Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > «Очевидно, что вся эта интеграция совершается за счет Москвы»

«Очевидно, что вся эта интеграция совершается за счет Москвы»

Константин Симонов в эфире “Ъ FM” — о переговорах России и Белоруссии по транзиту нефти

Россия и Белоруссия пока так и не договорились о транзите нефти. Очередной раунд переговоров в Минске не привел к существенным результатам, сообщили «РИА Новости» в белорусском антимонопольном ведомстве. Диалог придется продолжить в ближайшее время. Сторонам не удается договориться о тарифах. Белорусские СМИ сообщают, что Минск даже предлагает их повысить в качестве компенсации за «грязную» нефть, которая поступала из России. Так что же мешает России и Белоруссии заключить новое соглашение? На этот вопрос ответил директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. С ним беседовал ведущий “Ъ FM” Петр Косенко.

— Мне кажется, основная причина заключается в том, что мы никак не можем определиться, что же такое для нас Белоруссия. Почему? Потому что если все-таки мы считаем, что Александр Лукашенко — наш политический партнер, тогда вроде как в нашей системе координат нужно партнерам каким-то образом помогать. Если же мы понимаем, что никакой он нам не партнер, тогда нужно отношения с Белоруссией строить по принципу «дружба дружбой, а табачок врозь», и, соответственно, исходить из наших коммерческих интересов.

— Логика процесса как раз говорит о том, что, похоже, что Москва именно по этому пути пошла.

— С одной стороны, да. Мы видим, что впервые не удалось Лукашенко еще до истечения прошлого года решить на год вперед все свои вопросы. Тема была перенесена на этот год, включая и газ. Вы знаете, что всего на два месяца продлили условия, причем действующие условия, которые скорее выгодны нам, чем Белоруссии. Напомню, что Белоруссия призывает дать ей газовую цену Смоленска, а не получать газ почти по $130. Мы видим довольно жесткие заявления, включая, скажем, заявления пресс-секретаря «Роснефти» Михаила Леонтьева о том, что закончился период «сладкой жизни» для Лукашенко, пора уже отвечать за свои обязательства.

Тем не менее, одна из проблем в отношении с Белоруссией заключается в том, что мы сами стали играть в эту тему интеграции, стали создавать единое экономическое пространство. В документе написано, что мы должны создать единый энергетический рынок. То есть, понимаете, мы, с одной стороны, играем в эту интеграцию, все время говорим, как это важно, как это значимо, подписываем кучу документов, которые, такое ощущение, что не все у нас в правительстве читают. А потом наши соседи, которые более внимательно к этому подходят, приходят к нам и говорят: так, подождите, мы же с вами экономические партнеры, у нас с вами единое экономическое пространство, вы обещали создать единое энергетическое пространство, там же это все написано. А вы теперь, какие вы нехорошие, не хотите теперь газ давать по ценам России. Значит, мы найдем чем вам ответить. Поэтому вся эта общая игра в интеграцию приводит к тому, что, на самом-то деле, мы целенаправленно Лукашенко припираем к стенке и говорим: плати. А этого не получается. Отсюда и все эти нудные, долгие переговоры.

Лукашенко не может решить ряд финансовых вопросов, которые ему нужно решить: вопрос цены на газ, вопрос с компенсацией за дихлорэтан в «Дружбе», вопрос с ускорением налогового маневра, это касается и цены на поставляемую в Белоруссию нефть, и варианта с распространением обратного акциза, который предоставляется российским НПЗ, на белорусские НПЗ. Пока все эти темы находятся в подвешенном состоянии. Поэтому он делает то, что делал всегда — показывает России, что он может нанести ей серьезный ущерб, и финансовый, и политический. Все его заявления, которые он сделал в декабре и январе, в эту логику укладываются. В политическом плане он говорит, что уйдет на Запад, в НАТО. В экономическом плане он начинает выдумывать эти истории, то с повышением тарифа, то экологическим налогом. Лукашенко всячески пытается показать, что если Россия не собирается оплачивать его счета, он будет относиться к этому предельно прагматично и найдет, что придумать.

— Тогда получается, что Москва находится в совершенно беспомощном состоянии, если Лукашенко таким образом ею крутит?

— Вроде бы и принято решение в этот раз Лукашенко до конца додавить, но, опять же, огромное количество людей говорят: но у нас же интеграция?. И мы сами эту кашу заварили, и поэтому получается, что вроде как и нужно его выдавливать, а, с другой стороны, вроде как нужно эту тему с интеграцией проводить. Потому что, если додавим его сейчас, встанет вопрос: зачем нам тогда вообще все единое экономическое пространство, зачем мы все это затевали, если даже с Белоруссией мы не можем элементарные вопросы решить? Поэтому, если бы мы честно просто признали, что все, мы в эти игры не играем и подходим прагматично к нашим соседям, может быть, нам бы проще жилось. Но мы этого психологически сделать никак не можем.

— То есть рано или поздно Москве все-таки придется хотя бы частично пойти на уступки в переговорах по транзиту?

— Совершенно очевидно, что вся эта интеграция совершается за счет Москвы. Либо мы играем в эту игру и тогда платим в той или иной форме, либо мы честно говорим, что все это слишком серьезное обременение для нас, и мы предпочитаем более понятные экономические модели, и тогда действительно мы Лукашенко говорим: «Друг, не будет у тебя газа по цене Смоленска». Потому что он же все время говорит, что вы же обещали мне единое энергетическое пространство. Надо сейчас сказать: «Не будет, друг, никакого единого энергетического пространства». Мы, условно говоря, пошутили или ошиблись, забудь про это.

Вот реалии: мы и так тебе даем газ дешевле, чем для европейских потребителей, и так ты получаешь определенные скидки, извини, вот это максимум того, что ты можешь получить. Или ему сейчас сказать: «Не будет у тебя обратного акциза для твоих заводов, потому что ты не Россия. Российские заводы их получают, потому что они российские, а у тебя белорусские заводы. Все, извини, но таковы правила игры». Но если бы мы это честно сказали, было бы гораздо проще, а мы же это ему не говорим, мы ему вроде как намекаем, но при этом все равно утверждаем, что у нас Союзное государство, конечно, интеграцию никто не отменял, и все эти документы никто не отменял. И поэтому тут тоже получается такая немножко странноватая ситуация.

Источник: Коммерсантъ FM, 13.01.2020 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Водородная повестка в России в период экономической войны с Западом
Российский экспорт нефти: от ковидного падения спроса к санкционной войне
События на Украине радикально изменили ситуацию на рынке углеводородов. Пандемийное падение спроса кажется уже не такой большой бедой. Теперь мы столкнулись с более серьезным вызовом. Политический Запад резко усилил санкционное давление на Россию. Началось вытеснение России с рынков нефти и газа. Серьезный удар обрушился на российские нефтяные поставки. США, Канада и Великобритания ввели запрет на закупку российской нефти. Но главное поле битвы - ЕС.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2021 году и перспективы 2022 года
Ситуация на нефтегазовых рынках в 2021 году радикально изменилась. Цены на нефть пошли вверх, а газовые - так и вовсе поставили исторические рекорды. Казалось бы, такой расклад должен радовать российские нефтегазовые компании, которые сумели получить по итогам 2021 года неплохую выручку и прибыль, и российское государство, опять имеющее профицитный бюджет именно благодаря экспорту нефти и газа. Однако весь год прошел в рассуждениях о туманном будущем углеводородов. Все чаще звучат прогнозы о конце эпохи нефти (а потом и газа) под давлением новой климатической повестки и энергетического перехода.
«Газпром» на гребне ценовой волны. Текущая ситуация на газовом рынке Европы
Динамика газового рынка Европы - один из центральных сюжетов развития мировой энергетики. Уже начиная с лета ситуация стала выходить из-под контроля. Цены на газ в Европе побили исторические рекорды, потащив за собой котировки на уголь и даже нефть. Европейцы стали оценивать ситуацию как полноценный энергетический кризис. «Газпром» как крупнейший поставщик газа на европейские рынки оказался в центре большой дискуссии с извечными русскими вопросами: кто виноват и что делать. Уникальная ситуация на европейском газовом рынке и положение «Газпрома» детально разбираются в этом докладе.
Фискальная политика в нефтяной отрасли: выжимание последних соков или шанс на перезапуск отрасли?
Нефтяной сектор традиционно рассматривается правительством как донор федерального бюджета. Осенью 2020 года была принята целая серия репрессивных решений относительно нефтяных компаний, мотивированных необходимостью сбора дополнительных денег в бюджет. При этом бюджетная кампания осени 2021 года стала радикальным контрастом по сравнению с 2020 годом. Фокус внимания Минфина сместился на металлургическую и горнодобывающую промышленность, в то время как нефтяники получили определенную передышку. Вопрос, что будет дальше.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики