Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > С. Митрахович: "TANAP - хорошая возможность для сотрудничества Азербайджана и России"

С. Митрахович: "TANAP - хорошая возможность для сотрудничества Азербайджана и России"

Прошедший год запомнился активным экономическим взаимодействием Азербайджана и России, на территории нашей республики были открыты филиалы российских компаний, запущены совместные предприятия. Между тем, по утверждению зарубежных экспертов, у Баку и Москвы есть большой нереализованный потенциал транспортных, энергетических, инфраструктурных проектов. Какие именно крупные экономические проекты Москва и Баку могли бы начать реализовать в 2020 году? – об этом Vzglyad.az рассказал ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности и Финансового университета при правительстве РФ Станислав Митрахович.

- Какие масштабные совместные проекты могли бы реализовывать Азербайджан и Россия в энергетической сфере?

- Что касается перспективного сотрудничества России и Азербайджана в области энергетики возможным вариантом выступает Трансанатолийский газопровод или ТANAP, который идет из Азербайджана и Турцию и Трансадриатический газопровод, который, как известно, когда будет достроен, дотянется до Италии. Это стратегический проект для Азербайджан и Турции, важен и для Италии, по этому же газопроводу планируется поставлять газ в Болгарию и Грецию, примерно по одному миллиарду кубометров на каждую страну, а также около 10 миллиардов для Италии и шесть миллиардов кубометров для Турции. Поставки, как известно, для Турции уже реализуются.

Но в рамках ТANAP существует схема об увеличении, помимо заявленной, мощности газопровода, чтобы качать больше и в Турцию, и в Европу. Для этого, конечно, понадобятся дополнительные инфраструктурные работы и больший объем газа. Возможности Азербайджана по запасам газа конечно значительны, но месторождение Шах-Дениз 2 вряд ли сможет выдавать больше 16 миллиардов кубометров в год. Хотя у Азербайджана есть точка зрения, что добычу на этом месторождении можно увеличить, однако я думаю, что это произойдет крайне нескоро, и скорее всего в ближайшие годы Азербайджану понадобятся дополнительные объемы газа, если он захочет увеличить объемы поставок по ТАNAP более 16 млрд. кубометров в год.

И тот факт, что Азербайджан несколько лет назад вернулся к закупкам газа в России, наводит на мысль о вероятном сотрудничестве в этом направлении. Например, Россия могла использовать структуру ТANAP - структуру в которую Россия деньги не вкладывала.

А в соответствии с правилами антимонопольного регулирования Европы и в соответствии с договоренностями Азербайджана и Турции российский газ можно было бы пустить по этому газопроводу, используя инфраструктуру и мощности ТANAP, обеспечивая Европу и Турцию необходимыми объемами газа. Европа будут вынуждена российский газ в свои сети пустить, потому что это будет способствовать нормам третьего энергопакета – согласно его положением, если кто-то построит газовую трубу, то российский или какой-то другой газ может поступать туда без ограничений. В этом суть антимонопольного законодательства Европы.

Но и соответственно Азербайджан может уверенно заявлять, что все его проекты работают, пускай, не только своими силами, а в кооперации с Россией. Зато на полную мощность. Как известно – цель оправдывает средства.

Самой Турции этот проект тоже будет интересен, потому что так она увеличить свою значимость как газового хаба, и будет получать деньги за транзит газа по своей территории. В этом смысле я вижу большие перспективы в сотрудничестве Азербайджана с Россией.

- Как Россия воспринимает идею Транскаспийского газопровода, идущего из стран Средней Азии по дну Каспия через Азербайджан, Грузию, Турцию в Европу, видит ли в нем угрозу и конкуренцию своей экономической политики или допускает даже какую-то возможность сотрудничества со сторонами – участниками проекта?

- Что касается Транскаспийского газопровода, то надо понимать, что для России, что греха скрывать – это нежелательное явление. Потому что Транскаспий сможет доставлять газ из Туркмении в кавказский регион, дальше через Турцию в Европу и соответственно будет конкурировать с Россией. Впрочем та жесткость позиции, которая присутствовала у России по поводу Транскаспийского газопровода, сейчас не так ярко выражена, потому что ситуация изменилась. Сейчас почти весь туркменский газ зафрахтован китайцами и они не захотят, чтобы Туркмения наращивала поставки газа в другие регионы. Кроме того, Газпром снова договорился с Туркменией о поставках газа, что сейчас тоже занимает часть туркменского газопотока и тут уже совсем мало что для Транскаспия остается. В дальнейшем может какие-то источники газа у Туркмении появится, например в виду открытия каких-то новых месторождений, но точно не в ближайшее время.

Между тем следует признать, что те международно-правовые отношения, что были закреплены по Каспийскому морю, они действительно облегчают строительство Транскаспия, по сравнению с тем, что было пять или десять лет назад. Но присутствуют много оговорок по поводу экологических нормативов. Например, о том, что нельзя строить, если это наносит ущерб экологии, так что теоретически Россия и Иран при желании, могут заблокировать любой проект такого типа на Каспии, основываясь только на этих положениях договора. Не говоря о том, что у этих стран есть существенные военно-морские силы, которые позволяют им контролировать гигантскую акваторию Каспия.
Так что думаю, несмотря на все разговоры, которые ведутся уже два десятилетия, все решительные заявления Запада на эту тему и некоторых прикаспийских государств, это далеко не самая перспективная тема на данном этапе. В отличие от наращивания добычи нефтегазового сырья в Азербайджане или сотрудничество России и Азербайджана по ТАNAP – это гораздо более реальные проекты.

- Сотрудничество Азербайджана и России в развитии железнодорожных магистралей, в частности интеграция ветки Баку-Тбилиси-Карс и Транссиба, строительство железнодорожных путей в рамках проекта Север-Юг – какие из этих проектов обладает не просто декларируемым, но и реальным потенциалом?

- Что касается масштабных транспортных и железнодорожных проектов двух стран, думаю. об этом еще говорить рано. Разве что, если к таким проектам в регионе Кавказа, не подключится Китай. Вот эта страна готова инвестировать вне своих границ, включая строительство дорог и железнодорожных магистралей, в частности в рамках своей глобальной инициативы «Один пояс, один путь». Но не думаю, что сейчас в рамках этого проекта, Кавказ может быть ключевым звеном, хотя в целом и является приоритетным регионом в рамках проекта.

В данном случае сотрудничество между Азербайджаном и Россией в области созданий новых транспортных артерий могло бы быть очень активным и востребованным, если бы Россия начала бы строить железную дорогу в Иран. Но на самом деле риторика России по поводу ее поддержки сопротивления Ирана американским санкциям, и вообще позиции Ирана, очень сильно отличается от реального положения дел. Все-таки Иран - стратегический конкурент России на рынке углеводородов, нефти и газа, потенциальная угроза в борьбе за Европейский газовый рынок. Не думаю, что Россия желала бы фундаментального усиления роли Ирана в сфере логистических возможностей и поставок энергоносителей. То есть политическое сотрудничество – это одно, экономическая конкуренция – нечто иное. Да, есть немало общих точек пересечения позиций – Иран, например, является тактическим союзником России в Сирии, но и тут у стран имеются разногласия, может быть незаметные «издалека». Можно найти много отличий по стратегии политики в Сирии у Москвы и Тегерана.

Россия, например, в большой степени видит установления автономии для курдов в регионе, в том числе включения курдов во властные структуры страны, Иран нацелен на укреплении власти Асада в Сирии, в меньшей степени задумываясь об интересах курдов. Кстати, обратите внимание, что Иран в последнее время сделал ряд заявлений о том, что не «в восторге» от формата ОПЕК + и считает, что в этом формате Россия и Саудовская Аравия играют там координирующее роль, а Ирану мало что остается.

Что касается магистрали Баку-Тбилиси-Карс, то надо отметить, что у России имеется и уже подписан меморандум о сотрудничестве с Азербайджаном и Турцией в рамках БТД и спустя, какое-то время, мы увидим работы по совершенствование инфраструктуры, увеличение транспортных перевозок со стороны России.
 
Автор: Cамир Мурадов

Источник: Vzglyad.az, 21.01.2020

 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.
Цифровизация и ее последствия для нефтегаза: мифы и возможная реальность

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики