Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > «Если есть политическое решение, то цены на бензин расти не будут»

«Если есть политическое решение, то цены на бензин расти не будут»

Константин Симонов — о перспективе подорожания топлива

Власти успокоили автомобилистов: мировые цены на нефть не повлияют на стоимость бензина в России. Глава Минэнерго Александр Новак заявил, что топливо продолжит дорожать под контролем государства в пределах инфляции. А замминистра финансов Алексей Сазонов усомнился, что горючее подешевеет, как, например, в США, но и расти в цене не должно. После развала сделки ОПЕК+ на мировом рынке нефти началась «ценовая война»: Саудовская Аравия объявила о планах нарастить добычу до максимальных мощностей в 12 млн баррелей в сутки. В результате сырье потеряло около четверти стоимости. Ситуацию в беседе с ведущим Маратом Кашиным прокомментировал директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

— Вы разделяете уверенность властей, что бензин в России дорожать будет только в пределах инфляции?

— Прежде всего, никто не ожидает, что бензин подешевеет. Для того, чтобы бензин дешевел при падении мировых цен на нефть, нужно, чтобы у нас на рынке была настоящая конкуренция, и чтобы доля налогов была не столь высока в этой цене. Скажем, в Европе тоже такого особого снижения цен не наблюдается. Оно наблюдается в Соединенных Штатах, где сама структура ценообразования на топливо абсолютно другая.

Что касается уверенности в том, что все-таки подорожание будет, но несильное, я просто думаю, у государства, конечно, есть инструменты при желании сделать так, чтобы цены не росли. Но мы прекрасно помним, как эта проблема решалась в бытность, скажем, Козака вице-премьером, когда просто нефтяные компании вынудили подписать соглашение, что цены расти не будут.

Поэтому, как вы понимаете, если есть политическое решение, что цены не должны расти, то они расти не будут — это все решается путем ручного управления.

Можно сейчас порассуждать на тему демпфера и прочих каких-то псевдорыночных инструментов, которые вроде как используются, чтобы уравновесить цены. Но здесь вопрос не в том, как работают механизмы вроде демпфера, а в том, что если у государства есть желание в данный момент времени прекратить рост цен, то у него, конечно, инструменты для таких действий есть.

А желание сейчас, конечно, есть. Почему? Когда история с ОПЕК+, собственно, началась, до этого наше правительство все время говорило, что влияния на экономику не будет, у нас колоссальные резервы, подушка безопасности и так далее. Но как бы вы видите, что происходит с курсом рубля. Все равно это окажет, безусловно, влияние и на инфляцию, и на ожидания людей. Конечно, люди нервничают, когда они наблюдают за этим. Если сейчас еще начнет дорожать бензин, это будет серьезной политической проблемой.

— Тогда почему не принять политическое решение и не понизить цену на бензин? Вы справедливо замечаете, что конкуренции как таковой нет, но сейчас дешевая нефть — есть хороший повод. Почему этого не сделать?

— Понятно, что тут начнут нефтяные компании активно сопротивляться — все-таки нельзя заниматься популизмом пять дней в неделю, это тоже будет проблемой. И так 15 января Владимир Путин очень много социальных пряников раздал населению, а оплачивать все это, естественно, будут сырьевые компании. Можно, конечно, их сейчас собрать и призвать к политической акции. А еще лучше снизить в два раза цены на газ и бесплатно раздавать соль и спички. Но власть тоже понимает, что у такой политики есть пределы. Поэтому идти на какие-то популистские шаги, искусственно требовать сокращения цен на 5-10%... Я все-таки надеюсь, что, несмотря на склонность наших властей к откровенно дирижистским мерам, до такого уж советского способа управления ценами у нас дело не дойдет.

— А рыночные механизмы здесь совсем не действуют? Скажем, «ЛУКОЙЛ» возьмет и немного понизит цену на бензин, тогда и «Роснефти» придется понижать. Или это так не работает?

— Экономика топлива более сложная, чем конкуренция между компаниями. Тем более, что конкуренция эта, будем откровенны, тоже носит достаточно условный характер. Ведь у нас число крупных производителей ограничено. Собственно, им принадлежат и основные добычные и перерабатывающие мощности. Причем, с учетом налоговой компоненты, доходность от розничных продаж не такая фантастическая и не такая высокая.

Поэтому никто, естественно, понижать цены не будет, особенно в ситуации, когда высокие налоги в России для нефтяных компаний никто не отменял, а низкие нефтяные цены тоже не способствуют какому-то серьезному оптимизму.

В этом плане никто стрелять себе в ногу, естественно, не будет. Еще раз повторяю, государство это понимает. И так оно собирает до 70% в цене бензина в виде акцизов и еще заставляет нефтяные компании осуществлять сокращение. У нас обычно все ограничивается предвыборным неповышением цен, предвыборного понижения цен я, честно говоря, не помню.

— Может ли увеличиться маржа независимых АЗС, поскольку оптовая цена на топливо, может быть, понизится? Ведь они жаловались, что они фактически не получают прибыль из-за высокой оптовой цены?

— Действительно, такого рода жалобы были как раз в период, когда шла настройка того самого демпфирующего механизма. Там вопрос в том был, что заправки, которые входят в структуру ВИНК, вертикально интегрированные компании получили возможность на свои НПЗ получать субсидии. А независимые заправщики берут уже готовое топливо с НПЗ и продают его. И, естественно, маржа их начинала сокращаться. Но сейчас, вы видите, ситуация-то развернулась. Демпфер приводит к тому, что сейчас ВИНКи должны платить. У них экономика НПЗ будет ухудшаться. Но я не думаю, что в этой ситуации они будут готовы поставлять топливо независимым заправщикам по более комфортным ценам. Понимаете, сейчас экономика ВИНКов, особенно в сегменте переработки, еще ухудшилась.

— Есть ли вероятность, что Россия все-таки будет договариваться с Саудовской Аравией, особенно если цена нефть продолжит падение?

— Россия ждет, что Саудовская Аравия начнет с ней договариваться. Вот если саудиты придут, как это было в 2016 году, и все-таки позовут нас на переговоры, думаю, что мы с этим согласимся. Но самостоятельно уговаривать саудитов в ситуации, когда они выкинули такой фокус на прошлой неделе, конечно, Россия не будет.

— А до какой отметки должна упасть цена нефть, чтобы это сподвигло Россию, может быть, проявить инициативу?

— Россия явно будет ждать от саудитов первого публичного шага, потому что здесь уже психологически важно, чтобы саудиты признали свою неправоту. Напомню, что в 2016 году, в принципе, именно саудиты призвали ко второму раунду переговоров, так что здесь вопрос времени. Я думаю, что все равно уже надо ждать цену в районе $40. Быстро она не восстановится, так что ждем.

Источник: Коммерсантъ FM, 11.03.2020 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Российский экспорт нефти: от ковидного падения спроса к санкционной войне
События на Украине радикально изменили ситуацию на рынке углеводородов. Пандемийное падение спроса кажется уже не такой большой бедой. Теперь мы столкнулись с более серьезным вызовом. Политический Запад резко усилил санкционное давление на Россию. Началось вытеснение России с рынков нефти и газа. Серьезный удар обрушился на российские нефтяные поставки. США, Канада и Великобритания ввели запрет на закупку российской нефти. Но главное поле битвы - ЕС.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2021 году и перспективы 2022 года
Ситуация на нефтегазовых рынках в 2021 году радикально изменилась. Цены на нефть пошли вверх, а газовые - так и вовсе поставили исторические рекорды. Казалось бы, такой расклад должен радовать российские нефтегазовые компании, которые сумели получить по итогам 2021 года неплохую выручку и прибыль, и российское государство, опять имеющее профицитный бюджет именно благодаря экспорту нефти и газа. Однако весь год прошел в рассуждениях о туманном будущем углеводородов. Все чаще звучат прогнозы о конце эпохи нефти (а потом и газа) под давлением новой климатической повестки и энергетического перехода.
«Газпром» на гребне ценовой волны. Текущая ситуация на газовом рынке Европы
Динамика газового рынка Европы - один из центральных сюжетов развития мировой энергетики. Уже начиная с лета ситуация стала выходить из-под контроля. Цены на газ в Европе побили исторические рекорды, потащив за собой котировки на уголь и даже нефть. Европейцы стали оценивать ситуацию как полноценный энергетический кризис. «Газпром» как крупнейший поставщик газа на европейские рынки оказался в центре большой дискуссии с извечными русскими вопросами: кто виноват и что делать. Уникальная ситуация на европейском газовом рынке и положение «Газпрома» детально разбираются в этом докладе.
Фискальная политика в нефтяной отрасли: выжимание последних соков или шанс на перезапуск отрасли?
Нефтяной сектор традиционно рассматривается правительством как донор федерального бюджета. Осенью 2020 года была принята целая серия репрессивных решений относительно нефтяных компаний, мотивированных необходимостью сбора дополнительных денег в бюджет. При этом бюджетная кампания осени 2021 года стала радикальным контрастом по сравнению с 2020 годом. Фокус внимания Минфина сместился на металлургическую и горнодобывающую промышленность, в то время как нефтяники получили определенную передышку. Вопрос, что будет дальше.
Новый европейский механизм трансграничного карбонового регулирования: что ждет российских поставщиков и чем ответит Россия

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики