Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > «Есть определенные риски, поэтому “Газпром” продолжает переговоры

«Есть определенные риски, поэтому “Газпром” продолжает переговоры

Константин Симонов — о предложении «Нафтогаза» принять газ в качестве оплаты

Украина готова получить $3 млрд «Газпрома» газом, хотя Киев не откажется и от денег, сообщили в «Нафтогазе». Всего Украина рассчитывает взыскать с российской компании $22 млрд. Из них $2,6 млрд — компенсация по решению Стокгольмского арбитража, которое «Газпром» продолжает оспаривать. Все эти претензии мешают заключить новый договор о транзите газа через Украину. Россия настаивает на «нулевом» варианте — отказе от взаимных требований. Что означает предложение «Нафтогаза»? Ведущий “Ъ FM” Марат Кашин обсудил ситуацию с директором Фонда национальной энергетической безопасности Константином Симоновым.

— Является ли предложение «Нафтогаза» компромиссом и стоит ли «Газпрому» согласиться на него?

— Российская сторона жестко настаивала на полном отказе от претензий. В данном случае фактически речь идет о том, что «Нафтогаз» готов взять не деньгами, а товаром. Тут сразу начинаются вопросы: а почем этот газ будет предоставляться? По тем ценам, которые предлагал «Газпром», или же они как-то по-другому будут теперь учитываться? Принципиальная позиция, которую Владимир Путин озвучивал неоднократно, заключалась в том, что Украина должна полностью отказаться от любых выплат в натуральной форме по решению Стокгольмского арбитража. Поэтому, конечно, это не совсем компромисс, но я в этом тоже вижу определенную позитивную сторону.

Почему? Потому что Украина все-таки постепенно отказывается от этой формулы Петра Порошенко, что главная заслуга новой украинской власти в том, что она больше ни одной молекулы газа из России получать или покупать не собирается. Теперь Украина все чаще говорит о том, что она готова этот газ брать в России. Сначала новый министр энергетики заявил об этом, правда, тут же начал оговариваться — только не у «Газпрома». Он прекрасно знает, что у нас законодательство запрещает трубопроводный экспорт любым компаниям, кроме «Газпрома». Теперь тоже такая интересная формула: мы готовы взять с вас штраф натурой. То есть постепенно сходит на нет упорство в вопросе покупки российского газа — это позитивный момент. Это означает, что все-таки стороны в каком-то переговорном процессе находятся, а не только роют окопы в ожидании новой газовой войны. Но говорить о том, что Украина придумала какую-то схему, которая сейчас в Москве всех устроит, и мы с радостью подпишем соглашение и спокойно пойдем готовиться к новому году, конечно, не приходится.

Мне лично казалось, что «Газпром» мог бы пойти здесь на какие-то уступки. Я просто акцентирую внимание на том, что это была как бы принципиальная позиция и президента России, и «Газпрома» — никаких штрафных санкций. Я лично считаю, что здесь не 3 млрд, но какие-то условные выплаты могли бы быть сделаны. Но тут есть масса деталей. Кстати, «Газпром» предлагал заключить договор на поставки на 25% дешевле европейских цен. Может быть, если Украина говорит о том, что готова взять газом, тогда можно считать не по российским, а по европейским ценам. Еще 25% будет примерно дисконта к этому штрафу.

В принципе, на какого-то рода уступки, если мы вообще хотим достигнуть компромисса, каждая из сторон, конечно, должна идти. Но размер этого компромисса должен быть разумным и приемлемым.

Достаточно ли того, что предложила Украина, мол, заплатите газом эти 3 млрд? Нет, не достаточно. Должна ли Россия делать какие-то шаги навстречу? Мне кажется, что да. Я, например, против того, чтобы мы сразу вступали в конфликтную фазу и переходили к сценарию «мы и без вас обойдемся». При этом очевидно совершенно, что, можно сказать, в чем-то наглые предложения украинской стороны, которые она все время формулировала — контракт на 10 лет, на 60 млрд или, как сейчас, оплата газом — в таком виде пока недостаточны.

— С другой стороны, сначала Россия предложила снизить цену, потом Украина ответила: хорошо, только газом отдайте. Может быть, это и будет формой компромисса? Если этого не случится, зайдут ли переговоры в тупик? И как будут подписывать транзитный контракт?

— Я думаю, что переговоры будут продолжаться вплоть до 25 декабря. До этого времени будет происходить обмен возможными компромиссными вариантами, но полноценно все это начнут обсуждать как раз в последнюю декаду декабря. Я не исключаю, что с нового года там определенные сложности уже возникнут. По моим оценкам, шансы на подписание нового транзитного соглашения составляют где-то 10-15%.

При этом ситуация 2020 года будет сильно отличаться от ситуации 2009-го — и работа «Северного потока-1», и «Турецкий поток» в две нитки подготовлен, подземные хранилища в Европе заполнены газом. То есть все в большей степени в нашу пользу. Но, конечно, есть и определенные риски, и поэтому «Газпром» все-таки продолжает эти переговоры.

Автор: Марат Кашин

Источник: Коммерсантъ FM, 25.11.2019


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Водородная повестка в России в период экономической войны с Западом
Российский экспорт нефти: от ковидного падения спроса к санкционной войне
События на Украине радикально изменили ситуацию на рынке углеводородов. Пандемийное падение спроса кажется уже не такой большой бедой. Теперь мы столкнулись с более серьезным вызовом. Политический Запад резко усилил санкционное давление на Россию. Началось вытеснение России с рынков нефти и газа. Серьезный удар обрушился на российские нефтяные поставки. США, Канада и Великобритания ввели запрет на закупку российской нефти. Но главное поле битвы - ЕС.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2021 году и перспективы 2022 года
Ситуация на нефтегазовых рынках в 2021 году радикально изменилась. Цены на нефть пошли вверх, а газовые - так и вовсе поставили исторические рекорды. Казалось бы, такой расклад должен радовать российские нефтегазовые компании, которые сумели получить по итогам 2021 года неплохую выручку и прибыль, и российское государство, опять имеющее профицитный бюджет именно благодаря экспорту нефти и газа. Однако весь год прошел в рассуждениях о туманном будущем углеводородов. Все чаще звучат прогнозы о конце эпохи нефти (а потом и газа) под давлением новой климатической повестки и энергетического перехода.
«Газпром» на гребне ценовой волны. Текущая ситуация на газовом рынке Европы
Динамика газового рынка Европы - один из центральных сюжетов развития мировой энергетики. Уже начиная с лета ситуация стала выходить из-под контроля. Цены на газ в Европе побили исторические рекорды, потащив за собой котировки на уголь и даже нефть. Европейцы стали оценивать ситуацию как полноценный энергетический кризис. «Газпром» как крупнейший поставщик газа на европейские рынки оказался в центре большой дискуссии с извечными русскими вопросами: кто виноват и что делать. Уникальная ситуация на европейском газовом рынке и положение «Газпрома» детально разбираются в этом докладе.
Фискальная политика в нефтяной отрасли: выжимание последних соков или шанс на перезапуск отрасли?
Нефтяной сектор традиционно рассматривается правительством как донор федерального бюджета. Осенью 2020 года была принята целая серия репрессивных решений относительно нефтяных компаний, мотивированных необходимостью сбора дополнительных денег в бюджет. При этом бюджетная кампания осени 2021 года стала радикальным контрастом по сравнению с 2020 годом. Фокус внимания Минфина сместился на металлургическую и горнодобывающую промышленность, в то время как нефтяники получили определенную передышку. Вопрос, что будет дальше.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики