Главная > Актуальные комментарии > Актуальные сюжеты > К. Симонов: о встрече с руководителями г. Донецка (Украина), о цене на газ и будущем Украины как транзитного государства

К. Симонов: о встрече с руководителями г. Донецка (Украина), о цене на газ и будущем Украины как транзитного государства

18 — 19 марта 2010 г. генеральный директор ФНЭБ Константин Симонов принял участие в выездном заседании Круглого стола «Российско-украинские отношения в новых политических условиях».

Заседание состоялось в г. Донецке (Украина).

В Круглом столе принимали участие российские и украинские эксперты, среди которых: Константин Затулин — депутат Госдумы РФ, директор Института стран СНГ; Николай Злобин — руководитель направления Евразии Института мировой безопасности США; Леонид Млечин — журналист, писатель; Андрей Блинов — главный редактор журнала «Эксперт-Украина» и др.

18 марта российские эксперты побывали на донецких шахтах и встретились с их руководством.

19 марта состоялась встреча с мэром города и председателям Донецкого областного совета, а также выступление перед студентами Донецкого государственного университета.

Комментирует Константин Симонов, генеральный директор ФНЭБ:

— На этой неделе в Москву прибывает представительная украинская делегация для проведения переговоров по газовым контрактам. Накануне визита в г. Донецке (Украина) состоялся круглый стол, в работе которого приняли участие известные по этой проблематике эксперты обоих государств. Очевидным стало наличие в среде российской политической элиты различных подходов к решению вопросов урегулирования газовых отношений с Украиной.

В представленном на круглом столе докладе ФНЭБ не было ничего сенсационного. Мы представили свой анализ ситуации, попытались объяснить, как функционирует газовый рынок Украины, аргументировали формулировки и параметры контракта, подписанного Москвой и Киевом 19 января 2009 г. Да, цифра в 450 долларов для Украины неприятна, но она не случайна.

Если мы выступаем за экономизацию наших отношений, то этот контракт и есть их экономизация. Украина же сегодня выступает за политизацию взаимоотношений. Никак иначе, на наш взгляд, невозможно оценить намерение Киева добиваться такой же цены на газ, как и для Белоруссии — в 168 долларов. Это и есть попытка политизировать наши отношения. А в интересах России — экономизировать. То же самое, может быть, стоит сделать и с Белоруссией.

Это предложение вызвало достаточно бурную реакцию как принимающей стороны, так и некоторых из гостей, например, депутата Государственной Думы Константина Затулина. Их точка зрения заключается в том, что мы не можем, якобы, в ситуации тяжелого экономического положения Украины говорить с братским православным народом на языке калькуляции и продавать им газ по коммерческой цене. Это, дескать, приведет к тому, что Украину мы потеряем. Да, действительно, русский и украинский народы составляют некую цивилизационную общность, и в восточных регионах Украины проживает много этнических русских. Но даже если развивать аналогию с родственными чувствами, возникают вполне резонные вопросы. Встречаются два брата, один из которых вынужден платить за обоих. Тот брат, за которого платят, конечно, всячески выступает за эти родственные братские отношения. Но тот, который вынужден оплачивать все по полной программе, разумеется, задается вопросом: сколько можно кормить нерадивого родственника, как долго еще предстоит оплачивать его родственную любовь?

Любопытно, что идею прагматизации российско-украинских отношений полностью поддерживает наш новый посол на Украине Михаил Зурабов, который, естественно, в большей степени отстаивает и реализует позицию официальной Москвы. Он сказал, что ни в коем случае нельзя все сводить к вопросам поставок газа. Есть еще проблема русского языка на Украине, есть проблема черноморского флота и т. д. Возникает вопрос: как нам увязать темы русского языка и флота и учесть их в газовом контракте? Может быть, в имеющуюся формулу цены вписать «минус» и указать параметры скидок с указанием, что это за обязательство принять закон о втором государственном языке, за обязательство продлить пребывание российского флота и т. д.? Можно ли это сделать, и есть ли такие калькуляции?

В наш доклад была включена простая мысль о том, что сейчас России нужно сделать выбор с точки зрения транзита газа: рассматриваем ли мы Украину как транзитное государство, или же мы окончательно списали его со счетов и строим «Южный» и «Северный потоки», которые, как мы знаем, по последним планам, по объемам фактически заменяют те 120 млрд кубов транзита, которые пока идут через территорию Украины. В условиях, когда нам вряд ли удастся серьезно расширить присутствие на европейском рынке, строительство «Северного» и «Южного потоков» будет означать практически полное исключение Украины из транзитной схемы. Значит ли, что Россия действительно делает на это ставку? Если мы все же рассматриваем Украину как транзитную страну, мы должны сейчас решать вопросы газотранспортного консорциума, инвестировать деньги в трубопроводы.

Г-н Зурабов сделал два очень значимых заявления. Первое: «Южный поток» будет построен в любом случае. Второе заявление: да, сегодня мы видим победу на Украине более дружественных России сил, но означает ли это, что власть на Украине не сменится через какое-то время? Кто даст гарантии, что все, о чем мы сейчас договоримся по политическим вопросам, со сменой власти не будет пересмотрено? Можно сегодня отозвать звание Героя Украины, присвоенное бывшим президентом Виктором Ющенко Степану Бандере. А не вернут ли ему это звание через 4 года? Проблема разделенной страны становится все более очевидной, но как ее решить? Учитывая, что Владимир Путин всегда занимает достаточно жесткую позицию и очень редко ее меняет, можно интерпретировать слова посла России на Украине Михаила Зурабова в том смысле, что, по всей видимости, российское руководство не делает больше ставку на Украину как на транзитное государство и совершенно искренно намерено не просто пугать Европу «Южным потоком», а действительно реализует этот проект. Поэтому главный вопрос сегодня: как нам продержаться ближайшие 10 лет, покуда будет строиться «Южный поток». Украина тоже начинает это осознавать.

Кстати, из этого понятно, почему для Белоруссии цена установлена в 168, а для Украины- в 305 долларов в первом квартале. Дело в том, что Белоруссию-то менять никто не собирается по транзиту. «Южный» и «Северный потоки» замещают Украину, а Белоруссия нужна как транзитное государство, и поэтому Минску идут на уступки. Правда, эти уступки даже не политические, а стратегические. Об этом говорит тот факт, что за 50% «Белтрансгаза» «Газпром» уже заплатил. Половина белорусской трубы выкуплена. Теперь Украина предлагает свою трубу — украинская делегация привезет идею газотранспортного консорциума, озвученную ранее президентом Украины Виктором Януковичем. Но получается, что эта труба уже не нужна. В Белоруссии мы 50% купили, «Южный» и «Северный потоки» намерены достроить. Выходит, что как-то надо с Украиной дожить 10 лет. И Украина уже приходит к пониманию, что газотранспортный консорциум (ГТК) был актуален для России в 2002 г., когда и бумаги по нему подписывались. Теперь же Путину он уже не нужен.

Для Украины есть три варианта договориться по цене на газ. Вариант первый: мы вам — ГТК, вы нам — дешевый газ. Не проходит, потому что не нужен этот консорциум сегодня. Нет в нем стратегической перспективы. Вариант второй: мы вам — политические уступки: второй язык, Бандеру, черноморский флот, вы нам — дешевый газ. Не получается, потому что непонятно, как это все посчитать. Тогда вариант третий, к которому Украина пока и склонна, судя по последним заявлениям: не дадите денег, будем воровать. Судя по публикациям в СМИ, дана команда заплатить 7-го числа не более 10%.

Вот неожиданно получается, что с новой украинской властью, которая, казалось бы, близка России, опять получаем тяжелые газовые отношения. Снова мы возвращаемся к ситуации, когда 7-е число каждого месяца — это драма, ожидание, заплатит Киев или не заплатит. Фактически, понимая, что остальные аргументы не работают, Украина возвращается к практике газового шантажа. И Европа очень хитро отстранилась. Ведь Янукович был в ЕС и совершенно однозначный получил ответ Баррозу — денег не дадим, меняйте свой рынок в соответствии с декларацией 23 марта 2009 г.

На самом деле, украинская власть делает все, чтобы европейские правила игры на их рынке не применялись. Россия-то заинтересована в либерализации газового рынка Украины. Но это не устраивает те политические и экономические кланы, которые ныне пришли к власти. Даже по вопросам элементарной отчетности ситуация на Украине выглядит крайне запутанной. Вот пять лет были так называемые западники у власти. Вы думаете, там что-то произошло с точки зрения транспарентности экономики? Нет. Страна не только доведена до тяжелейшего экономического состояния. Там при этом еще такая путаница! Элементарный пример: мы прибываем на шахту им. Засядько, и я задаю вопрос замдиректора: «Какова прибыль вашей компании?» С удивлением выясняю, что шахта им. Засядько — интересное, надо сказать, предприятие, — не публикует отчетности. Шахта является государственной собственностью, которая находится в аренде у трудового коллектива, и никакой отчетности она не публикует.

То же самое в других вопросах. Говорят, что собираемость газовых платежей на Украине низкая. Это неправда. Иначе как бы существовал прибыльный бизнес в дистрибьюторских сетях? Они же совершенно нормально функционируют. Зачем тогда экс-премьер Юлия Тимошенко пыталась у Дмитрия Фиртыша и Виктора Вексельберга эти сети забрать, если бы они не генерировали прибыль? Сегодня выясняется, что «Индустриальный союз Донбасса» не доплачивает денег за потребленный газ. Он не доплачивает не потому, что их у него нет, а потому, что считает себя победителем, не хочет платить. А многие доплачивают, но эта прибыль в «Нафтогаз» не уходит, она остается на уровне облгазов, которые давно приватизированы и эту прибыль получают в свой карман. Но сказать, что на Украине никто не собирает денег за газ, нельзя.

У меня сложилось ощущение, что если Россия сейчас пойдет на уступки по цене на газ по политическим мотивам, это вовсе не приведет к тому, что, например, Украина действительно примет закон о языке. И даже это не приведет к тому, что будут произведены выплаты и деньги пойдут на модернизацию производства, как обещает правительство Николая Азарова. Вместо этого в футбольном клубе «Шахтер» появится парочка новых бразильских игроков. Т. е., соглашаясь сегодня на уступки по цене на газ, мы не навстречу братскому народу идем. Мы поможем совершенно конкретным олигархическим группам, которые увеличат свою акционерную прибыль. Вот и вся драма этой ситуации.

Пресс-служба ФНЭБ


Аналитическая серия «ТЭК России»:

Рынок Азии: потенциал российского нефтегазового экспорта на восток
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2016 году и перспективы 2017 года
«Газпром»: Голиаф сдаваться не намерен
Противоречия между основными игроками на газовом рынке в России продолжают накапливаться – депрессия на стороне спроса и наращивание предложения независимых производителей ограничивают добычу «Газпрома» и делают конкуренцию за платежеспособных потребителей острее, создавая почву для новых интриг вокруг конфигурации отрасли. На внешних рынках, напротив, складывается позитивная ситуация. Восточное направление также не остается без внимания.
Налоговая политика в отношении нефтегаза в период бюджетного дефицита
Отношения Минфина и отрасли в эпоху «нефти по 100» складывались на основе «ножниц Кудрина» - доходы свыше отметки в 60 долларов за баррель просто срезались в пользу федерального бюджета. Но это позволяло нефтяным компаниям сравнительно спокойно относиться к падению цен на нефть и даже получать выгоду, как бы парадоксально это не звучало. Ведь обвал нефтяных цен традиционно сопровождается падением курса рубля, что выгодно экспортерам. Однако радоваться ТЭКу не пришлось. Столкнушвись с бюджетным дефицитом, Минфин все равно обратил свои взоры на отрасль, придумав для нее новые налоговые изъятия. Министерство получило мощный аргумент в свою пользу: добыча нефти в 2016 показывает рекордный рост, и это позволяет ведомству заявлять, что финансовая ситуация не так и плоха, как о ней рассуждают нефтегазовые компании. В результате бюджетная трехлетка (2017-2019 гг.) может стать для отрасли проблемной, хотя нефтегаз, наоборот, рассчитывал на запуск новой налоговой системы на основе налогообложения прибыли.
Европейский рынок газа – жизнь в эпоху Третьего энергопакета

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики