Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Самая дешевая в мире нефть: Путин сделал вид, что поверил Сечину

Самая дешевая в мире нефть: Путин сделал вид, что поверил Сечину

Глава «Роснефти» заявил о рекордно низкой себестоимости добычи сырья, но все равно попросил денег

11 февраля президент РФ Владимир Путин провел встречу с главой компании «Роснефть» Игорем Сечиным. Последний представил предварительные финансовые результаты деятельности компании за прошедший год.

По словам Сечина, «Роснефть» выплатит в бюджет около 3,6 триллиона рублей — это почти половина от всех запланированных нефтегазовых доходов федерального бюджета за прошлый год.

Добыча осталась на уровне 2018 года из-за ограничений в рамках соглашения с ОПЕК+, зато расходы на добычу, по словам Сечина «самые низкие в мире среди публичных нефтяных компаний».

«Уровень удельных затрат по итогам года оценивается в 3,2 доллара на баррель нефтяного эквивалента. Такие удельные показатели — это лидирующая позиция в мире», — также заметил он.

Интересно, что далеко не все эксперты согласны со словами Игоря Сечина о том, что расходы на добычу сырья у «Роснефти» «самые низкие в мире». Например, в прошлом году компания IHS Markit Ltd. провела для Saudi Aramco из Саудовской Аравии исследование, согласно которому добыча нефти на новых месторождениях России вообще оказалась одной из самых дорогих в мире. По их подсчетам, добыча российской нефти на суше в среднем обходится чуть дороже 40 долларов за баррель. Себестоимость нефти, добытой на российском шельфе, на 2−3 доллара выше. 

Тогда источники в правительстве РФ сообщили СМИ, что оценка завышена, но в целом близка к оценке российского кабмина. Дороже всего добыча нефти обходится на новых российских месторождениях в Арктике и на Дальнем Востоке — 50−55 долларов за баррель с учетом действующих льгот.

Самой низкой оказалась себестоимость добычи нефти в Саудовской Аравии и Кувейте — ниже 20 долларов за баррель. В Ираке эта цифра находится на уровне 20 долларов, в ОАЭ и Иране — чуть выше.

Конечно, подсчеты, сделанные перед выходом Saudi Aramco на IPO, вряд ли можно считать самыми объективными. Кроме того, они сделаны с учетом всех компаний, а не только «Роснефти», на долю которой приходится 41% всей российской добычи. Тем не менее, и по другим оценкам баррель российской нефти не так уж дешев.

«Себестоимость добычи барреля нефти в России, если исходить из lifting costs, может составлять 3−5 долларов, но в случае, если речь идёт о добыче „лёгкой“ нефти, то есть не на морском шельфе, не из сланцевых пород и т. д. В Саудовской Аравии геологические условия для добычи нефти проще, поэтому там lifting costs на баррель нефти ниже, максимум 2,5−3 доллара», — комментировала в прошлом году результаты исследования заместитель директора ИАЦ «Альпари» Наталья Мильчакова.

Проблема в том, что в зависимости от сложности, себестоимость может повышаться и до 55 долл. за баррель. В среднем же, с учетом совокупных затрат, минимальные затраты на добычу барреля нефти в России составляют 35 долларов.

Как пояснили «СП» эксперты, Игорь Сечин в своих оценках стоимости добычи технически прав. Однако все зависит от того, как именно считать эту стоимость и что в нее включать.

— У «Роснефти» действительно есть определенные преимущества в виде хорошо разработанных месторождений, — говорит ведущий аналитик группы компаний «Финам» Алексей Калачев. — Но оценка в 3,2 доллара происходит только по операционным затратам — это то, сколько непосредственно стоит качать нефть на месторождениях с готовой инфраструктурой. Вышки стоят, они качают нефть. Какие там затраты? Зарплата, расходные материалы, вот и все.

Но есть еще расходы на бурение новых скважин, трубопроводы, транспортировку, и по совокупности набирается много расходов. Оценка Сечина не учитывает капитальные затраты, транспортировку, пошлины и так далее. Там, где идет начало эксплуатации или, наоборот, истощение, стоимость добычи будет выше. Понятно, что и в сложных проектах вроде Баженовской свиты, а также в сланцевых или шельфовых проектах стоимость будет далека от минимальной.

В операционные же затраты включаются только расходы внутри страны в рублях, и с учетом курса в среднем может получаться цифра ниже, чем у Саудовской Аравии.

Но с учетом всех остальных факторов — климата, расстояний и прочих — совокупные затраты у нас должны быть выше. Думаю, полная стоимость добычи на баррель у нас составляет не менее 20 долларов за баррель. Но понятно, что когда Сечин встречается с Путиным, он будет называть ему самые приятные цифры.

«СП»: — По подсчетам IHS Markit Ltd, стоимость добычи на новых месторождениях в России вообще превышает 40 долларов, а у Саудовской Аравии составляет только 17. Это возможно?

— Если они считали с учетом налогов — НДПИ, налога на прибыль, налога на дополнительный доход от добычи нефти, пошлин — вполне может быть. Но в случае с Saudi Aramco они могли вообще не посчитать налоги. Это монопольная компания, которая принадлежит королевскому дому Саудовской Аравии. С нее кормится бюджет, поэтому в их интересах было насчитать как можно меньше для красивой отчетности.

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков также считает, что в подобный статистике вся уловка — в методологии подсчета.

— Например, можно не учитывать налоги, долгосрочные инвестиции, а брать только определенные углеводороды. Сечин сказал даже не о нефти, а о барреле нефтяного эквивалента. Здесь тоже может быть определенная хитрость, которая заключается в том, что так можно учитывать и газ, переводя его в эквивалент.

Понятно, что всегда на подобных встречах главам компаний нужно докладывать об успехах. Но их выступление, как правило, состоит из двух частей. В первой они рассказывают о том, что все замечательно, компания — суперэффективная и у нее все хорошо, а во второй — просят о каких-то льготах и уступках, чтобы было еще лучше.

Точно так же было и на этой встрече главы «Роснефти» с президентом. Сначала он рассказал Владимиру Путину о том, что у них самая низкая себестоимость добычи нефти, а потом попросил государственную помощь на новый проект в районе Таймыра — «Восток Ойл». Хотя, казалось бы, если такая низкая себестоимость добычи и высокая эффективность, почему не профинансировать эти проекты самостоятельно? Но они хотят получить такую же помощь, как «Новатэк», который рядом на Ямале развивает СПГ-проекты. Так что это определенная логическая уловка — у нас все замечательно, но если вы хотите, чтобы так было и дальше, оказывайте нам помощь.

«СП»: — Действительно ли стоимость добычи нефти в Саудовской Аравии намного ниже?

— И здесь тоже вопрос методологии. Когда саудиты публиковали статистику в прошлом году, они делали это в преддверии IPO Saudi Aramco. Им нужно было показать, что они — самые эффективные. «Роснефть» просит льготы и утверждает, что они самые эффективные. Каждая компания считает по-своему и по-своему будет права.

Скажем, «Роснефть» не учитывает стоимость доставки по России, а в нашем случае с нефтью и газом это зачастую ключевой вопрос. Расстояния очень большие, чтобы экспортировать нефть на западное направление, нужно перекачать ее из Западной Сибири или в порты в Ленинградской области и Новороссийске, или же гнать по трубам через Белоруссию и трубопроводу «Дружба». Это транспортное плечо дает довольно существенную прибавку к себестоимости для конечного покупателя. В Саудовской Аравии логистика проще — нефть добыли и почти сразу в танкер загрузили.

«СП»: — Можно ли установить, у кого на самом деле самая низкая себестоимость добычи?

— Нужно либо взять одну методологию и по ней оценить все компании, либо оценивать по конечным экономическим показателям. Для этого можно использовать Международные стандарты финансовой отчетности (МСФО), и по цифрам чистой прибыли, акциям и прочим показателям сравнивать деятельность компаний. Себестоимость нефти сама по себе не всегда означает, что компания суперэффективна.

Бывали случаи, когда с изначально хорошими позициями компании оказывались в очень сложном положении. Та же Венесуэла — мировой лидер по запасам нефти, но при этом находится в кризисном состоянии, добыча близка к нулю. И не только из-за американских санкций, но и потому, что руководство государства выкачивало все деньги из нефтяного сектора и отдавало их на социальные расходы.

С одной стороны, хорошо помогать бедным, но с другой, — госкомпании ничего не оставалось на развитие и поддержание объема добычи. Последние годы он неуклонно снижался. Так что нужно смотреть не только на себестоимость добычи, но и на прочие экономические показатели компании.

Автор: Анна Седова

Источник: Свободная пресса, 13.02.2020 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Энергетический переход и «зеленая повестка» в России: мода или суровая реальность?
Авария на «Дружбе»: основные последствия
Авария на нефтепроводе «Дружба» стала главным «хитом» 2019 года в российской нефтянке. Прошел уже год, а внятного ответа на вопрос, что же произошло, так и не получено. А ведь под удар была поставлена репутация России как надежного поставщика нефти. Нефть с хлорорганикой попала в Белоруссию, в Венгрию, Польшу, Германию, Украину, другие страны. Авария привела к грандиозному международному скандалу. И это в тот момент, когда стало очевидным нарастание конкуренции на мировом рынке.
Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики