Главная > Актуальные комментарии > Рейтинг событий месяца > Топ-лист событий 2009 года

Топ-лист событий 2009 года

Фонд национальной энергетической безопасности предлагает Вашему вниманию топ-лист 15 наиболее значимых событий в отрасли за 2009 г. и готов прокомментировать свой выбор подробнее.

  1. Украинский газовый «сериал»

    2009 г. прошел под знаком перманентных газовых переговоров с Киевом. После нового договора каждое 7 число мы вздрагивали – заплатит Украина за газ или нет. К сожалению, в 2010 г. мы вступаем с до конца не урегулированной ситуацией. Украина никак не хочет осознать, что Европа ведет борьбу с Россией как поставщиком газа, то для Киева эта борьба не имеет никакого смысла. Украина - страна транзитная: не будет поставок из России, не будет и транзита через Украину. Это касается и нефтяных вопросов. Украина сама себя лишает денег. Активно развивались в 2009 г. и «Южный поток», и «Северный». Сейчас потенциальный объем этих газопроводов позволяет Украину обойти. Но нужно ли это Украине? Газовый «сериал» не пошел на пользу ни России, поскольку это поставило под сомнение ее надежность как поставщика, ни Украине. И если Россия может найти альтернативу Украине как транзитеру, пусть и дорогую, то Украина найти альтернативу не может. А те проекты, которые Европа рассматривает по транзиту газа не через Украину, пока не идут.

  2. Успех в развитии «Северного» и «Южного потоков»

    Особенно важны два момента: во-первых, получение по «Северному потоку» экологических лицензий от скандинавских стран. Теперь можно начинать строительство подводной фазы. Второй важный момент: вхождение в проекты иностранных компаний. Кроме того, весь 2009 г. мы наблюдали конфликт «Южного потока» и «Набукко». К концу года стало ясно, что ресурсная база «Набукко» теперь поставлена под сомнение. Европейцы нашли 14 млрд кубов для своей трубы, но им нужно хотя бы 31. И этот 31 млрд кубов никак не наберется без Ирана и без Туркмении. Туркмения же показала в конце года, кто ей видится основным партнером – это Китай. И конечно, запуск газопровода в Туркмению стал скорее ударом по «Набукко», чем по России. Добыча в Иране – тоже вопрос очень сложный. И, конечно, Европа ради идеи диверсификации готова всячески подпихивать проект «Набукко», но пока он продвигается довольно тяжело. Отметим, однако, что российские проекты тоже достаточно дорогие. Дешевле всего было бы договориться с Украиной, тем более что сейчас уже очевидно, что «Южный поток» рассматривается не только как способ доставки дополнительного газа. Он уже открыто называется альтернативой украинскому транзиту.

  3. Пересмотр условий покупки среднеазиатского газа

    Россия фактически является теперь страной-транзитером, а не перепродавцом. Ничего в этом страшного нет, главное помнить, что вопрос не только в том, что Газпром будет зарабатывать не на перепродаже газа, а только на транзите. Основное - мы не получаем в бюджет доходы, потому что туркменский газ считается временно ввезенным товаром. Т.е. Россия лишилась 30-процентной экспортной пошлины. Поэтому стратегической задачей является перенаправление туркменского газа в Китай, развитие собственных Upstream-проектов. Удачный контракт и годовая передышка еще не снимают с повестки дня ключевых для отрасли вопросов.

  4. Катастрофа на СШГЭС

    К сожалению, эта авария стала закономерным итогом реструктуризации электроэнергетики. Достаточно непродуманно была проведена реформа, и ни один из ее элементов не увенчался успехом. Нет конкурентного рынка, который ведет к сокращению стоимости электроэнергии, - наоборот, мы видим ее рост. Нет крупных инвестиций, которые бы позволили нам обновить основные фонды. Следствием этого и стала катастрофа на Саяно-Шушенской станции, подход к которой оказался сугубо утилитарный. Несколько месяцев нарушались предельно допустимые нормы, в том числе по вибрации на пяти турбинах. И все равно продолжали эксплуатировать станцию: рекордный был поток воды, и рекордная была выработка электроэнергии. Потребительское отношение к советским активам - губительная философия.

  5. Принятие Закона об энергоэффективности

    Хит года, вокруг которого было много шума. Но к сожалению, очевидно, что в итоге прорывным он не стал. Его ехидно стали называть «законом о лампочках и о счетчиках». Причем, как установить эти счетчики в домах, понять нельзя. Планы были амбициозные – закон должен был бы регулировать все. Есть идея сократить в ближайшие три года удельный уровень энергопотребления. Но как это сделать, авторы закона не объяснили. Поэтому все будет происходить так, как все уже происходит в России: губернаторам спустят задание экономить электричество, и они будут вырубать рубильник. Такое уже, к сожалению, было в российских регионах. Этот простой путь может стать очень популярным.

  6. Обсуждение Закона о нефти

    Минэнерго вышло с инициативой подготовки нового закона о нефти, и никто не понял, что это такое. Любопытно, что власть весь год говорила о необходимости налаживания диалога с экспертным сообществом - и вот появился проект закона о нефти, который ни с кем не обсуждался и который продолжают готовить кулуарно. Хотя обсуждение проекта закона о нефти могло бы создать прецедент сотрудничества властных структур и экспертов.

  7. Диверсификация российских нефтяных поставок: запуск ВСТО и начало строительства БТС-2

    Наверное, диверсификация – это очень важно. Однако мы строим трубы и на Запад, и на Восток, при этом рост добычи, по итогам 2009 г., составит 1%. Возникает вопрос: зачем строить столько труб, если не растет добыча? Возможно, правильнее было бы вернуть приоритет в добычную сферу. Второй вопрос, который возникает при анализе этой ситуации: что, собственно, будет являться приоритетом для нас? Эти трубы не могут быть заполнены при существующем уровне добычи.

  8. Нефтяной контракт с Китаем

    Пример подписания нефтяного контракта с Китаем подтверждает, как сложно будет удовлетворить все существующие потребности. Россия уже взяла кредит под будущие поставки. А как мы будем сохранять наше присутствие на европейском рынке, выполняя китайский контракт и имея рост добычи в 1%? Зачем мы строим ВСТО и БТС-2, если у нас не растет производство самой нефти?

  9. Принятие в Европе «третьего энергопакета»

    Это очень важное событие, потому что Европа активно борется с монополиями и пытается либерализовать доступ к своей инфраструктуре. В России многие воспринимают это как угрозу, потому что всегда у нас были планы получить активы в европейской инфраструктуре. На самом деле, благодаря «третьему энергопакету», теперь собственник инфраструктуры – ЕС - должен ее развивать, а мы должны получить доступ к конечному потребителю. Т.е. в «третьем энергопакете» заложен плюс для России. Другое дело, что сама Европа еще с принятым пакетом не разобралась. К тому же, происходит обновление высшей бюрократии в ЕС, появится новая фигура комиссара по энергетике, возможно, с ним удастся договориться.

  10. Обнародование намерения правительства приватизировать часть госсобственности в ТЭК

    Любопытно с точки зрения определения долгосрочных тенденций, потому что у нас все говорят об огосударствлении отрасли. Но в реальности, видимо, в конечном итоге мы станем свидетелями новой волны приватизации в нефтегазе.

  11. Обсуждение будущего геофизики

    В период кризиса у нас всегда экономят на будущем. Расходы на разведочное бурение резко сократились, особенно в первом квартале. Это колоссальная проблема, потому что только начала восстанавливаться геологоразведка, но вот пошли цены вниз, и опять все порезали расходы на будущее. Печальное явление, особенно если учесть, что затраты на добычу каждого барреля в России растут и растут существенно: по результатам этого года, видимо, рост составит не менее 25%. По сути дела, экономить на будущем – это пилить под собой сук. Государство пыталось найти какие-то новые бюрократические способы, но по факту мы видим борьбу кланов за контроль над отраслью. Это не решает системных проблем.

  12. Признание Тимченко

    Весь год Тимченко, владелец Gunvor, открывал тайны: он оказался акционером НОВАТЭК, Стройтрансгаза. Последний, оказывается, распоряжается крупными месторождениями – они получили Южно-Тамбейское месторождение на Ямале. Тимченко, по итогам года, можно признать одной из наиболее крупных фигур в ТЭК. ФНЭБ давно описывал активность Тимченко, но теперь он и сам публично заявляет о своих владениях и притязаниях в отрасли. Судя по всему, под эти активы будут взяты кредиты для каких-то дальнейших покупок. Есть основания думать, что и в 2010 г. Тимченко окажется героем года, но уже не открывающим тайны, а покупающим что-то очень серьезное в российском ТЭК.

  13. Революция сланцевого газа в США

    Все в Европе стали переписывать прогнозы. И сейчас наблюдается такой экспертный «мэйнстрим»: утверждается, что в Америке резко вырастет добыча сланцевого газа, СПГ весь пойдет в Европу и российский газ окажется никому не нужным. Но это весьма лукавая трактовка. Бессмысленно отрицать те изменения, которые происходят на американском рынке. Но ведь США всегда были второй в мире добывающей газ страной. И рынок СПГ был не таким емким. К тому же, не надо забывать, что в 2008-2009 гг. Китай наконец-то стал импортером газа. И импорт газа будет серьезно развиваться. Да, есть некоторое сокращение спроса на газ из-за экономического кризиса, но это не будет вечным. Поэтому из революции на рынке сланцевого газа в Штатах не стоит пока делать выводы, что полностью изменилась картина энергетического бизнеса в мире.

  14. Запуск трех крупных добычных проектов - Увата, Толокана и Ванкура

    Это, безусловно, позитивная новость. Но месторождений в действие вводится все же значительно меньше, чем хотелось бы. Падение добычи в Западной Сибири становится все более очевидным, и даже такие, казалось бы, серьезные проекты всего лишь позволяют поддерживать добычу на прежнем уровне, но не дают существенного прироста.

  15. Открытие на Сахалине завода по производству сжиженного природного газа (СПГ)

    Первый в России завод по производству СПГ открыт в феврале 2009 г. Это хороший пример сотрудничества с нерезидентами. Важно, что Россия наконец-то появилась на рынке СПГ. Это, несомненно, прорыв года. Вообще сахалинские проекты развиваются довольно успешно, в том числе и в нефти. Поэтому динамика сахалинских проектов показывает, что перспектива в нефтегазе есть: мы можем поднимать новую территорию, мы можем успешно сотрудничать с нерезидентами.

 


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Три года под санкциями: как они повлияли на российский ТЭК?
Время летит быстро – прошли уже три года с весны 2014 года, когда Крым вернулся в состав РФ. Практически сразу против России были введены санкции, которые напрямую затронули нефтегазовый комплекс – основную отрасль российской экономики. Уже можно подвести первые итоги – как российский нефтегаз приспособился к санкционному режиму, насколько фатальными оказались его потери и как санкции повлияли на решимость иностранных компаний работать в России.
Рынок Азии: потенциал российского нефтегазового экспорта на восток
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2016 году и перспективы 2017 года
«Газпром»: Голиаф сдаваться не намерен
Противоречия между основными игроками на газовом рынке в России продолжают накапливаться – депрессия на стороне спроса и наращивание предложения независимых производителей ограничивают добычу «Газпрома» и делают конкуренцию за платежеспособных потребителей острее, создавая почву для новых интриг вокруг конфигурации отрасли. На внешних рынках, напротив, складывается позитивная ситуация. Восточное направление также не остается без внимания.
Налоговая политика в отношении нефтегаза в период бюджетного дефицита
Отношения Минфина и отрасли в эпоху «нефти по 100» складывались на основе «ножниц Кудрина» - доходы свыше отметки в 60 долларов за баррель просто срезались в пользу федерального бюджета. Но это позволяло нефтяным компаниям сравнительно спокойно относиться к падению цен на нефть и даже получать выгоду, как бы парадоксально это не звучало. Ведь обвал нефтяных цен традиционно сопровождается падением курса рубля, что выгодно экспортерам. Однако радоваться ТЭКу не пришлось. Столкнушвись с бюджетным дефицитом, Минфин все равно обратил свои взоры на отрасль, придумав для нее новые налоговые изъятия. Министерство получило мощный аргумент в свою пользу: добыча нефти в 2016 показывает рекордный рост, и это позволяет ведомству заявлять, что финансовая ситуация не так и плоха, как о ней рассуждают нефтегазовые компании. В результате бюджетная трехлетка (2017-2019 гг.) может стать для отрасли проблемной, хотя нефтегаз, наоборот, рассчитывал на запуск новой налоговой системы на основе налогообложения прибыли.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики