Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Газовые войны: Польша боится, что «Газпром» отыграет на ней украинский сценарий

Газовые войны: Польша боится, что «Газпром» отыграет на ней украинский сценарий

Почему Варшава может стать еще более зависимой от российской компании

Транзит российского газа в Европу через Польшу может прекратиться уже этой весной. Соответствующий долгосрочный контракт истекает 18 мая, но «Газпром» до сих пор не проявил желания обсуждать новый договор.

Об этом сообщает РИА Новости, подчеркивая, что в этом случае останется только два транзитных маршрута поставок российского газа в страны ЕС — Турция и Украина.

Польша, как считает эксперт Максим Рубченко, может оказаться «третьим лишним» по той причине, что после запуска «Турецкого потока» «создан переизбыток мощностей для поставок газа в Европу». Плюс слишком теплая зима, которая привела к существенному снижению расходов газа, а также забитые под завязку (из-за опасения прекращения украинского транзита) подземные хранилища. В ПХГ Евросоюза на данный момент накоплено более 78 млрд. кубометров газа.

Предложение уже превышает спрос. И это может привести к существенному снижению цены на природный газ — к лету, по прогнозу аналитиков, котировки могут обвалиться до 70 (в лучшем случае — до 100) долларов за тысячу кубометров. 

В этой ситуации, по мнению Рубченко, «Газпрому» желательно снизить поставки в Европу. Но в случае с Украиной и Турцией это невозможно, поскольку объемы транзита на этих направлениях жестко зафиксированы контрактами.

Зато прекращение прокачки газа через Польшу по трубопроводу «Ямал-Европа», как он считает, выгодно «Газпрому» во всех отношениях. Во-первых, это позволит одномоментно снизить поставки в Европу примерно на 30 млрд. кубометров (такова проектная мощность газопровода). Во-вторых, российская компания сэкономит на платежах за транзит.

Комментируя возможный вывод из эксплуатации польской «трубы», член комитета по энергетической стратегии и развитию ТЭК Торгово-промышленной палаты Рустам Танкаев отметил, что это направление всегда было проблемным.

«Единственное, что меня удивляет, что чуть-чуть рановато начали. „Северный поток — 2“ еще не пущен. Но, с другой стороны, видите, украинский транзит неожиданно оказался большим. Он больше того, что нужно России после пуска „Турецкого потока“. Поэтому, собственно, видимо белорусско-польский транзит и выводят из эксплуатации. Туда ему и дорога. Это направление ничего кроме головной боли не приносит», — сказал он.

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков, в свою очередь, считает, что вопрос о прекращении транзита через Польшу на данный момент не стоит:

— Конечно, стороны торгуются между собой по поводу условий дальнейшей поставки. И здесь важно отметить следующее: сейчас действует долгосрочный договор. Он заканчивается в этом году, и Польша как раз его продлевать не хочет.

Дело в том, что Польша фактически ничего не получает от «Газпрома» за транзит российского газа. Обусловлено это тем, что когда газопровод «Ямал-Европа» строился, по сути, все инвестиции, все деньги на него дал сам «Газпром». Польша почти ничего не заплатила.

Собственно, в обмен на это — на то, что Варшава не участвовала в финансировании — и был заключен такой договор.

То есть, они пару десятков миллионов долларов имеют, хотя было время, прокачивали чуть ли не 48 млрд. кубометров. Сейчас где-то около 32 млрд. кубов в год прокачивают. Тем не менее, Польша в отличие от Украины на «транзитных» фактически не зарабатывает. Украина за 90 млрд. кубов получала в год около трех миллиардов долларов. Сейчас, соответственно, за 60−65 млрд. кубов — около двух миллиардов будет получать.

Полякам за годовой транзит поступает 32 млн. долларов. И вот это они хотят изменить.

Они не хотят прерывать транзит. И долгосрочный договор, он тоже может быть подписан. Но на других, конечно, условиях. На нынешних условиях Польша не согласится его подписывать.

«СП»: — Что тогда?

— Здесь всего два варианта. Либо будет долгосрочный двусторонний договор на транзит. Либо — переход на общеевропейскую систему контрактования транзитных мощностей. В таком случае польские операторы ГТС обязаны будут провести аукцион, выставив на него лоты по транзиту газа. И «Газпром» просто придет и будет участвовать в аукционах.

Иначе говоря, если не будет долгосрочного контракта, который действует сейчас, то тогда будут аукционы — и все. Здесь не стоит вопрос: нет договора — нет возможности прокачки. Потому что возможность прокачки, она гарантируется европейским антимонопольным законодательством. Вы всегда сможете прийти на аукцион и купить себе лот.

Вопрос в том, какие условия поляки поставят на этих аукционах. И сколько тогда «Газпром» возьмет этих лотов, а сколько будет контрактовать на транзит.

Имеющееся соглашение с Украиной, оно как раз-таки позволяет ему довольно хорошо себя чувствовать в торгах с поляками. Потому что если бы не было транзитного договора с Украиной, вот тут-то поляки могли, действительно, очень жесткие условия выставить.

Тогда бы «Газпрому» деваться некуда было, он еле-еле закрывался бы без украинского транзита. Ну, а с учетом того, что «Северный поток — 2» будет запущен только в декабре или в первом квартире 2021 год, тут вообще были бы сложности с удовлетворением всех контрактов.

Но поляки все же рассчитывают получать деньги, поэтому хотят сохранить транзит. И, наверное, в перспективе на год-два-три «Газпром» не может отказаться от «Ямал-Европа».

«СП»: — Почему?

— Во-первых, это очень выгодный для него маршрут. Потому что «Газпром» владеет всей белорусской ГТС, которая является составляющей газопровода «Ямал-Европа», и платит сам себе за транзит. Во-вторых, полякам сложно будет выставить какие-то завышенные тарифные ставки. Можно обратиться в регуляторные органы ЕС и оспорить их. Потому что труба уже давно лежит и себестоимость прокачки там небольшая.

Для «Газпрома», повторюсь, это экономически выгодный маршрут, и он хочет им пользоваться. И отказаться от него полностью, наверное, не удастся, потому что нет пока «Северного потока — 2».

Но вот когда «Северный поток — 2» будет запущен в эксплуатацию, тогда, теоретически, от польского транзита можно было бы отказаться.

Потому что есть (по крайней мере, до 2024 года) возможность качать через Украину по 40 млрд. кубов. Плюс еще 55 млрд. кубов можно будет гнать через «Северный поток -2». Вот тогда Польшу можно исключить.

Но даже сокращение поставок в этом году, которое может быть, оно не приведет к тому, что у «Газпрома» какая-то вольготная ситуация будет с выбором маршрутов.

«СП»: — Поясните?

— «Газпром» имеет контракты по условиям «бери — или плати», поэтому даже низкие цены не заставят его отказаться, в принципе, от продажи газа в большом масштабе.

Тем более, низкие цены ударят, прежде всего, по другим производителям — по поставщикам СПГ. Вот они уйдут с европейского рынка быстрее, чем уйдет «Газпром». Потому что у российской компании вот эта возможность для «сжатия — для снижения цены, — она гораздо больше, чем у поставщиков СПГ.

Поэтому первые, кто уйдет из-за низкой цены, это поставщики СПГ. Они переориентируются на другие рынки — такая возможность у них есть.

«Газпрому» деваться некуда, он все равно будет поставлять.

Поэтому я бы не стал говорить, что на 30−40 млрд. кубометров мы сократим поставки газа в этом году. Наверное, сокращения будут, но не столь значительные, чтобы отказаться от транзита через Польшу.

«СП»: — Тогда почему сами поляки говорят, что готовы к такому исходу?

— Это лукавство. Конечно, они сейчас будут заявлять, что вообще никакого желания сотрудничать не имеют. И прекрасно проживут. Но это нормальное укрепление собственных переговорных позиций, прежде чем начать непосредственно более плотные обсуждения будущих контрактов.

Думаю, что на месяц-два-три прерывание транзита возможно, но в долгосрочной перспективе он все равно будет. Потому что, во-первых, поляки хотят получать деньги за транзит, зарабатывать на этом. Во-вторых, часть газа, который они импортируют, они импортируют благодаря «Ямал-Европа».

То есть, поляки, по сути, из двух источников благодаря этому получают газ. Они покупают в России примерно 60% газа, который потребляют. Он просто по газопроводу идет, из Белоруссии приходит в Польшу, и все, остается там.

Примерно 26% у них идет за счет СПГ-терминалов. А остальное они берут, по сути, на рынке Германии посредством взаимозачетов.

То есть, у Германии образуются излишки газа, поляки покупают его и оставляют там же, тем покупателям, которые должны были его получить по «Ямал-Европа». А сами ниже «по течению» из этой трубы забирают его.

Тем самым, они еще экономят на том, что не весь газ прокачивают по своей территории. Зарабатывают очень хорошие деньги, и это им нравится. Не будь «Ямал-Европа», они бы не смогли такие операция осуществлять.

Плюс к тому, на самом деле, есть еще поставки газа в саму Польшу, и этот контракт закончится только в 2022 году.

Получается, если не будет транзита, то газ в Польшу приходить будет. Но вот ту часть, которую они на так называемых своповых операциях делают, они не смогут осуществлять.

Поэтому де-факто остановка транзита приведет к увеличению зависимости Польши от российского газа.

Потому что сейчас они как бы на бумаге покупают его в других странах Европы (в той же Германии), но в реальности это российский газ, просто по «Северному потоку» приходит. А так им придется увеличить закупки газа у России. Или в большей степени заполнять СПГ-терминалы, что очень дорогое удовольствие. Не зря они не загружают их на полную мощность — просто дорого.

То есть, тут либо еще больше раскошелиться придется, либо увеличить зависимость. Одно экономически неприятно, другое — политически.

Поэтому я думаю, что все же стороны договорятся. Если уж с Украиной, где была куча проблем, в итоге подписали, то с поляками диалог более-менее будет нормальным.

Автор: Светлана Гомзикова

Источник: Свободная пресса, 29.01.2020


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики