Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Украина пытается вырвать у «Газпрома» $ 3 миллиарда и новый контракт

Украина пытается вырвать у «Газпрома» $ 3 миллиарда и новый контракт

Переговоры о транзите топлива в Европу подошли к «красной черте»

19 декабря в Берлине прошли российско-украинские переговоры по транзиту газа в Евросоюз. Время от времени к переговорам подключались представители Еврокомиссии. СМИ сообщают, что итогом встречи стал некий «детальный протокол». 20 декабря переговоры продолжатся уже в Минске. Общий настрой — позитивный.

Но далеко не факт, что контракт на поставку газа в Европу до конца года будет подписан. Много раз уже было, что все срывалось в последний момент. Тем более что буквально накануне украинская заявляла: вероятность подписания нового контракта по транзиту стремится к нулю. Об этом, как сообщает РИА «Новости», сказал в ходе дискуссии на тему выделения оператора газотранспортной системы из «Нафтогаза» глава украинского концерна Андрей Коболев.

«Надеюсь, что контракт новый будет подписан, но уже сейчас можно говорить, что вероятность подписания до 1 января очень маленькая, но надеемся на лучшее», — сказал он, добавив, что с каждой минутой эта вероятность «приближается к нулю».

С другой стороны, несколько дней назад исполнительный директор украинской компании Юрий Витренко по итогам очередного раунда переговоров в Вене заявил о том, что ситуация сдвинулась с мертвой точки, что «есть предварительные договоренности». По его словам, конечный вариант контракта еще не разработан, однако сторонам явно удалось сблизить позиции.

Не менее оптимистично был настроен и министр энергетики Украины Алексей Оржель.

«Я могу сказать уверенно, что с января мы получим транзит газа с учетом украинских интересов. Сначала обсуждался один год, потом три, а сейчас потенциально смотрят на больший срок», — подчеркнул он.

Как понимать такие разные позиции?

— Ну, во-первых, менеджеры «Нафтогаза» периодически меняются ролями «доброго» и «злого» полицейского, — отмечает ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

— Вот говорят о достижении каких-то предварительных договоренностей, но в реальности мы никаких прорывов не видим. Там вопрос стоит так: либо мы взаимно отказываемся от претензий и подписываем контракты на транзит и поставку газа, либо ничего не подписываем. Главная проблема в этом, вопрос о сроке действия транзитного договора — уже второй. Позиция «Нафтогаза» стандартна — они не хотят отказываться от выплат по решению Стокгольмского арбитража, поэтому никаких прорывов мы тут не видим, с мертвой точки ничего не сдвинулось, так что шансы договориться, возможно, действительно близки к нулю.

«СП»: — Ранее Коболев говорил, что если контракт не успеют подписать до конца года, то переговоры по транзиту могут перенести на весну. А чего не на лето? Кто тут вообще больше торопится, кому контракт нужнее?

— Я думаю, для «Газпрома» есть смысл подписать контракт, как раз так, чтобы можно было заниматься транзитом в первом квартале 2020-го года, потому что там как раз отопительный сезон, и для надежности снабжения Европы нужен украинский транзит. После марта, думаю «Газпрому» уже не нужно будет ничего подписывать, наоборот — контракт на транзит для него был бы обременительным. Другой вариант. Мы говорим, что прерывать транзит не собираемся, но это действует в рамках договоренностей с европейцами, и это будет работать, если Украина согласится подписать контракт с 1 января. Если этого сделано не будет, есть большие сомнения, что какие-либо объемы вообще будут транспортироваться через Украину.

«СП»: — А санкции США против «Северного потока-2» могут как-то повлиять?

— Санкции США, полагаю, на подписание договора никак не повлияют потому, что к тому моменту, как они заработают, газопровод уже будет построен. Эти санкции — способ для всех сторон сохранить лицо. С одной стороны, они введут санкции против трубы, которую долго называли «угрозой», с другой — не испортят отношений с европейцами.

«СП»: — Замглавы МИД России Александр Панкин по итогам встречи министров иностранных дел стран Организации черноморского экономического сотрудничества в Афинах заявил, что «Газпром» в любом случае выполнит свои контрактные обязательства перед европейскими потребителями. Даже если не будет контракта?

— «Газпром» действительно подготовился к негативному сценарию отсутствия транзита через Украину — закачал исторически самые большие объемы в ПХГ в самой Европе. Если не будет транзита — он будет извлекать газ оттуда и передавать клиентам, исполнив все свои контрактные обязательства. Проблема может возникнуть, если в Европе будет суровая зима, и возникнут дополнительны потребности в газе, а «Газпром» всегда себя позиционировал как абсолютно надежного поставщика. То есть, сколько ни закажи дополнительного объема — он всегда его поставит. Если не будет транзита, контрактные обязательства «Газпром» выполнит на сто процентов, а вот насчет доппоставок — большой вопрос.

«СП»: — Министр энергетики Украины Алексей Оржель еще недавно был настроен оптимистично. На сколько лет, по-вашему, будет подписан контракт — если будет?

— Министр энергетики Украины оптимистично на все смотрит. Я думаю, президент и правительство этой страны как раз готовы к компромиссам, проблема в том, что на компромиссы не готов «Нафтогаз» — они не хотят отказываться от претензий по Стокгольмскому арбитражу, а российская сторона увязывает эти вопросы. Поэтому оставить «Нафтогаз» за скобками и договариваться только с украинским правительством не получится. А Оржель тут озвучивает лишь те варианты, которые обсуждаются в рамках межправительственных переговоров, на этом уровне понимание как раз есть.

— Мне сложно комментировать разночтения в заявлениях Коболева и Витренко, — говорит эксперт по вопросам энергетики, сопредседатель «Фонда энергетических стратегий» Дмитрий Марунич.

— Могу лишь сказать, что Витренко уже два года отвечает за переговоры с Россией, он присутствовал на всех раундах переговоров, в отличие, от Коболева, которого на последних консультациях не было. Так что я в данном вопросе больше склонен доверять позиции Витренко.

То, что стороны сблизили позиции по всему кругу обсуждаемых вопросов — это очевидно. Другое дело, что, по всей видимости, прогресс достигнут в вопросе компенсации Россией трех миллиардов долларов по решению Стокгольмского арбитража. По имеющейся информации, такая компенсация будет осуществлена «Газпромом» — либо газом, либо в качестве непротивления попыткам взыскать активы «Газпрома» в Евросоюзе. Западные юристы на деньги «Нафтогаза» за последнее время уже весьма продвинулись в этом вопросе. Скорее всего, «Газпром» разместит средства на счетах одного из европейских банков, а «Нафтогаз» их попросту арестует.

Это не означает, что стороны достигнут компромисса во второй части переговорного процесса — о транзитном договоре. Неопределенной остается ставка транзита, объем и срок. Насколько мне известно, речь идет о среднесрочном договоре на 3 или чуть более лет с объемами, которые нужны «Газпрому» — порядка 30−40 млрд. кубов. «Нафтогаз» это не устраивает или же устраивает при том, что ставка транзита будет крайне высокой, что уже не устраивает «Газпром». Видимо, эта недоговоренность и позволяет Коболеву говорить о низкой вероятности подписания договора.

При этом есть информация, позволяющая говорить о том, что может быть найдено некое компромиссное решение, например, о том, что на незначительный период продлевается действующий контракт — до момента подписания нового контракта между «Газпромом» и новым оператором украинской ГТС.

«СП»: — Американские санкции против «Северного потока-2» действительно могут повлиять на заключение контракта?

— Сложно прогнозировать, ибо тут есть разночтения. В самом документе написано, что с момента подписания до момента ввода санкций должно пройти 60 суток. Однако инициатор санкций Тед Круз сейчас говорит о том, что санкции вступают в силу незамедлительно с момента подписания документа президентом США. Если угрозы американского сенатора небеспочвенны, то все это действительно может повлиять на подписание транзитного контракта.

Я не думаю, что это ускорит его. «Газпром» может дать «задний ход», и позволить развернуться кризису в Европе, который неизбежен в случае прерывания поставок. Это может быть таким «ответом Чемберлену» на американские санкции.

Логики в расчетах «Нафтогаза» на то, что введут санкции, и «Газпром» побежит подписывать контракт, я не вижу. США в любом случае угрожают «Газпрому», неважно, успеют ли они своим санкциями сместить срок ввода в эксплуатацию «Северного потока-2». Свернуть проект они не смогут, но то, что будут продолжать вставлять палки в колеса — это очевидно.

«СП»: — Каким, по-вашему, будет в итоге контракт, и кому выгоднее торопиться с его подписанием?

— Сложно сказать. Вообще-то «Нафтогазу» просто нужен контракт. Вернее, не «Нафтогазу, а Киеву — обратите внимание, не «Нафтогаз» будет его подписывать, а новый оператор ГТС. «Нафтогаз» не должен и не может его пописывать, согласно украинскому законодательству. Киеву нужен контракт прежде всего. Поэтому время тут работает скорее на «Газпром», у него шире пространство для маневра.

Автор: Дмитрий Родионов

Источник: Свободная пресса, 20.12.2019


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

«Газпром» на гребне ценовой волны. Текущая ситуация на газовом рынке Европы
Динамика газового рынка Европы - один из центральных сюжетов развития мировой энергетики. Уже начиная с лета ситуация стала выходить из-под контроля. Цены на газ в Европе побили исторические рекорды, потащив за собой котировки на уголь и даже нефть. Европейцы стали оценивать ситуацию как полноценный энергетический кризис. «Газпром» как крупнейший поставщик газа на европейские рынки оказался в центре большой дискуссии с извечными русскими вопросами: кто виноват и что делать. Уникальная ситуация на европейском газовом рынке и положение «Газпрома» детально разбираются в этом докладе.
Фискальная политика в нефтяной отрасли: выжимание последних соков или шанс на перезапуск отрасли?
Нефтяной сектор традиционно рассматривается правительством как донор федерального бюджета. Осенью 2020 года была принята целая серия репрессивных решений относительно нефтяных компаний, мотивированных необходимостью сбора дополнительных денег в бюджет. При этом бюджетная кампания осени 2021 года стала радикальным контрастом по сравнению с 2020 годом. Фокус внимания Минфина сместился на металлургическую и горнодобывающую промышленность, в то время как нефтяники получили определенную передышку. Вопрос, что будет дальше.
Новый европейский механизм трансграничного карбонового регулирования: что ждет российских поставщиков и чем ответит Россия
Арктика: территория прорыва или «белая дыра»?
Углеводородный бросок на Восток: текущие результаты и среднесрочные перспективы

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики