Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Выдержит ли Беларусь испытание нефтяной альтернативой?

Выдержит ли Беларусь испытание нефтяной альтернативой?

Затянувшийся спор об условиях поставок нефти в Беларусь вряд ли завершится ожидаемыми уступками со стороны крупнейших российских поставщиков. Понимая это, Минск, не дожидаясь времени «Ч», — завершения к 2024 году налогового маневра – продолжает искать альтернативные источники и маршруты импорта сырья. Поиски альтернативы похвальны, но представляют ли белорусские власти цену, которую придется за это заплатить?

Россия создала профицитные мощности для нефти в европейском направлении

Парадоксально, но факт: белорусские НПЗ не имеют долгосрочных контрактов на поставку российской нефти на 2020 год, а российская нефть беспрепятственно течет в Европу по территории Беларуси.

Еще недавно подобную ситуацию было трудно представить. Свои интересы в нефтяном споре официальный Минск отстаивал всегда жестко, используя для этого и свои транзитные козыри. Почему сейчас этот козырь не сработает?

Отметим, что спорить за более выгодные условия поставки российской нефти белорусским властям приходиться не в первый раз. Было и такое, что переговоры заходили в тупик, — как это случилось, к примеру, в 2006 году. Тогда Москва требовала от Беларуси часть выручки от экспорта белорусских нефтепродуктов, выработанных из российской нефти. В результате с 1 января 2007 года Россия обложила поставки нефти в Беларусь стопроцентной пошлиной (в то время – 180 долларов за тонну). В ответ Минск с 1 января 2007 года ввел пошлины за транзит российской нефти в размере 45 долларов за тонну. Боле того, 5 января Гомельская таможня составила протокол о правонарушении на президента «Транснефти» Семена Вайнштока в связи с транзитом нефти без уплаты пошлин и вызвала его в суд. В ответ 8 января «Транснефть» остановила прокачку нефти, заявив, что с 6 января Беларусь начала незаконный отбор нефти из «Дружбы».

Но через три дня Минск вынужден был пойти на попятную. Во-первых, замаячил дефицит горючего на внутреннем рынке. Во-вторых, Минску дали понять, что он может лишиться российского рынка: РФ пригрозила ввести пошлины на белорусскую продукцию сельхозмашиностроения, тракторы, автобусы МАЗ, мясо-молочные продукты, мебель и т. д.

Что, вероятно, и заставило Лукашенко позвонить Путину. После этого телефонного разговора 10 января Беларусь отменила пошлину на транзит нефти, а «Транснефть» с 11 января в полном объеме возобновила поставки по «Дружбе». 12 января 2007 года стороны подписали соглашение об условиях поставки нефти в Беларусь, — без взимания пошлин. Точнее, нулевая пошлина была установлена только на поставки российской нефти для внутреннего потребления. А доходы от экспорта белорусских нефтепродуктов Россия стала взимать через механизм спецпошлины: в 2007 году – 70% к 30% (в пользу России), в 2008 году – 80% к 20%, в 2009 году – 85% к 15%.

Таким образом, спор был погашен. Однако этот громкий конфликт имел и другие последствия. В то время российский президент Владимир Путин лично распорядился построить нефтепровод в обход Беларуси – Балтийскую трубопроводную систему–2 (БТС-2). Теперь на границе с Беларусью у города Унеча от «Дружбы» построено ответвление — БТС-2, которая уходит в направлении российского порта Усть-Луга (Ленинградская область).

В России проект назвали «стратегическим», — он был призван обезопасить поставки российской нефти в Европу от капризов стран-транзитеров.Отметим, что первая очередь БТС мощностью около 76 млн. тонн нефти была введена в эксплуатацию еще в 2001 году и предназначалась для перекачки нефти из Тимано-Печорской и Западно-Сибирской нефтегазоносных провинций, а также из Казахстана. Линейная часть БТС-2 была построена к концу 2011 года. На старте проекта предполагалось, что мощность первой очереди БТС-2 составит 50 млн. тонн в год, а затем будет увеличена до 75 млн. тонн. Однако позже «Транснефть» скорректировала загрузку БТС-2 до 38 млн. тонн.

После ввода в строй БТС-2 у России появились профицитные транзитные мощности в европейском направлении. Это позволило российским компаниям получить важный козырь в торге с потребителями российской нефти в Европе. У российских нефтяников были непростые отношения почти со всеми европейскими покупателями нефти, поступающей по «Дружбе». Они хотели, чтобы ее цена была сопоставима с ценой нефти на альтернативных направлениях экспорта из России (экспортный netback). А российские компании настаивали на цене, сопоставимой со стоимостью нефти для европейских НПЗ из альтернативных источников (импортный netback).

В результате запуска БТС-2 российские компании получили возможность оказывать ценовое давление на европейских потребителей. Оказалось, что экспортировать нефть через порты им выгодно, поскольку в Роттердаме нефть покупают по спотовой цене, а поставки по нефтепроводу «Дружба» осуществляются на основе среднемесячного ценообразования. Как следствие, после запуска нового порта в Усть-Луге поставки российской нефти по «Дружбе» сразу упали примерно на 20%.

Запуск БТС-2 также стал козырем для России в отношениях со странами-транзитерами. В частности, эта труба полностью заменила транзит российской нефти по северной ветке белорусской «Дружбы». (По территории Беларуси проходят северная и южная ветки магистрального нефтепровода «Дружба», у которого сейчас один оператор — ОАО «Гомельтранснефть Дружба»).

Из-за строительства БТС-2 белорусская «Дружба» заметно снизила объем транзита российской нефти. В 2009 году прокачка российской нефти по гомельской «Дружбе» приближалась к 80 млн. тонн нефти, в 2010 году она составила 75,5 млн. тонн. в 2011 году — 72 млн. тонн (вместе с поставкой сырья на Мозырский НПЗ – 9-10 млн. тонн), В последние годы транзит российской нефти через территорию Беларуси составляет около 50 млн. тонн в год – примерно около четверти поставок российской нефти в дальнее зарубежье.

Нефтяных рычагов влияния у Минска сегодня нет

На этапе строительства БТС-2 Минск заявлял, что его не сильно беспокоит снижение транзита российской нефти через Беларусь. Компенсировать снижение «Гомельтранснефть Дружба» рассчитывала за счет повышения экспортных тарифов на прокачку нефти. Планировалось выровнять экспортные тарифы на транспортировку нефти с экспортными тарифами в России, считая это абсолютно логичным решением в условиях евразийской интеграции.

Однако уже скоро Беларусь лишилась возможности самостоятельно определять тарифную политику.

В январе 2010 года Беларусь подписала межправительственное соглашение, которое регулирует тарифы на услуги по транзиту нефти по магистральным трубопроводам (документ был подписан после очередного нефтяного конфликта между союзниками). В пакете с соглашением Беларусь подписала с Россией также методику тарифного регулирования при транспортировке российской нефти по «Дружбе».

Эта методика (она, кстати, не содержит ограничений по срокам ее действия) допускает плановый и внеплановый пересмотр тарифов. Тарифы должны быть согласованы до 25 декабря, а с 1 февраля введены в действие. Если же «Транснефть» не согласна с белорусскими предложениями, спорный вопрос должны решать Федеральная антимонопольная служба России и белорусский МАРТ. Если они не найдут компромисс, то белорусская сторона может повысить тарифы на уровень среднегодовой инфляции в России, увеличенный не более чем на 3%.

В 2019 году тарифы на транзит российской нефти по Беларуси менялись дважды. Первый раз, согласно методике, с 1 февраля 2019 года. Тогда тариф также был повышен с учетом среднегодового индекса потребительских цен в РФ на 2019 год (4,6%), увеличенного на 3%. В результате тарифы на услуги по транспортировке нефти по белорусским магистральным трубопроводам на 2019 год были повышены на 7,6%.

Но вслед за этим белорусская сторона инициировала внеплановое повышение тарифов. Она сообщила российской «Трaнснeфти» о планах с 1 мая 2019 года повысить тарифы на 23%. Согласно методике, внеплановое повышение может производиться в том случае, если условия хозяйственной деятельности белорусской «Дружбы» сильно изменились. Белорусская сторона обосновала свое предложение ссылкой на экологическую ситуацию в Беларуси.

«Транснефть» с предложением белорусов не согласилась. Отметим, что белорусский тариф на транспортировку нефти сейчас самый низкий среди стран-соседей — 0,86 долларов на 100 тонно-километров, в то время как: в Польше — 1,05 доллара, в Украине — 1,39 долларов. Отметим, что белорусские тарифы на транзит нефти с 2010 года по договоренности с РФ установлены не в долларах, а в российских рублях, поэтому из-за падения курса российского рубля они и остаются одними из самых низких среди соседних стран.

Однако внепланово повысить тариф Минск не смог, хотя белорусский президент грозился даже «при необходимости» закрыть нефтепроводы «Дружбы» на ремонт. Возможно, этим намерениям помешала ЧП с поставками «грязной» российской нефти по «Дружбе». В результате в 2019 году транзит нефти через Беларусь снизился на 6,4 млн. тонн от плана в 48 млн. тонн. Гомельская «Дружба» попыталась компенсировать свои потери через повышение тарифов, но пока ей удалось компенсировать лишь минимум.

Беларусь с 1 сентября 2019 года повысила тариф на прокачку нефти на 3,7%, что позволило «Дружбе» компенсировать потери от снижения транзита на 2 млн. долларов, но еще нужно возместить 21 млн. долларов. Это предполагалось сделать при согласовании тарифа на 2020 год. Поэтому «Дружба» предложила повысить в 2020 году тариф на транзит российской нефти на 16,6%.

Но согласовать повышение с российской стороной не смогла. Поэтому в соответствии с процедурой Беларусь с 1 февраля повысила тариф на транзит российской нефти в размере среднегодового индекса потребительских цен в РФ на 2020 год увеличенного не более чем на 3%, то есть, — на 6,6%.

В разгар спора за размер тарифа президент Беларуси подписал указ №9 «О налогообложении», которым с 1 января 2020 года введен экологический налог на транзит нефти и нефтепродуктов по территории Беларуси. Плательщиками экологического налога являются ОАО «Гомельтранснефть Дружба» и предприятие «Запад Транснефтепродукт», собственником имущества которого является российское АО «Транснефтепродукт».

Ставка экологического налога установлена в размере 0,35 рублей за перемещение 1 тонны нефти и нефтепродуктов на 100 км. Также для этих организаций с 18% до 50% повышена ставка налога на прибыль. Ожидается, что благодаря этому бюджет в 2020 году получит 210 млн. рублей — около 120 млн. рублей от увеличения ставки налога на прибыль и около 90 млн. рублей от экологического налога.

По логике, новые издержки ОАО «Гомельтранснефть Дружба» должна переложить на транзит российской нефти. Однако не факт, что теперь это получится, — на это должно быть получено добро в РФ.

Россия создала альтернативу для своих компаний, Беларусь — нет

Приходится констатировать, что за последние годы Беларусь потеряла инструменты влияния на транзитную политику, в то время как Россия создала альтернативные маршруты поставки нефти в европейском направлении. Среди вариантов увеличения морского экспорта нефти из России в Европу — поставки через терминалы портов Усть-Луги, Приморска и Новороссийска.

Кстати, президент «Транснефти» Николай Токарев сообщил в конце января, что нефть, которую в январе текущего года планировалось поставить на белорусские НПЗ, была экспортирована через российские порты.

Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков отмечает, что у России нет проблем со сбытом нефти. Если росиисйские компании перенаправят ее на другие рынки, то смогут без проблем продать и 18 млн. тонн, и 24 млн. тонн. Более того, для российского бюджета сейчас выгодно поставлять нефть не в Беларусь, а на любой другой рынок за пределами ЕАЭС, так как в этом случае компании платят экспортную пошлину в российский бюджет, чего не происходит в случае поставок в Беларусь.

Таким образом, Беларусь не только утратила возможность самостоятельно проводить тарифную политику в сфере транзита нефти. Даже если бы такая возможность у не и была, то она была бы весьма ограниченной. Если бы белорусская сторона повысила тарифы на прокачку нефти на 20%-30%, это могло привести к существенному снижению прокачки через Беларусь, так как этот маршрут для российских компаний стал бы менее конкурентоспособным в сравнении с другими направлениями.

Альтернативная нефть потребует структурной перестройки белорусской экономики

Нефтяной кризис на старте 2020 года красноречиво продемонстрировал, что Беларусь за годы суверенитета так и не построила самостоятельную экономику и не избавилась от тотальной зависимости от поставок российских нефти и газа. Более того, на фоне налоговой реформы в нефтяной отрасли РФ цена российской нефти становится для Беларуси критическим фактором, и в России это прекрасно понимают.

В Минске также понимают, что даже имея резонные аргументы, но не имея альтернативы и политического одобрения Кремля, договориться с монопольным поставщиком о скидке к цене нефти невозможно.

Вот почему Минск сейчас вынужден спешно искать альтернативные маршруты поставок нефти. Задача: 30-40% нефти покупать в РФ, 30% — через балтийские порты, 30% — через Украину. «Именно такая стратегия позволяет обеспечить энергетическую безопасность страны», — отмечают профильные чиновники. По их словам, «выйти на этот уровень поставок требуется чем скорее, тем лучше».

В январе поставки российской нефти на белорусские НПЗ снизились на 73% в сравнении с январем 2019 г до 407,2 тыс. тонн при плановом объеме поставок в соответствии с индикативным балансом Союзного государства 1,99 млн. тонн. Фактически сейчас белорусские НПЗ работают на технологически минимальном уровне загрузки сырьем — от 16 тыс. тонн до 20 тыс. тонн в сутки. Такая загрузка позволяет НПЗ поддерживать технологические процессы и обеспечить внутренний рынок нефтепродуктами. Очевидно, что в такой ситуации выполнять свои экспортные обязательства белорусские НПЗ не могут. Между тем, доля экспорта нефтепродуктов в экспортной выручке Беларуси до недавнего времени составляла около 20%.

Напомним, что в 2020 году Беларуси из-за отсутствия компенсации издержек от налогового маневра и перетаможки нефти (межбюджетный трансферт на сумму экспортных пошлин на нефть в объеме 6 млн. тонн). Впервые за последние 7 лет принят дефицитный бюджет. Таким образом, в связи с сокращением субсидий белорусской экономики со стороны РФ. бюджет Беларуси в 2020 году не досчитается почти 1,6 млрд. рублей.

Понятно, что замещение российской нефти альтернативным сырьем сейчас убыточно для НПЗ и бюджета, поскольку цена российской нефти пока составляет около 83% от мировой. Средняя цена импортированной из РФ нефти в 2019 году составляла около 370 долларов за тонну, альтернативная нефть стоит, как минимум, на 100 долларов дороже.

В конце января министр по налогам и сборам Сергей Наливайко уже заявил о необходимости сократить налоговые льготы в течение ближайших трех лет «для обеспечения доходов бюджета, в том числе с учетом сложившихся внешних условий».

Так или иначе, нефтяной вызов заставит белорусские власти сокращать бюджетные расходы и всерьез подумать о структурных реформах. О чем в начале декабря уже заявил министр финансов Беларуси Максим Ермолович отвечая на вопросы сенаторов в Совете республики.

По его словам, дефицитный бюджет представляет собой сигнал для проведения структурных реформ в экономике, в том числе с точки зрения повышения эффективности госпредприятий. «С точки зрения недолговых источников погашения госдолга ситуация выглядит достаточно сложно. Бюджет может справиться с внешними обязательствами государств, но поддерживать обязательства госпредприятий, поддерживать фискальные риски становится все сложнее и сложнее», — признал Ермолович. «Эффективность госпредприятий — это задача, которую надо решать в первоочередном порядке», — подчеркнул он.

ДЛЯ СПРАВКИ: АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ РОССИЙКОЙ КОМПАНИИ «ТРАНСНЕФТЬ»

«Транснефть» в 2019 году приняло в систему магистральных нефтепроводов 484,8 млн тонн нефти (в 2018 году — 480,4 млн тонн). На российские НПЗ поставлено 246 млн. тонн (в 2018 году — 249,3 млн тонн), на экспорт в дальнее и ближнее зарубежье — 238,8 млн тонн (в 2018 году — 230,5 млн тонн).В том числе в дальнее зарубежье — 220,3 млн тонн:

• нефть РФ — 202 млн тонн, (в 2018 — 194,6 млн тонн);• нефть Казахстана — 15,3 млн тонн, (в 2018 году — 15,7 млн тонн);
• нефть Туркменистана — 2 млн тонн (в 2018 году — 0);• нефть Азербайджана — 880 тыс. тонн (в 2018 году — 1,2 млн тонн).

В ближнее зарубежье — 18,6 млн тонн:

• на НПЗ Беларуси — 17,6 млн тонн (2018 год — 18 млн тонн);• на НПЗ Казахстана — 1 млн тонн (2018 год — 962 тыс. тонн).

При этом экспорт через морские порты составил 138 млн тонн (2018 год — 124,3 млн тонн):

• порт Новороссийск — 31 млн тонн (2018 год — 27,6 млн тонн);• порт Приморск — 47,5 млн тонн (2018 год — 38,5 млн тонн);
• порт Козьмино — 33,2 млн тонн (2018 год — 30,4 млн тонн);• порт Усть-Луга — 26,4 млн тонн (2018 год — 27,8 млн тонн).

Экспорт по магистральному нефтепроводу «Дружба» в 2019 году составил 42,3 млн тонн (в 2018 году — 48,9 млн тонн).

В том числе:• в Германию — 16,1 млн тонн (2018 год — 20,6 млн тонн);
• в Польшу — 13,1 млн тонн (2018 год — 15 млн тонн);• в Чехию — 3,8 млн тонн (2018 год — 4 млн тонн);
• в Словакию — 5 млн тонн (2018 год — 5,2 млн тонн);• в Венгрию 4,3 млн тонн (2018 год — 4,1 млн тонн).

Экспорт нефти в Китай в 2019 году составил 40 млн тонн (в 2018 году — 38,300 млн тонн), в том числе:

• граница РФ/КНР — 30 млн тонн (2018 год — 28,3 млн тонн);• граница РФ/Казахстан — 10 млн тонн (2018 год — 10 млн тонн).

Планы на 2020 год

В 2020 году прием и поставка нефти по нефтепроводам «Транснефть», исходя из заявок грузоотправителей, планируется на уровне 488,5 млн тонн. В том числе:

• на НПЗ России — 259 млн тонн;• на экспорт — 229,5 млн тонн.

При этом поставки в дальнее зарубежье планируются на уровне 205 млн тонн, в том числе:

• через морские порты — 115 млн тонн (п. Новороссийск — 25 млн тонн, п. Приморск — 33 млн тонн, п. Козьмино — 34 млн тонн, п. Усть-Луга — 23 млн тонн);• по магистральному нефтепроводу «Дружба» — 50 млн тонн;
• в КНР — 40 млн тонн.

В ближнее зарубежье планом предусмотрена поставка 24,5 млн тонн нефти, в том числе:

• на НПЗ Беларуси — 23,5 млн тонн (в соответствии с индикативным балансом);• на НПЗ Казахстана — 1 млн тонн.

Автор: Татьяна Маненок

Источник: Белрынок, 05.02.2020


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики