Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > К. Симонов: Зеленая энергетика паразитирует на экономическом росте

К. Симонов: Зеленая энергетика паразитирует на экономическом росте

Обвал цен на нефть из-за срыва сделки ОПЕК+ усилил шоковый эффект на мировых рынках и поставил под угрозу будущее большинства производителей углеводородов. Эксперты могут только гадать, кто сильнее всего пострадает от сверхдешевой нефти — Россия, Саудовская Аравия или США.

Главные проигравшие, однако, уже видны. Индустрия зеленой энергетики и нормы Парижского соглашения. Первая в последние месяцы демонстрировала одновременно признаки стагнации и фантастические перспективы, оказалась в невероятно сложном положении. Вторая – очевидно, претерпит кризис собственной философии.

О том, насколько актуально Парижское соглашение и повестка зеленой энергетики в сложившейся ситуации на нефтяном рынке Агентству нефтегазовой информации рассказал генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов:

- Важно говорить не только о ценах на нефть, но и про общее положение мировой экономики. Оба эти фактора являются серьезным ударом по философии Парижского соглашения и энергетического перехода. Падение цен окончательно убивает экономику всех зеленых проектов. Несмотря на то, что сторонники альтернативной энергетики с утра до вечера рассказывают, что их технологии приблизились к конкурентным ценам и субсидии прекращены. Однако все прекрасно понимают, что эти субсидии стали более хитро упаковываться для того, чтобы европейские политики рассказывали, как ВИЭ стали эффективнее.

Падение нефти снова сделало зеленую энергетику экономически неконкурентоспособной. Неслучайно снова появились разговоры о том, что недопустимо отскакивать к потреблению углеводорода из-за его дешевизны.

Мне кажется, это не главное последствие для зеленой энергетики. Сейчас в Европе такая картина мира, которую активно требовала Грета Тунберг. При всей комичности этой фигуры - она представляет взгляд на мир, который присущ достаточно большому количеству европейского населения. Европа не летает на самолетах, не пользуется автомобилями, она сидит дома и ничего не потребляет. Потому что главная идея заключалась не только в отказе от углеводорода, но и в отказе от потребления. При всей комичности ситуации, европейцы живут сейчас в состоянии зеленого энергоперехода. Они не выходят на улицу, заказывают еду через интернет – вот та картина, которая является оптимальной. Вот так они будут снижать эмиссию парниковых газов. А как же еще? А дальше мы спросим Европу, понравилась ли им такая модель. 

Но вернемся к мировой экономике. Мы понимаем, что потребление нефти в 2020 году сократится, это очевидно. Но оно произойдет не из-за энергоперехода, а из-за коронавируса. То есть, по биологическим причинам, а не по экономическим, как многие прогнозировали.  

Поэтому я надеюсь, что наконец задумаются о том, что Россия ввязалась в игру (Парижское соглашение – прим. ред.), которую выиграть она никак не может. И положение нашей экономики все-таки заставит новое правительство вернуться к тем решениям, которые принимались изначально и другими официальными лицами. Однако есть компании, политики, которым выгодно придерживаться норм Парижского соглашения. Например, банковский сектор. Если вы являетесь представителем углеводородного бизнеса и приходите за кредитом, вам говорят, что вы убийцы планеты. И с вас потребуют дополнительные выплаты. Банковскому сектору становится достаточно выгодно кредитовать такие компании.

Дальше Европа сообщает о том, что производители углеводородов должны на входе в Евросоюз заплатить дополнительную пошлину за убийство планеты.

Даже в России есть люди и структуры, которые агрессивно лоббируют Парижское соглашение. Например, Русал. Он искренне думает, если ввести сбор на производителей углеводородов, он получит конкурентное преимущество перед китайскими производителями алюминия. Ведь у Русала производство из гидроэнергии, а у китайцев из угольной. Но Китай получил статус развивающейся экономики и никаких платежей проводить не собирается.

Важно понимать, с точки зрения интересов стран - Парижское соглашение является формой нерыночной дискриминации углеводорода. Поэтому, Россия как поставщик и крупнейший экспортер нефти и газа в мире, не может быть заинтересована в философии этого соглашения. Это, как если бы снеговик, был заинтересован в лете. Абсурд! 

Какими бы благородными целями не прикрывалось Парижское соглашение, его основная цель – заставить экспортеров углеводородов заплатить. 

Сторонники соглашения, ссылались на то, что оно не предполагает пока что никаких выплат. Эта такая нестрашная бумага, подпись на которой покажет, что Россия «свой человек» на мировом рынке. Такая же ситуация была и с Энергетической хартией. Мы подписали эту нестрашную бумагу, а потом выяснилось, что мы должны отдать Туркмении мощный трубопровод в пользование. Это пример того, что Россия вступает куда-то не подумав, а потом выясняется, что все это бьет по ней же.

Сейчас речь идет о том, что произойдет с мировой экономикой. Производители энергоносителей страдают не столько от дешевых цен, сколько от непонятной ситуации с мировым спросом.

Я уверен, что производители выдержат это испытание. Конечно, кто-то может обанкротиться. Гораздо хуже ситуация обстоит со спросом на энергоносители. А оно всецело зависит от того, в каком состоянии находится мировая экономика.

Говоря о зеленой энергетике, я придерживаюсь мнения, что России в массовом количестве она не нужна. Дошло до абсурда, когда государство выделило колоссальные деньги производителям ВИЭ. Поразительно, при этом, что в 2019 году зеленой энергетике выдали гигантские штрафы за то, что они не способны построить объекты в срок. Однако лоббирование для выделения денег продолжается. Сейчас ей придется гораздо тяжелее, чем традиционным энергоносителям. Во-первых, потому что она неконкурентоспособна. Во-вторых, деньги сейчас нужно тратить на спасение от короновируса, а не на всякие веселые штучки, вроде солнечного самолета и ветряного парохода. Экономические приоритеты таким образом меняются. 

Я много раз говорил, что продвижение зеленой повестки – это официальное оформление бедности на планете. По большому счету, зеленая экономика – это отказ от экономического роста. 

Следующий важный момент – на планете очевидное перенаселение. Как ни цинично это звучит, короновирус этот вопрос решает. Парижское соглашение в этом плане абсолютно мизантропская повестка, которая открыто предлагает жить бедно и так решать проблему спасения планеты.

Опубликовано: Агентство нефтегазовой информации, 19.03.2020


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2020 году и перспективы 2021 года
«Газпром»: жизнь после эпохи «больших строек»
«Газпром» близок к завершению главных газопроводных строек прошлого десятилетия. Запущены в эксплуатацию «Сила Сибири» и «Турецкий поток». «Северный поток-2» построен более чем на 90 % и должен быть завершен в ближайшие месяцы. Поступательно идет процесс разработки ресурсной базы на Ямале и в Восточной Сибири. В то же время конъюнктура на рынках газа – из-за второй теплой зимы в Европе подряд, опасений транзитного кризиса на Украине, пандемии COVID-19 и притока СПГ – вышла из-под контроля и достигла глубин, невиданных в последние 20 лет.
Налоговое регулирование нефтегазового комплекса: выбор приоритетов
Арктика: новый государственный приоритет
Арктика постепенно становится одной из основных экономических ставок. Арктика должна обеспечить загрузку Северного морского пути, создать спрос на продукцию российского машиностроения и новые рабочие места. При этом углеводороды, по сути, единственный реальный арктический сюжет. На первый план выходят не рентабельность и реальная окупаемость проектов, а их вклад в поддержание экономического роста государства. Поэтому и развивается «арктическая гигантомания».
Импортозамещение в нефтегазовой отрасли: мифы и реальность
Процесс импортозамещения был по-серьезному запущен после введения санкций 2014 года. Шесть лет – солидный срок, чтобы подвести предварительные итоги. С одной стороны, цифры не такие уж плохие – отрасль зависит от импорта уже меньше чем наполовину. С другой – это «средняя температура по больнице». И еще вопрос, что же считать именно российским оборудованием, с учетом активного использования иностранных комплектующих и особенно программного обеспечения. Видны примеры действительно успешного импортозамещения – но есть и не менее очевидные провалы.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики