игорь Сечин вопрос о покупки газа для сжижения на третьей очереди «Сахалина-2» перешел в плоскость аппаратной борьбы. Для «Роснефти» теперь не важно по какой цене «Газпром» предлагает купить сахалинский газ, газовый госконцерн воспринимается как конкурент как на рынках энергоресурсов, так и Миллер как аппаратный соперник. Поэтом «Роснефть» и выдвинула идею строительства собственного СПГ завода.

Изначально предполагалось построить новый завод неподалеку от существующего – на юге Сахалина. При этом «Роснефть» потребовала предоставить ей возможность использоваться Транссахалинский газопровод для доставки газа из района добычи «Сахалина-1» до площадки нового завода. В итоге Sakhalin Energy фактически выиграла суд против «Роснефти», так как постановление подразумевало, что оператор «Сахалина-2», являющийся собственником Транссахалинского газопровода, имеет приоритетное право использования трубы. Хотя свободные объемы «Роснефть», по решению суда действительно могла использовать. Именно после этого «Роснефть» перенесла проект «Дальневосточный СПГ» с Сахалина в Де-Кастри в Хабаровском крае.

История суда «Роснефти» и «Газпрома» за Транссахалинский газопровод обнажила огромную проблему системы управления отечественным ТЭКом: отсутствие государственной политики в энергетике. Судебный спор между двумя госкомпаниями сам по себе выглядит абсурдно. Нынешний планы «Роснефти» все-таки реализовать проект «Дальневосточного СПГ» также должны оцениваться с точки зрения государственной выгоды. Тем более госкомпания, наверняка попросит у государства преференций и льгот для данного проекта, ведь просит господдержку для реализации СПГ проектов уже стало нормой для российских компаний. А для государства монетизация газа «Сахалина-1» с помощью строительства нового СПГ завода в Хабаровском крае не самый выгодный вариант, так как затраты будут больше, чем при строительстве третьей очереди действующего СПГ завода на Сахалине. Можно предположить, что именно в этом Миллер будет убеждать Владимира Путина в ближайшее время.

Проблем «Дальневосточному СПГ» может доставить и НОВАТЭК, собственникам которого невыгоден СПГ-проект «Роснефти». Ведь он создаст дополнительное предложение на азиатском газовом рынке. Хоть СПГ с Ямала и имеет низкую себестоимость, но его нужно транспортировать по Северному морскому пути, что является существенной строкой расходов. А «Дальневосточный СПГ» будет располагаться в непосредственной близости к рынкам сбыты: Япония, Китай, Южная Корея. Кроме того, если проект «Роснефти» будет привлекать дополнительных инвесторов, то иностранные компании окажутся перед выбором: войти в новые СПГ-проекты НОВАТЭКа на Ямале и Гыдане или в «Дальневосточный СПГ». Подобная перспектива явно не понравится НОВАТЭКу.

Таким образом, говорить о то, что «Дальневосточный СПГ» точно будет реализован еще рано: и «Газпром» и НОВАТЭК скорее будут противодействовать этому. Однако и «Роснефти» есть свои козыри в рукаве: Сечин может убеждать Владимира Путина предоставить государственную помощь проекту, так как «его» СПГ будет конкурировать на азиатских рынках с американским СПГ. Главное, чтобы в итоге «Дальневосточный СПГ» не стал конкурировать с газопроводными поставками «Газпрома» на китайском рынке, а то НОВАТЭК тоже обещал не поставлять СПГ на европейский рынок, а вышло все не так…

Опубликовано: ИРТТЭК, 12.09.2019

 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции очередного года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь он не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.
Цифровизация и ее последствия для нефтегаза: мифы и возможная реальность

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики