Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Россия перестала зависеть от цен на нефть

Россия перестала зависеть от цен на нефть

Для экспорта нефти и газа 2019 год оказался не лучшим. Россия заработала на своих главных сырьевых ресурсах меньше, чем годом ранее. Доходы от экспорта нефти упали на 4%, от экспорта газа – в три раза сильнее. Несмотря на это, российская экономика не скатилась в рецессию, а российский бюджет сохранил профицит.

Доходы России от экспорта нефти за девять месяцев 2019 года снизились на 4%, свидетельствуют данные ФТС. На продаже черного золота за рубеж заработали 90,4 млрд долларов. Хотя в физическом выражении объем экспорта нефти вырос до 197,6 млн тонн – на 3,5% по сравнению с 2018-м.

Доходы от экспорта нефтепродуктов упали на 15% – до 49,9 млрд долларов при физическом снижении экспорта на 8,9%, до 104,9 млн тонн.

Доходы от экспорта газа упали еще сильнее – на 12% за девять месяцев, до 31 млрд долларов. В натуральном выражении экспорт газа тоже сократился, но не так значительно – лишь на 3,7%, до 159,7 млрд кубометров.

Почему же Россия начала зарабатывать на экспорте сырья меньше?

По нефти ситуация легко объяснима. «Мы сколько экспортировали, столько и продолжили экспортировать. Однако нефть была дешевле на протяжении всего 2019 года по сравнению с 2018-м. В прошлом году цены на нефть крутились в коридоре 70–80 долларов за баррель, а в этом целый год были на уровне 60 долларов. Поэтому ничего страшного не произошло, просто нефть стала дешевле стоить на всех рынках, что от нас не зависит», – говорит ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

Если в прошлом году среднегодовая стоимость черного золота составила 69,42 доллара за баррель, то за 11 месяцев 2019 года, как несложно посчитать, она оказалась на уровне 63,65 доллара за баррель.

Прошлый год в этом плане оказался в целом самым лучшим с 2014 года, когда нефть последний раз стоила почти 100 долларов (среднегодовая цена – 96,29 доллара за баррель). В 2015, 2016 и 2017 годах в среднем цена нефти была на уровне 40–52 долларов за баррель, ознаменовав новую эпоху низких цен. Прошлый год на этом фоне выбивается, и повторить его успехи по Brent не удалось.

Еще в начале этого лета за бочку Brent давали 65–66 долларов, но после обострения отношений Вашингтона с Пекином в конце июля цена упала до 60 долларов за баррель, а в августе и сентябре опустилась до 57–58 долларов. Стоимость нефти взлетела до 71 доллара лишь в моменте после того, как была совершена атака на нефтяные предприятия Саудовской Аравии, но вскоре вернулась в привычный диапазон ниже 60 долларов, напоминает заместитель председателя правления «Локо Банка» Андрей Люшин. Только несколько недель назад нефть начала торговаться около 63 долларов из-за надежд инвесторов, что США и Китай все же смогут договориться о мирном пакте. Поэтому дальнейшая цена нефти и, соответственно, российские доходы пока напрямую будут зависеть от ситуации с торговым конфликтом, считает он.

«Расхождение между ростом объемов экспорта нефти и снижением экспортной выручки от ее продажи могло быть усилено в этом году ситуацией с нефтепроводом «Дружба». В результате попадания в трубу некачественной нефти нефтяникам пришлось предоставлять потребителям дисконт к цене, а также отчасти возмещать уже поставленную, но забракованную нефть новыми поставками. Экспорт – это ведь все, что пересекло границу», – не исключает аналитик ГК «Финам» Алексей Калачев.

Падение по нефтепродуктам вряд ли связано с ограничением России на поставки их на Украину, введенные этим летом. «Не думаю, что Украина здесь имела решающее значение. Если мы куда-то прекращаем экспортировать, то мы перенаправляем эти объемы. Если бы украинцы стали у нас меньше закупать, а мы уменьшили добычу, тогда можно было это объяснить украинским фактором. Но от изменения направления экспорта объемы добычи не изменился, значит, мы направили эти объемы нефтепродуктов на другие рынки. Это очень гибкий рынок, поэтому, скорее всего, мы пристроили свои нефтепродукты по таким же ценам, по которым продали бы на Украину», – считает Юшков.

Что ждет рынок нефти в следующем году, сложно предугадать. «Неизвестно, какая будет цена, но все идет к тому, что если не будет войны на Ближнем Востоке, то вряд ли стоит ждать повышения нефтяной цены при всех неизменных факторах. Скорее будет такая же, как сейчас», – предполагает Юшков.

Ситуация со снижением газовых доходов немного сложнее. Три года подряд – с 2015-го по 2017-й – продажи газа Газпромом в дальнее зарубежье росли рекордными темпами, и важная причина этого – тысяча кубометров резко подешевела (с 314 долларов в 2014 году до 157 долларов в 2016 году за тысячу кубометров). Доля Газпрома в потреблении в Европе выросла с 30% в 2014 году до 37% в 2018 году. Однако уже в 2018 году европейцы снизили потребление природного газа на 3,4% по сравнению с 2017 годом. Текущий 2019 год оказался в этом плане еще хуже.

Во-первых, вслед за нефтью подешевел и российский газ. Если в 2018 году тысяча кубометров газа стоила в среднем 248 долларов, то в 2019 году – 215 долларов. Газпром продает голубое топливо по долгосрочным контрактам, где цена привязана к нефтяной корзине с лагом в шесть–девять месяцев. Это, конечно, сказалось на снижении доходов.

Однако снизились и объемы экспорта газа в Европу. В снижении спроса на российский газ виновата, во-первых, довольно теплая зима 2018/2019 годов, во-вторых, большие запасы топлива в подземных хранилищах Европы, которые оставались и после окончания отопительного сезона. «В итоге в первом квартале было большое отставание по продажам от 2018 года, во втором – поменьше, в третьем квартале наблюдается выравнивание. Мы начали догонять 2018 год по продажам», – объясняет Игорь Юшков. Решающее значение, по его мнению, имел именно этот фактор.

В третьем квартале Газпром начал снова закачивать много газа в подземные хранилища Европы. «Сейчас объемы экспорта растут за счет того, что Газпром продает топливо своим же «дочкам» в Европе, чтобы закачивать газ в подземные хранилища на полную мощность. Это подстраховка на случай остановки транзита через Украину, чтобы можно было зимой доставать газ из ПХГ и отдавать европейским потребителям по контрактам», – говорит Юшков.

Если транзит через Украину не остановится, тогда Газпром рискует пережить похожую историю – снижение экспорта в первом полугодии 2020 года из-за забитых под завязку ПХГ, не исключает Юшков. Если, конечно, зима в очередной раз окажется теплой – спрос на газ напрямую зависит от погодных условий в отопительный сезон. Впрочем, летом и осенью европейцы традиционно начнут закачку газа в ПХГ, поэтому спрос на него подрастет.

Из-за снижения стоимости СПГ (из-за ситуации на азиатском рынке) в Европу пришло много сжиженного природного газа, в том числе с «Ямал-СПГ».

«Как раз экспорт российского СПГ в этом году растет более чем в полтора раза как в объемном, так и в денежном выражении. И на том же европейском рынке СПГ российские поставки занимают важную долю», – замечает Калачев. По данным ФТС за девять месяцев, доходы от экспорта российского СПГ за год выросли с 4,1 млрд долларов в 2018-м до 6,3 млрд долларов в 2019 году. Тем самым российский СПГ создает на европейском рынке конкуренцию российскому трубопроводному газу.

 

Несмотря на снижение экспортной выручки, бюджет России удалось сохранить профицитным: при уменьшении общего объема доходов на 204,7 млрд рублей и росте расходов на 195,8 млрд рублей профицит бюджета составит 1,4 трлн рублей, или 1,4% к ВВП. Это на 400 млрд рублей ниже, чем изначально рассчитывали. И причина как раз в снижении поступлений нефтегазовых доходов.

Однако ситуация в целом стабильная благодаря тому, что в России работает жесткое бюджетное правило и все нефтегазовые доходы от продажи нефти свыше 40 долларов за бочку идут не в бюджет, а пополняют Фонд национального благосостояния. Поэтому, пока черное золото не опустится ниже 40 долларов, российскому бюджету беспокоиться не о чем. Саудовская Аравия, например, похвастаться таким не может. Ей нужна более дорогая нефть для решения бюджетных проблем, поэтому саудиты и решились впервые вывести свое национальное достояние – Saudo Aramco – на IPO.

«К тому же большая часть бюджетных доходов РФ формируется не нефтегазовыми доходами, их доля растет быстрее в этом году за счет роста ставок НДС и лучшей собираемости налогов», – заключает Калачев. Как ожидается, нефтегазовые доходы в этом году снизятся на 398,5 млрд рублей, а ненефтегазовые доходы, наоборот, вырастут на 193,8 млрд рублей за счет роста поступления налогов и доходов от размещения временно свободных средств на счетах федерального бюджета.

Автор: Ольга Самофалова

Источник: Взгляд, 11.11.2019 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.
Цифровизация и ее последствия для нефтегаза: мифы и возможная реальность
Сервис и нефтегазовое машиностроение: надежен ли отраслевой фундамент?
Состояние сервисных компаний вызывает в отрасли особую озабоченность. От них зависит довольно большой пласт работы, и в этом плане не будет преувеличением их сравнение с фундаментом нефтегазового здания. Вопрос в том, насколько он надежен сегодня. И дело не только в западных санкциях и зависимости от иностранных технологий – хотя эта тема тоже нуждается в отдельном осмыслении. Главная интрига – это все же магистральный путь развития российского сервиса.
Санкции в отношении российского нефтегаза: давление продолжается
Арктика – советская гигантомания или прорывной проект?
Арктика на глазах обретает черты даже не просто крупного проекта, а чуть ли не национальной идеи. Страна стремительно возвращается к освоению Арктики советского масштаба. Впору говорить о настоящей «арктической мании». Она очень логично вписывается в экономическую политику правительства, все более явно делающего ставку на большие промышленные проекты. Поэтому Арктика становится едва ли не основным в списке промышленных приоритетов исполнительной власти. И реализовывать его предлагается по принципу «за ценой не постоим».

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики