Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > "Зеленая повестка" Евросоюза стала религией для борьбы с неверными – эксперт

"Зеленая повестка" Евросоюза стала религией для борьбы с неверными – эксперт

С новым составом Европейской комиссии пришла и новая повестка – "зеленая сделка", или Green Deal. Как она будет сказываться на мировой энергетике, Baltnews обсудил с генеральным директором Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Константином Симоновым.

В последнем месяце 2019 года приступил к работе новый состав Еврокомиссии. Отличительной его особенностью является приоритет "зеленой повестки", или Green Deal, которая подразумевает под собой декарбонизацию – полный отказ от углеводородов и переход на возобновляемые источники энергии. Как это отразится на развитии мирового рынка энергетики, Baltnews обсудил с генеральным директором Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Константином Симоновым.

– Константин Васильевич, с первого декабря начал работу новый состав Еврокомиссии. Правда ли, что во главу угла они ставят приоритет климатической повестки, которая подразумевает, в том числе, декарбонизацию?

– Действительно, сейчас поворот в сторону "зеленой повестки" очевиден. В Брюсселе, в контексте появления нового состава Европейской комиссии уже говорят, что роль комиссара по энергетике будет абсолютно минимальна. Появился новый комиссар с зоной ответственности Green Deal, и он будет главным действующим лицом в сфере энергетики.

– Влияние "зеленой повестки" настолько сильно?

– Да, зацикленность на климатических вопросах становится очевидной в ЕС. Фактически мы имеем дело с новой религией, а религия, естественно, предполагает, что тезисы, которые она отстаивает, не требуют вообще никаких доказательств, а нуждаются просто в применении, насаждении и в борьбе с "неверными".

В этом плане разговаривать с европейцами на энергетические сюжеты становится сложновато, потому что во главу угла выдвигается вот эта самая Green Deal.

– Как, по-вашему, это может сказаться на имеющихся газовых проектах?

– Что касается газа – в этом плане он пока оказывается в наиболее благоприятном положении, потому что логика европейцев проста – "углеводороды должны умереть", но "умирать" они должны по очереди. Сначала должен уйти уголь, потом – нефть, а газ объявляется "переходным топливом". Даже сторонники агрессивной Green Deal признают, что на первом этапе спрос на газ должен вырасти.

И прежде всего в ЕС, потому что Европа должна выйти из угля, а потом – из нефти и мазута. С нового года вступает в силу решение конвенции МАРПОЛ (Международная конвенция по предотвращению загрязнения с судов – прим. Baltnews) о запрете мазута на судах Балтийского моря и европейских морей.

– Получается, что газ – это то топливо, которое пока должно будет заменять уголь и нефтепродукты?

– Да. Тем более в Европе сокращается собственное производство, поэтому для газа как раз на первом этапе этот Green Deal выглядит наоборот фактором, который спрос толкает вверх. Но стратегически это, конечно, все равно проигрышная история.

– Почему?

– Дело в том, что Россия активно предлагает европейцам заняться водородом, который может производиться из метана и "зеленой" европейской энергии. Но они категорически от этого отказываются и говорят, что это "неправильный" водород и им нужен водород "зеленый". То есть в этом плане борьба с углеводородами будет продолжаться.

– А можно ли говорить, что все европейцы однозначно поддерживают эту повестку?

– В любой агрессивно навязываемой повестке всегда есть внутреннее сопротивление и голос разума. И в Европе есть люди, которые пытаются объяснить, что этот Green Deal до добра Европу не доведет, потому что отказ от углеводородов – это очень затратная история.

Не случайно даже в Германии, которая вроде бы приняла решение об отказе от угля, нужные законопроекты так и не были приняты и идут дискуссии. Или возьмите страны Восточной Европы, которые активно добывают уголь, например Польшу.

Она отказывается принимать на себя европейские цели в области климата, мотивируя это тем, что ей нужно бороться с российским газом, и она не может одновременно отказываться от российского газа и от своего угля.

– Из стран Восточной Европы так себя ведет только Польша?

– Нет, похожая ситуация в Чехии и Словакии, где тоже есть угледобывающие регионы. Они категорически не согласны с тем, что нужно закрывать угольные предприятия, потому что просто не знают, что делать с этими людьми. Это вопросы безработицы, трудоустройства, появления депрессивных территорий, которые будут нуждаться в реабилитации и так далее.

– То есть вы считаете, что глобального перехода к жизни по стандартам Green Deal и полного отказа от углеводородов, как это прогнозируют сейчас многие западные эксперты, все же не произойдет?

– На самом деле по мере продвижения этой самой "зеленой повестки" отрезвление тоже будет происходить, поэтому я сильно сомневаюсь, что все-таки этот энергопереход, который сейчас агрессивно пиарят в том числе и в России, будет идти такими темпами.

Мне все это напоминает заседание обкома партии где-нибудь в Советском Союзе году в 1982, когда твердо были уверены, что в 2000-м году СССР будет жить при коммунизме. В итоге в 2000-м году Советский Союз уже вообще не существовал, а коммунизма как не было, так и нет. Вот здесь история может оказаться примерно такой же.

– Может ли такое навязывание "зеленой повестки" происходить, в том числе для того, чтобы климат стало легче использовать как инструмент политизации энергетической сферы в будущем?

– Это не вопрос будущего, а вопрос настоящего. Безусловно, тема климата уже привела к политизации энергетической повестки. Главная проблема Парижского соглашения и тех вещей, которые из него вытекают, заключается в том, что оно все больше превращается в инструмент нерыночной дискриминации углеводородов.

– Как это работает?

– Это самая простая схема – объявить товар опасным, вредным, и, исходя из этого, применять к нему санкции.

Идея такая – "все понимают, что это очень опасно, поэтому давайте будем предоставлять производителям углеводородов кредиты по отдельным ставкам, еще больше увеличим налоги и будем заставлять их платить за выбросы, введем плату за углерод и так далее".

То есть по большому счету речь идет о такой системной попытке дискриминировать углеводороды на совершенно нерыночных основаниях. Это действительно довольно серьезная проблема.

– Получается, что этот механизм носит больше экономический характер. А как его применяют для проведения выгодной политики?

– Политизация, конечно, тоже будет происходить. Например, я видел доклады так называемых норвежских экспертов, которые пытаются доказать, что норвежский газ с точки зрения углеродного следа более "правильный", чем российский газ. Якобы при транспортировке российского газа по старым газопроводам происходят утечки метана, а с норвежским газом таких проблем нет. И таких примеров достаточно много.

В этом плане мы очень часто видим такую "эквилибристику" и весьма творческие подходы к климатической повестке. Все это достаточно неприятно, когда мы видим, что пытаются манипулировать общественным мнением и одним товарам присвоить какие-то ужасные свойства, а другие товары объявить "правильными" и прекрасными.

– То есть, по сути, в общественном сознании сегодня происходит дискредитация не только использования, а самого производства и производителей углеводородов?

– Да, здесь дело доходит до парадоксов – производителей угля, нефти, а в ближайшем будущем и газа называют чуть ли не "производителями смерти". Сегодня формулируется повестка, что производить нефть и уголь должно быть стыдно.

А, например, марихуану сегодня производить – это прекрасно, потому что говорят, что это "позитивный" бизнес, что она якобы помогает больным. Этот бизнес растет как на дрожжах, и нам говорят, что это "правильные вещи".

– Получается, что производители углеводорода приравниваются к производителям ранее запрещенных веществ и наоборот?

– Вот именно: нефть и уголь – это как сигареты делать, то есть убийство. А марихуана – это позитивный момент.

Вот это и есть манипулирование общественным мнением – когда начинается борьба с одними товарами по выдуманным основаниям, а другие товары, наоборот, поддерживаются, хотя их польза с точки зрения общественной ценности, мягко говоря, весьма спорна.

Автор: Алиса Чирко

Источник: BaltNews.lv, 08.01.2020


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

«Газпром» на гребне ценовой волны. Текущая ситуация на газовом рынке Европы
Динамика газового рынка Европы - один из центральных сюжетов развития мировой энергетики. Уже начиная с лета ситуация стала выходить из-под контроля. Цены на газ в Европе побили исторические рекорды, потащив за собой котировки на уголь и даже нефть. Европейцы стали оценивать ситуацию как полноценный энергетический кризис. «Газпром» как крупнейший поставщик газа на европейские рынки оказался в центре большой дискуссии с извечными русскими вопросами: кто виноват и что делать. Уникальная ситуация на европейском газовом рынке и положение «Газпрома» детально разбираются в этом докладе.
Фискальная политика в нефтяной отрасли: выжимание последних соков или шанс на перезапуск отрасли?
Нефтяной сектор традиционно рассматривается правительством как донор федерального бюджета. Осенью 2020 года была принята целая серия репрессивных решений относительно нефтяных компаний, мотивированных необходимостью сбора дополнительных денег в бюджет. При этом бюджетная кампания осени 2021 года стала радикальным контрастом по сравнению с 2020 годом. Фокус внимания Минфина сместился на металлургическую и горнодобывающую промышленность, в то время как нефтяники получили определенную передышку. Вопрос, что будет дальше.
Новый европейский механизм трансграничного карбонового регулирования: что ждет российских поставщиков и чем ответит Россия
Арктика: территория прорыва или «белая дыра»?
Углеводородный бросок на Восток: текущие результаты и среднесрочные перспективы

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики