Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > «Северный поток-2»: «Газпром» умоляет немцев спасти «трубу»

«Северный поток-2»: «Газпром» умоляет немцев спасти «трубу»

Миллер надеется, что Германия победит Европу, и поставки газа начнутся

Дочерние компании «Газпрома» Nord Stream AG и Nord stream 2 AG подали заявки в Федеральное сетевое агентство ФРГ на выведение трубопроводов «Северный поток» и «Северный поток-2» из-под действия обновленной Газовой директивы ЕС. Об этом информировал ТАСС со ссылкой на сайт регулятора.

«При рассмотрении предусмотрены консультации со странами ЕС. Процедура должна быть завершена до 23 мая 2020 года», — говорится в сообщении.

Газовая директива, регулирующая рынок газа в ЕС, была обновлена в начале прошлого года. Внесенные изменения распространяют нормы Третьего энергопакета о резервировании до 50% мощностей магистрали для прокачки газа альтернативными поставщиками на трубопроводы, которые проходят в морской экономической зоне стран Евросоюза. Российские экспортные газопроводы в тексте прямым текстом не упоминаются, однако не секрет, что принятые поправки направлены против «Северных потоков».

Законом Германии предусмотрено предоставление исключения для трубопроводов, построенных до мая 2019 года. Однако получение положительного заключения на заявку не гарантировано. По мнению заместителя директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексея Белогорьева, у Германии есть обязательства перед членами ЕС, в том числе по неиспользованию права на предоставление исключений для российских трубопроводов.

Особое беспокойство ситуация с «Северными потоками» вызывает у Польши и Украины. Ранее Польше в суде уже удалось добиться ограничения поставок по газопроводу OPAL. С большой долей вероятности претензии Варшавы коснутся и EUGAL, который является продлением «Северного потока-2».

«Как показывает практика, судебные инстанции в Европе принимают противоречивые решения, когда разбирательства касаются протянутых из России магистралей», — заявил Алексей Белогорьев ФБА «Экономика сегодня».

При этом эксперт заметил, что политический и антироссийский характер этих претензий все прекрасно понимают.

Усилия против положительного решения Федерального сетевого агентства Германии приложит и Брюссель. По информации немецкой прессы, там намерены следить за выполнение Германией Газовой директивы и новых поправок к ней.

«Как государство-член ЕС, на территории которого находится первый пункт присоединения, Германия имеет право принимать соответствующее решение после проведения консультаций со всеми государствами-членами ЕС», — заявили в Еврокомиссии.

Оценивая шансы «Северного потока-2» на исключения, юрист-международник, доцент кафедры государственно-правовых дисциплин Института государственной службы и управления РАНХиГС Кира Сазонова отметила, что многое будет зависеть от сроков запуска проекта.

— Ситуация выглядит очевидным образом — всё связано с санкциями, который в конце декабря были введены США. Работы были приостановлены и на 93% готовые мощности оказались заторможены. Если бы все было хорошо, то они бы однозначно подпадали под созданную фактически специально для «Северного потока — 2» оговорку в немецком федеральном законе об энергетическом хозяйстве. Там речь идет о том, что внешние газопроводы, которые достроены до принятия Газовой директивы, то есть до мая 2019 года, получают исключения. Соответственно, на это был сделан расчет. Сейчас он меняется, и речь идет о том, чтобы продлить еще на 1 год действие этого исключения.

Другое дело, что Германия не может это сделать в самостоятельном режиме, то есть заявить о том, что на нее не распространяются определенные параграфы Газовой доктрины. Нужно провести согласование со странами Евросоюза, и Еврокомиссия должна проголосовать «за». Шансов, что она проголосует «за» достаточно много, с учетом того, что Германия в экономическом плане остается, безусловно, главным авторитетом в ЕС.

До 23 мая 2020 годы мы не успеем завершить строительство «СП-2». Поэтому все зависит от того, когда оно будет завершено и в какой момент Газовая директива перестанет иметь значение. Сегодня никто не хочет согласно Газовой директиве передавать другой компании управление трубопроводом. Мы хотим, чтобы это был Nord stream 2. По российскому законодательству, у нас только «Газпром» и, соответственно, его дочерние предприятия имеют право на экспорт трубопроводного газа. По Газовой директиве у нас не очень хорошие прогнозы по загрузке газопровода до 50%.

Эти два основания не нравятся ни нам, ни немцам как бенефициарам. Очевидно, что сейчас германский регулятор попытается помочь нам сослаться на пункт 28b немецкого энергетического закона.

«СП»: — Если не ошибаюсь, 12-мильный отрезок «Северного потока -2», проходящий в прибрежной зоне страны, построен. Это может стать основанием для исключения?

— Газопровод еще не запущен, поэтому есть вопрос трактовки Газовой доктрины. Еврокомиссия на это будет смотреть. Каждая из сторон имеет свои интересы. Прекрасно, что интересы России и Германии совпадают, но речь будет идти о продлении еще на один год возможность предоставления исключения.

«СП»: — Давление будет сейчас оказываться со всех сторон, и заключение может быть отрицательным. Чем это чревато?

— Много будет зависеть от позиции немецких властей. Судя по последнему визиту Ангелы Меркель в Россию, они постараются не бросать проект уже в конце пути. Очевидно, что юридические проволочки не должны иметь давление на экономический базис. Газопровод есть, его осталось запустить. Срок даже в полгода уже не имеют технически значимых характеристик. Хотя европейские бюрократы будут ссылать именно на временные ограничения, правовые оговорки и так далее. Но Германия, как прагматичная страна, будет упирать на здравый смысл.

«СП»: — Но первый «Северный поток» построен уже давно и работает, тем не менее, оказался под исключениями.

— Потому что речь идет не о любых газопроводах, а именно о внешних. Россия оказалась под ударом как главный экспортёр газа в Европу.

«СП»: — Что можно будет сделать в случае отрицательного заключения?

— Продолжать общение с Еврокомиссией, потому что любые юридические заключения могут быть изменены. Право создают люди, государства. А здесь есть мощный экономический базис. Понятно, что «СП-2» запустят, вопрос во времени и политических обстоятельствах, которые будут этому сопутствовать.

Думаю, решение Еврокомиссии будет положительным.

Заместитель генерального директора по газовым проектам Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач также считает, что ответ должен быть положительный. Вместе с тем, он обратил внимание, что речь идет о двух разных компаниях — Nord Stream AG и Nord stream 2 AG — обратившихся за исключением.

— По поводу «Северного потока» нет никаких сомнений, что он должен быть исключен. Он давно построен, функционирует.

По «Северному потоку-2». Немецкий участок в территориальном море, который формально попадает под юрисдикцию Евросоюза и на основании чего пытаются распространить нормы на весь газопровод, был также проложен до определенной даты, все инвестиции сделаны. У компании есть основание запросить исключение.

Примут или нет — вопрос в значительной степени политический. Будет серьезное противодействие со стороны тех, кто лоббировал поправки, со стороны Еврокомиссии, США. Но есть и позитивные сигналы, связанные с тем, что Германия должна показать реальную приверженность проекту «Северный поток-2».

«СП»: — Какие меры может принять «Газпром» в случае отрицательного решения?

— Есть меры, связанные с судебными действиями. Изменения в Газовую директиву подрывают обязательства ЕС по договору к Энергетической хартии: ухудшают условия работы по проектам и положение инвесторов, причем задним числом, уже после принятия инвестиционных решений.

Возможны, различные решения, чтобы отстоять проект, чтобы он нормально работал на пользу инвесторов и рынка. Очевидно, что он укрепляет энергетическую безопасность ЕС, усиливает конкуренцию на рыке, а не ограничивает, как это представляют некоторые противники.

«СП»: — США своими экстерриториальными санкциями фактически наступают на суверенитет европейских стран, в том числе Германии. Как это может отразиться на позиции по исключениям?

— В законодательстве есть простор для трактовок — и нашим, и вашим. Это исключение возможно, если у немецкого руководства хватит политической воли, чтобы противостоять посягательствам на их суверенитет в сфере энергетической политики.

Автор: София Сачивко

Источник: Свободная пресса, 18.01.2020


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.
Цифровизация и ее последствия для нефтегаза: мифы и возможная реальность

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики