Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Ставка на атомные технологии дала России Северный морской путь

Ставка на атомные технологии дала России Северный морской путь

Атомная энергетика является залогом развития российской экономики, считает ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при правительстве РФ Станислав Митрахович.

У России большие успехи в атомной энергетике

В рамках проекта ТАСС «20 вопросов Владимиру Путину» президент РФ заметил, что Россия в атомной промышленности работает очень хорошо, причем нам удалось всех обогнать.

Россия производит больше всех в мире блоков для атомных электростанций, и это не оружие, а высокие технологии. Данный сектор российской экономики активно развивается, причем аналогичный тренд Россия выдерживает по многим другим отраслям народного хозяйства.

Лидерство России в атомной энергетике признают все в мире, особенно на фоне того, что главный наш конкурент в лице американо-японской компании Westinghouse имеет серьезные проблемы в своем развитии.

У Москвы в этой отрасли всегда были отличные позиции и наработки, пусть и после 1986 года, т.е. катастрофы на Чернобыльской АЭС, здесь случился колоссальный кризис, когда советская атомная программа была заморожена.

В «Росатоме» сделали правильные выводы, из-за чего атомная энергетика является едва ли не единственной отраслью российской экономики, которая за последние два десятилетия совершила рывок вперед. Помогла нам и авария на АЭС «Фукусима», которая привела к кризису атомных проектов в большинстве стран Запада. Это окончательно открыло России огромный рынок, где постоянно растет спрос на атомные технологии со стороны развивающихся государств.

Именно это мы видим на примере строительства иранской АЭС в Бушере и турецкой АЭС в Аккую. Также идут переговоры «Росатома» с Саудовской Аравией, Иорданией, Египтом и многими другими странами, не говоря уже про «внутренний рынок» в лице Белоруссии и Узбекистана.

Атомная энергетика развивает экономику

«Атомная энергетика может тянуть за собой многие другие отрасли. Самым ярким примером является атомный флот, благодаря которому появился такой проект, как Северный морской путь. Не зря «Росатом» является одним из кураторов этого стратегического проекта», - заключает Митрахович.

Митрахович отмечает, что атомная промышленность позволяет иметь как ядерное оружие, так и развивать гражданские технологии.

«Есть довольно серьезный прогресс по атомным блокам. Например, на той же Воронежской АЭС строятся новые реакторы мощностью в 1200 МВт. Это действительно очень много», - констатирует Митрахович.

До тех пор, пока Украина не отключила подачу электроэнергии в Крым, полуостров потреблял примерно такое же количество энергии. Сейчас в Крыму потребление увеличилось, но все равно – новые российские реакторы идут вслед за развитием современной экономики, требующей все больше энергии.

«Важным вопросом является экспансия «Росатома» за рубеж. АЭС в Белоруссии, АЭС в Египте, АЭС в Финляндии, АЭС в Венгрии, АЭС в Болгарии, проекты в Индии, Китае, Турции и Иране. Чем больше атомного экспорта, тем больше экспорта высоких технологий, а значит и продукции с высокой добавленной стоимостью», - резюмирует Митрахович.

Правда, здесь есть и внутренняя конкуренция. Когда «Росатом» построит атомную станцию в Турции, данной стране нужно будет меньше российского газа. Аналогичный процесс возможен и в соседней Белоруссии.

«Белорусские руководители любят об этом рассказывать, причем в таком духе, что, как у них появится атомная станция, российский газ им будет не нужен. Как будто АЭС в Белоруссии появляется сама по себе, ее строит не Россия, а какие-то внешние силы», - заключает Митрахович.

Кроме России, атомные технологии развивает Китай, а в самой Поднебесной пытаются тщательно копировать передовые наработки «Росатома».

«Атомная сфера остается одной из немногих отраслей нашего народного хозяйства, где у России имеется технологическое преимущество, которое нужно поддерживать и развивать», - констатирует Митрахович.

Россия не будет менять энергобаланс ради атома

Интересно, что в рамках российского энергобаланса доля атомной энергетики не превышает 30-35 процентов. Связано это с тем, что главная ставка делается на газовую генерацию, а также другие углеводороды, включая уголь, добыча которого постоянно растет.

«Пока не будет большого технологического прорыва ситуация здесь не изменится. Я не думаю, что Россия будет наращивать долю атомной энергетики в энергобалансе до такой страны, как Франция. Или Украины, которая получила от СССР хорошее наследство в лице четырех атомных станций и сегодня его активно проедает», - резюмирует Митрахович.

На Украине должно было быть построено еще больше атомных станций, но после 1986 года процесс был свернут. Во-первых, это было связано с развитием промышленного потенциала УССР – из-за чего и появилась «зависимость» российского ОПК от данной страны, а во-вторых, с тем, что у нас были планы по экспорту электроэнергии в страны-члены СЭВ.

По аналогичной схеме были построены НПЗ в Белоруссии и большие порты в прибалтийских республиках, от которых мы долгое время зависели.

«У России есть газ, который имеет ряд преимуществ по сравнению с атомом и позволяет использовать маневрирующие мощности, поэтому мы не будем, как Франция, доводить атомную генерацию до 70-80 процентов», - заключает Митрахович.

Автор: Дмитрий Сикорский

Источник: Экономика сегодня, 05.03.2020


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.
Цифровизация и ее последствия для нефтегаза: мифы и возможная реальность

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики