Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Гости проходят через общую дверь

Гости проходят через общую дверь

Какие риски для России несет в себе сделка по приобретению активов крупнейшего игрока на рынке ресурсов

Федеральная антимонопольная служба сообщила (и об этом можно прочесть в ряде СМИ), что до конца текущего года в Закон № ФЗ-57 об иностранных инвестициях в стратегические предприятия могут быть внесены изменения. Поправки позволят, в частности, одобрить сделку двух компаний: немецкой Uniper и финляндской Fortum. Судьба отношений иностранного бизнеса решается в России? По сути дела, да. Сделка еще не состоялась, но эксперты уже спорят о ее возможных последствиях, а также о том, каким образом она может повлиять на газовый проект "Северный поток-2".

Для начала немного истории. Германская компания E.ON, один из крупнейших в Европе игроков на рынке энергетики, в 2007 году приобрела контрольный пакет акций российского ОАО "ОГК-4". В июле 2011-го последнее было переименовано в ОАО "Э.ОН Россия", а в июне 2016-го - в ПАО "Юнипро".

С 1 января 2016 года из состава E.ON был выделен концерн Uniper, которому достались "углеводородные" активы, в том числе в России. Он получил подземные газовые хранилища в Германии, Австрии и Великобритании, что сделало его нашим стратегическим партнером. Эти резервуары "Газпром" использует в периоды обострения "газовых войн" с Украиной, заранее закачивая туда такие объемы газа, которые позволяют бесперебойно снабжать европейских потребителей.

Германия активно отбивает попытки остановить "Северный поток-2" и показала себя как надежный партнер России в строительстве этого газопровода

Сама же E.ON взяла курс на развитие "чистой" энергетики в рамках проекта правительства Германии, известного как "энергетический поворот". Он предусматривает постепенный отказ от использования ископаемого углеводородного топлива и переход на возобновляемые источники энергии.

В состав "Юнипро" входят пять тепловых электростанций общей мощностью 11 235 МВт: Сургутская ГРЭС-2, Березовская ГРЭС в Красноярском крае, Шатурская ГРЭС в Подмосковье, Смоленская ГРЭС и Яйвинская ГРЭС в Пермском крае. Заметим, сама компания специализируется на производстве и продаже электро- и тепловой энергии. Почти 84% ее акций принадлежат компании Uniper.

И что важно еще. "Не просто получает от своих российских активов львиную долю прибыли, но и является акционером "Северного потока-2" (СП-2) и владельцем газовых хранилищ в Евросоюзе, - говорит известный экономист Михаил Хазин, академик Международной академии менеджмента. - Тех самых хранилищ, которые могут позволить "Газпрому" вести себя более независимо (то есть в интересах России) в вопросе о газовом транзите через Украину".

Активы Uniper несколько лет назад заинтересовали корпорацию Fortum, 52,4% капитала которой контролирует правительство Финляндии. Ее штаб-квартира расположена в финском городе Эспоо, но это - активный игрок российского рынка, крупный, авторитетный и влиятельный.

Российская компания "Фортум" входит в дивизион "Россия" корпорации Fortum. "Мы производим электрическую и тепловую энергию на восьми тепловых электростанциях, расположенных на Урале и в Западной Сибири", - так презентует себя эта организация.

"Начиная с 2017 года Fortum активно пытается поглотить Uniper, причем это поглощение на рынке расценивается исключительно как "враждебное" и "недружественное", - считает доктор экономических наук Никита Кричевский. - Fortum уже владеет 49,99% немецкой энергокомпании и хочет получить еще 20,5% акций. Уже есть договоренность о покупке такого пакета с миноритарными акционерами Uniper".

В начале октября 2019 года финская корпорация подтвердила: ею заключены соглашения о приобретении всех акций Uniper, принадлежащих инвестиционным фондам Elliott Management Corporation (Elliott) и Knight Vinke Energy Advisors Limited (Knight Vinke), а также их аффилированным лицам.

В совокупности эти акции составляют упомянутые 20,5% немецкой компании. Доля Fortum в капитале Uniper после завершения сделки может составить 70,5%, а общая сумма инвестиций, по данным финской корпорации, превысит 6,2 миллиарда евро.

"Я рад, что сегодня мы сделали этот важный шаг на пути к созданию лидера в энергетическом переходе Европы. Я убежден, что это создаст привлекательные возможности для обеих компаний и их сотрудников. Для акционеров Fortum сделка означает рост доходов", - заявил президент и главный исполнительный директор Fortum Пекка Лундмарк.

По мнению аналитика Фонда национальной энергетической безопасности, эксперта Финансового университета при правительстве РФ Игоря Юшкова, ничего существенного Россия от этой сделки не получит - просто одна иностранная компания покупает другую иностранную компанию.

"Экономических рисков здесь меньше, чем политических, - считает Игорь Юшков. - Fortum давно работает в России, это состоятельная компания, деньги у нее есть. Какого-то банкротства этой компании ожидать не стоит".

Так почему же "рядовая" сделка привлекла столько внимания экспертного сообщества и вынудила задуматься об изменении федерального законодательства?

Федеральный закон не позволяет другим странам и иностранным госкомпаниям скупать стратегически важные активы России

"В составе российских компаний Uniper есть, в частности, магистральный водоканал на Сургутской ГРЭС-2, который в соответствии с российским законодательством относится к стратегическим активам как объект водоснабжения и очистки, - поясняет Никита Кричевский. - По Закону "О порядке осуществления иностранных инвестиций…" иностранные государства или иностранные компании с 50-процентным и более участием иностранного государства не могут владеть контрольным пакетом в российских стратегических компаниях".

Uniper является на 100 процентов негосударственным концерном и не подпадает под действие этого закона. А финской компании в данном случае мешает приобретать стратегически важные активы на территории нашей страны то, что она более чем на 50% является государственной. Вот почему роль России для проведения сделки стала очень важной, а ФАС превратилась в ключевое действующее лицо.

Сургутская ГРЭС-2 имеет статус естественной монополии. Она владеет не только станцией водоочистных сооружений, но и артезианскими скважинами. ГРЭС считается самым рентабельным активом "Юнипро". Компания Fortum подала в ФАС ходатайство на покупку доли в Uniper, но сделка "уперлась" в сургутский водоканал. Эксперты называют его вторичным активом, но по закону это - актив стратегический.

"Это попадает под ограничение 57-го закона (об иностранных инвестициях в стратегические предприятия. - прим. "РГ"), - сообщил журналистам глава ФАС Игорь Артемьев. - Нужно решить эту проблему в законодательстве с тем, чтобы, как я думаю, если доля этого вторичного актива не превышает 1% от совокупной стоимости актива, чтобы комиссия правительственная, которая работает по этому закону, могла дать временное разрешение приобрести больше контроля, отдать на аутсорсинг этот актив и затем вернуться в ту долю, которая ей полагается".

По словам главы ФАС, это "большой системный вопрос, который требует изменения закона". Однако эксперты видят риски для России в желании Fortum получить контрольный пакет Uniper. Учитывая политизацию энергетики в последние годы, их просто нельзя не учитывать. Например, Германия зарекомендовала себя на международной арене как последовательное государство.

"Именно Германия в отличие от финнов активнее всех в Европе жестко отбивает все попытки остановить "Северный поток-2". Uniper является основным лоббистом интересов "Газпрома" в Германии. Этим теперь будет заниматься финская компания?" - задается вопросом Никита Кричевский.

И действительно, Германия уже показала себя как надежный партнер России в строительстве газопровода "Северный поток-2" - того самого, который вызывает столько труднообъяснимой критики со стороны США.

"Мы видим, что под нажимом американцев государства с меньшей экономической мощью обладают и меньшим суверенитетом, поскольку они в большей степени прогибаются под давлением, - говорит Игорь Юшков. - Например, та же Дания, которая никак не может под тем же давлением американцев выдать какой-то ответ по строительству "Северного потока-2". Она не дает ни отказа, ни согласия на прокладку газопровода в своей акватории".

Припомнил эксперт и Болгарию, которая в свое время отказалась от строительства "Южного потока". По странному стечению обстоятельств это произошло после того, как страну посетила делегация американских сенаторов во главе с Джоном Маккейном.

В то же время в июле 2019 года главный исполнительный директор концерна Uniper Андреас Ширенбек встретился с министром энергетики РФ Александром Новаком. Стороны обсудили текущие вопросы двустороннего сотрудничества, в том числе ход строительства газопровода "Северный поток-2".

"В этой стране (Финляндии. - прим. "РГ") влияние "зеленых" становится все больше и больше, - указывает и еще на один нюанс Михаил Хазин. - Ну и не забудем, что "зеленые" - это видная часть либерального атлантического лобби, которое активно поддерживает любую русофобскую активность, в том числе украинскую".

О "зеленых" эксперт заговорил не просто так: Fortum позиционирует себя как ведущая компания в области экологически чистой энергетики. "Мы побуждаем потребителей и общество стать активными участниками изменений, цель которых - сделать мир более чистым", - говорится на сайте корпорации.

Означает ли это, что финны, купив немецкие активы, начнут наводить на российской земле свой порядок? То есть закрывать "углеводородные" предприятия и открывать энергетически "чистые"? Эксперты скептически относятся к такой возможности. Это ведь бизнес, и вряд ли кто-то начнет уничтожать активы, в которые вложены громадные средства. Но и гарантии, что случится наоборот, тоже нет.

По словам эксперта Финансового университета при правительстве РФ и Фонда национальной энергобезопасности Станислава Митраховича, если финны займут место Uniper в "Северном потоке-2", то проект будет дополнен еще одной страной-участником.

"Но скептики правы, есть и риски, - считает Станислав Митрахович. - Действительно, на долгосрочную перспективу Fortum будет двигаться к доминированию возобновляемой энергетики. И давить на него "зеленые" силы в Финляндии и в Европе определенно будут".

По его словам, это создает существенные риски для реализации и дальнейшей эксплуатации "СП-2". Большой бизнес зачастую идет рука об руку с большой политикой. Случаи с неопределившейся Данией или дрогнувшей Болгарией - не единичные примеры этого.

"Риск того, что финны откажутся от участия в "Северном потоке-2" под давлением США гораздо больше, чем в случае, если бы "Юнипро" владели бы немцы, - такое мнение выразил Игорь Юшков. - Нет, конечно, уверенности, что финны вот сейчас начнут "вставлять палки в колеса" и окажут какое-то влияние на "Северный поток-2". Такое необязательно, но риск того, что они поддадутся внешнему влиянию, гораздо больше, чем у немцев".

Есть и еще один принципиальный момент, который неожиданно вскрыла эта сделка. Федеральный закон можно изменить только одним способом: снять упомянутые выше ограничения для всех иностранных компаний, потому что снимать их конкретно для одной-двух компаний запрещено законодательством. Иначе возникнет риск того, что иностранные государства, учредив некие концерны и корпорации, ринутся в нашу страну, скупая стратегически важные и ценные активы.

"С моей точки зрения, это - создание крайне опасного прецедента, поскольку заведомо враждебные нашей стране силы получат и возможность влиять на нашу энергетику (например, закрывать наши угольные станции), и навязывать нам совершенно невыгодные работы по реструктуризации, и, наконец, смогут просто заблокировать и СП-2, и наш доступ к газовым хранилищам в ЕС, чем сильно ослабят нашу позицию в споре с Украиной о газовом транзите", - считает Михаил Хазин.

Иными словами, делать для единичных конкретных иностранных компаний исключение из общих правил нельзя, потому что тогда решение важных для России вопросов может переместиться из нашей страны за границу. Причем принимать эти решения формально будут даже не политики, а бизнесмены, например, члены совета директоров.

По мнению экспертов, основные правила изменять нельзя, иначе это подорвет доверие потенциальных инвесторов. А заключаются они в следующем: все инвесторы должны получать одинаково привлекательные условия и ко всем ним должны применяться одни и те же требования российского законодательства. Российским властям еще предстоит принять взвешенное решение, отвечающее интересам нашей страны.

Автор: Екатерина Некрасова

Источник: Российская газета, 29.10.2019


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики