Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Киев — Лукашенко: Спасибо, Батька, за дизель для танков назло Кремлю

Киев — Лукашенко: Спасибо, Батька, за дизель для танков назло Кремлю

Украина пообещала помочь Белоруссии заменить российскую нефть

Украина готова поставлять нефть для белорусских нефтеперерабатывающих заводов, которые из-за отсутствия контрактов с российскими нефтяными компаниями с начала года сидят фактически на голодном пайке. О том, что Киев может помочь Минску в столь сложной ситуации, заявил посол Украины в Белоруссии Игорь Кизим.

В интервью белорусскому порталу naviny.by. он напомнил, как летом 2019 года, когда Россия ввела эмбарго на поставки топлива на Украину и у нее возникли проблемы с дизельным топливом, Белоруссия «подставила нам плечо» и увеличила объемы экспорта нефтепродуктов на украинский рынок.

Теперь, по словам дипломата, Украина готова «поддержать Беларусь в любом начинании, если у нее возникают какие-то проблемы».

А проблемы, действительно, есть. Минск сейчас, как известно, ведет переговоры с различными странами на предмет альтернативных поставок энергоресурсов. Поскольку в виду отсутствия соответствующих контрактов с российскими компаниями нефть на белорусские перерабатывающие заводы с 1 января 2020 года поставляется очень ограниченно. 

Украина же обещает открыть транзит для белорусских НПЗ как по нефтепроводу «Одесса — Броды», так и по железной дороге.

«Эти разговоры ведутся, в январе собиралась рабочая группа по топливно-энергетическому комплексу. Вопрос обсуждался и во время межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству в декабре. Они на слуху, мы готовы, но надо показать какие объемы и когда это нужно», — сказал Кизим.

По его словам, теперь «все зависит от белорусской стороны», от которой нужна лишь заявка на транзит.

Но может ли «незалежная», которая сама зависит от экспорта нефти, решить нефтяные проблемы Белоруссии?

Прокомментировать ситуацию «СП» попросила ведущего аналитика Фонда национальной энергетической безопасности, преподавателя Финансового университета при правительстве РФ Игоря Юшкова:

— Украина говорит о транзите. И речь, наверное, идет о том, чтобы в Одессу приходили какие-либо поставки нефти, откуда они будут перекачиваться — соответственно, нефтепроводом «Одесса — Броды» либо железной дорогой — до Белоруссии и загружать их НПЗ.

То есть, Украина предлагает себя именно в качестве транзитера. Потому что собственная добыча у них там есть, но она небольшая совсем. И потребляют они гораздо больше.

Более того, у них фактически и переработка своя умерла. Работает сейчас только один Кременчугский НПЗ и то не на полную мощность. Поэтому сами себя-то они не обеспечивают и в основном импортируют нефтепродукты.

И в этом плане, кстати, Украина во многом зависит от Белоруссии, которая как раз-таки последние годы свои нефтепродукты поставляет на украинский рынок. Причем из крупных покупателей белорусских нефтепродуктов Украина — это премиальный рынок. Поскольку Киев покупает по высокой цене.

Как раз сегодня Белстат выложил данные статистики за весь 2019 год. За этот период белорусы поставили на Украину 3 млн. 301 тыс. тонн нефтепродуктов. И в среднем тонна стоила 607 долларов, в то время как средняя цена вообще экспорта нефтепродуктов из Белоруссии составляет 494 доллара за тонну. То есть, поставки на Украину почти на сто долларов выгодней.

Больше чем на Украину они отправляют только в Великобританию — почти пять миллионов тонн. И там цена значительно ниже — 432 доллара за тонну.

По всему, Украина — самый выгодный покупатель для белорусов. Но она тоже заинтересована, чтобы белорусские НПЗ работали.

«СП»: — А в чем этот интерес, если приходится переплачивать по сравнению с остальными?

— Интерес в том, что другие поставщики нефтепродуктов продают Украине еще дороже. Поэтому Белоруссия вполне удобный для них поставщик. Ну, и получается, что помимо того, что украинцы будут экономить на покупке нефтепродуктов у белорусов, они еще смогут зарабатывать на транзите, как минимум.

На самом деле, десять лет назад, когда у Минска с нами был подобный конфликт, вот эти украинские маршруты, они все были опробованы.

Тогда Белоруссия начала закупать венесуэльскую нефть, а потом, в 2011 году, еще и азербайджанскую. И вот ее гнали как раз через нефтепровод «Одесса — Броды» на Мозырский НПЗ. Железную дорогу они тоже опробовали. Нефть из Венесуэлы переваливали в Одессе, выгружали и железнодорожным транспортом через всю Украину везли в Белоруссию.

Но проблема белорусов в том, что если вы что-то покупаете у любого поставщика (кроме России), то вы заплатите сразу мировую цену — примерно на 13 долларов с каждого барреля она выше. Плюс вы перевалку в Одессе оплатите — это еще несколько долларов за каждый баррель. И транзит, разумеется — не бесплатный.

Украина же не говорит, что она будет бесплатно что-то переваливать и транспортировать. Они хотят деньги на этом заработать.

К тому же есть вопросы чисто технические…

«СП»: — Какие? Посол говорит, что возможности для транзита все есть…

— Дело в том, что «Одесса — Броды» сейчас стоит пустой. Украинцы откачали оттуда всю техническую нефть и переработали ее на своем Кременчугском НПЗ.

Поэтому сейчас, чтобы запустить этот нефтепровод, белорусам нужно будет сначала закупить около 700 тыс. тонн нефти, закачать ее туда — как бы заплатить, по сути, за «входной билет» в этот нефтепровод. А потом уже только начнутся поставки.

То есть, нефтепровод не может пока работать, надо технологическую нефть закупать.

Теоретически они, конечно, могли бы это сделать. Но для Белоруссии сейчас важнее, наверное, загрузить не Мозырский НПЗ, а Новополоцкий. Потому что Новополоцкий на 100% принадлежит Белоруссии, а в Мозырском порядка 40% принадлежит российским компаниям.

Они и партию норвежской нефти поставили на Новополоцкий НПЗ, чтобы не помогать как бы российским компаниям. Такая у них логика.

«СП»: — А какую нефть Украина собирается транспортировать, если Белоруссия до сих пор в активном поиске альтернативы и с поставщиками пока не определилась?

— Если они рационально способны думать, то покупать ее будут на Черном море, чтобы далеко не тащить, а сразу привести в Одессу. В Черноморском бассейне основные поставщики — это Азербайджан и Россия. Есть еще Казахстан, но те гонят через Новороссийск. То есть, вы можете купить документально у Казахстана, но в реальности это будет отгрузка из Новороссийска. Причем в Новороссийск приходит труба Каспийского трубопроводного консорциума, а в этой компании множество иностранных инвесторов, поэтому со скидкой вам точно никто ничего не отдаст.

Ни о какой политике там никто не думает — только экономические соображения.

Поэтому не исключаю, что может вообще сложиться комичная ситуация, когда Минск купит нефть у какого-нибудь международного трейдера с отгрузкой в Новороссийске. А в реальности это будет российская нефть, которую этот трейдер купил в порту, а танкер вышел из порта и как бы перепродал ее Белоруссии. Возможен и такой сценарий.

Можно, конечно, привлечь еще каких-нибудь африканских или ближневосточных поставщиков. На самом деле, предложений в мире предостаточно. У нас поэтому и цены падают, что предложения превышают спрос. Вопрос в том, что любая компания вам продаст только по рыночным ценам мировым.

«СП»: — Так нас-то Лукашенко обвиняет в том, что мы якобы выше мировых продаем?

— Ничего подобного. Те же данные Белстат показывают, что Россия продает Белоруссии нефть примерно на 15 долларов с каждого барреля дешевле, чем мы продаем другим странам. За счет того, что у нас внутри ЕАЭС нет экспортной пошлины.

Скажем так, все готовы продавать, а украинцы готовы прокачать — только деньги давай… Поэтому здесь вопрос в цене, а не в объёмах.

«СП»: — Не получится, что Белоруссии из-за упертости Лукашенко придется дважды платить? Ведь все его так называемые «альтернативы» совершенно невыгодны для страны.

— Разумеется, невыгодны. Но у них очень богатый опыт экономического мазохизма.

В 2010-м, когда был аналогичный спор, они, как я уже говорил, начали закупать нефть в Венесуэле. Закупили в итоге за два года 3,4 млн. тонн. Потом посчитали, оказалось, что если бы такие же объёмы взяли в России, то сэкономили бы больше миллиарда долларов.

Но в чем особенность нынешней ситуации?

Надо быстрее что-то делать, потому что у них реально скоро закончится нефть, которую можно перерабатывать. Были запасы в хранилищах, но в январе начале февраля их перерабатывали, чтобы обеспечить хотя бы внутренний рынок.

То есть, белорусские НПЗ сейчас вообще не экспортируют нефтепродукты и только на внутренний рынок работают.

По всей видимости, был приказ Лукашенко, чтобы ограничений нефтепродуктов на внутренний рынок не было — «иначе ответите головой». И в «Белнефтехиме», так сказать, нашли «выход» — откачали технологическую нефть из нефтепроводов, которые подходят к НПЗ, и пустили ее в переработку. Понятно, они выполняют указание президента, чтобы внутренний рынок снабжать. Но, получается, в нефтепроводах технологической нефти нет, и даже если они договорятся купить ее у «Роснефти» (или еще у кого-то), они не смогут осуществить поставки в нормальном объёме на свои нефтеперерабатывающие заводы.

Потому что сначала надо будет закачать нефть в нефтепроводы, а потом еще закупить партию. И только ее вы получите на НПЗ.

Ситуация довольно неприятная. И если сейчас они опять не договариваются, еще неделя и возникнет дефицит нефтепродуктов внутри страны — все, у них встанет весь автотранспорт.

«СП»: — Но какие-то переговоры идут… Лукашенко встречался в Минске с главой «Роснефти» Игорем Сечиным.

— Встречался. Но не совсем пока понятно, какие-там результаты…

Хотя я думаю, что в конечном итоге они сойдутся в цене. Если не окончательно, то какой-то компромисс найдут.

Там, на самом деле, проблема — в двух долларах за баррель. Налоговый маневр сделал свой шаг, и с 1 января себестоимость нефти для белорусов, как и для российских нефтеперерабатывающих заводов, подрастает. Но наши НПЗ дотации получают из бюджета. А белорусские — нет.

Поэтому получается, что скидка — вот эта разница между мировой ценой и ценой для Белоруссии — просто уменьшается с 15 где-то до 10−13 долларов. За эти два доллара за баррель они и бьются. Говорят: оставьте нам скидку 15 долларов, а сами ужмитесь в прибыли. На что наши компании отвечают, а с какой стати?

Компромисс в этом случае может быть: наши чуть-чуть ужмутся, и остальное все-таки белорусы будут оплачивать. Или же им придется все-таки платить больше.

Автор: Светлана Гомзикова

Источник: Свободная пресса, 20.02.2020 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики