Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Нефтяная война поможет «Северному потоку – 2»

Нефтяная война поможет «Северному потоку – 2»

Черное золото последний раз было так дешево почти два десятилетия назад. Такой нефтяной шок мало кто мог себе представить еще совсем недавно, как и возникновение пандемии в мире. Страдают все производители без исключения. Именно на такой случай Россия создала «подушку безопасности». Как можно вернуть нефть к росту?

Стоимость нефти марки Urals с поставкой в Северо-Западную Европу на торгах 18 марта опускалась ниже 19 долларов за баррель, что является минимумом с февраля 2002 года, сообщает новостная служба аналитического агентства Argus. За день нефть российской марки подешевела на 5,25 доллара за баррель.

Стоимость Urals, как и Brent, неуклонно снижается на фоне появившихся ранее в СМИ сообщений о решении саудовской Saudi Aramco резко уменьшить контрактные цены на апрельские партии (на 8 долларов от рыночной цены), а также нарастить добычу нефти на 3 млн баррелей в сутки. Также давление на цены Urals оказала информация об увеличении отгрузок сорта из балтийских портов в течение 1-5 апреля на 25% относительно аналогичного периода текущего месяца, примерно до 2 млн баррелей в сутки.

До обвала нефть Brent стоила около 48 долларов за баррель, а в среду она упала в цене ниже 25 долларов за баррель впервые с мая 2003 года. В четверг она немного подросла – до 26,5 доллара. При этом российская нефть марки Urals, как правило, торгуется со скидкой к цене марки Brent.

«В прекращении нефтяного шока заинтересованы все экспортеры нефти. Сейчас нет производителей, которые чувствуют себя хорошо. Думаю, что никто не ожидал таких низких цен», – говорит ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

Саудовская Аравия уже начала сокращать расходы бюджета. Пока пострадали наименее значимые статьи, которые лишились финансирования на 50 млрд риалов (13,32 млрд долларов). Это почти 5% бюджета, заявил министр финансов Мухаммед аль-Джадаан. Если ситуация обострится, то придется пересмотреть и другие статьи расходов, признался он. Саудовской Аравии грозит серьезный дефицит бюджета, потому что для безубыточности бюджета нефть должна стоить 75-82 доллара за баррель.

У России безубыточность бюджета наступает при 42 долларах за баррель Urals. Позиции России более сильные, учитывая накопленные резервы. При текущих ценах на нефть снижение доходов составит почти 3 трлн рублей только из-за фактора нефти, заявил накануне министр финансов Антон Силуанов. По расчетам Минфина, при цене Urals 17,4 доллара за баррель бюджет недополучит 3,3 млрд долларов в месяц. Ранее там посчитали, что при цене нефти 25-30 долларов активов Фонда национального благосостояния хватит для покрытия потерь бюджета в течение 6-10 лет.

Объем Фонда национального благосостояния достиг 12,2 трлн рублей, заявил 19 марта Минфин РФ. Международные резервы России за неделю, закончившуюся 13 марта, выросли на 3,2 млрд долларов и составили 581 млрд долларов, сообщил Банк России.

Между тем цена на нефть уже приближается к самой низкой себестоимости добычи, которая характерна для Саудовской Аравии. Продажа нефти по цене ниже 17 долларов за баррель делает добычу нерентабельной даже там. Такова себестоимость добычи саудовской нефти на новых проектах без учета налогов. У российских новых проектов себестоимость добычи выше – 42-44 доллара за баррель.

Себестоимость производства нефти по текущим проектам с учетом налогов ниже. У Саудовской Аравии – это 10 долларов за баррель, у России – 25 долларов за баррель. Но учитывая дисконт от саудитов в 8 долларов с каждого барреля, они рискуют продавать черное золото себе в убыток.

Кстати, бюджет США от продажи нефти зависит не сильно, но вот нефтяная отрасль от таких низких цен серьезно пострадает. Здесь себестоимость добычи как новых, так и текущих проектов составляет 40-50 долларов за баррель. Поэтому сланцевики в США уже давно работают себе в убыток. Второй квартал, как ожидается, покажет падение добычи там нефти. Проблемы на этом рынке видны невооруженным глазом. Пионер сланцевой революции США – компания Chesapeake Energy, работающая в пяти штатах, оказалась в заложниках собственных долгов. На конец 2019 года ее долг составлял почти 9 млрд долларов. Сейчас компания привлекла советников по реструктуризации долгов в попытке решить долговые проблемы. После обвала мировых цен на нефть, акции компании упали более чем на 50% за последние три недели. А с начала 2020 года акции Chesapeake обрушились на 75%. Если уж такие крупные сланцевые добытчики испытывают серьезные проблемы, то что говорить о мелких игроках. Их, скорее всего, ждет банкротство.

Надо понимать, что весь тот рост сланцевой добычи в США в последние годы обеспечен исключительно за счет заемных средств. Поэтому эта отрасль крайне уязвима к падению нефтяных котировок.

Есть несколько вариантов развития событий, после которых цены на нефть вырастут. Во-первых, можно ничего не делать, и рынок сам уберет игроков с высокой себестоимостью добычи нефти. В первую очередь это удар по сланцевым добытчикам США и битуминозным пескам Канады. Именно они первыми сократят производство жидких углеводородов, говорит Юшков.

Второй вариант – Саудовская Аравия и Россия садятся на стол переговоров, и ОПЕК+ возвращается к сокращению добычи. Это произойдет, скорее всего, не раньше июня, когда выйдут данные по второму кварталу и станет более прозрачной ситуация со спросом как со стороны Китая, так и со стороны Европы, считает Игорь Юшков. «Китай победил коронавирус, но надо понять, насколько быстро там будет восстанавливаться спрос на углеводороды. И, возможно, к этому моменту станет более ясной ситуация с европейским спросом, насколько он снизился. В Китае ситуация была острой месяц, возможно, Европа тоже справится за месяц», – рассуждает эксперт ФНЭБ.

Сейчас садиться за стол переговоров, по его мнению, бессмысленно, потому что никто не сможет просчитать, насколько вообще надо снижать добычу в таких жестких турбулентных условиях.

Даже в случае нового соглашения ОПЕК+ маловероятно возвращение цен к 50-60 долларам за баррель в краткосрочной перспективе, потому что останется эффект от снижения спроса в результате распространения коронавируса, считает директор группы корпоративных рейтингов АКРА Василий Танурков. А именно цена 50-60 долларов была бы комфортна для бюджетов нефтедобывающих стран и финансов нефтедобывающих компаний.

Если соглашение не будет возобновлено, то чтобы цены вернулись хотя бы к 50 долларам за баррель, добыча сланцевой нефти в США должна существенно сократиться, а на это может уйти два-три года, добавляет Танурков.

 

Еще один возможный вариант развития событий – США вводят запрет на импорт нефти из Саудовской Аравии и России.

 

В четверг группа американских сенаторов, после переговоров с послом Саудовской Аравии в США, призвала Дональда Трампа нанести удар по саудитам и россиянам с помощью эмбарго на нефть из этих стран, сообщает Reuters. Некоторые американские законодатели уверены, что ценовая война Саудовской Аравии и России нацелена именно на американских сланцевиков. Они действительно первые в очереди на выбывание с рынка, что в теории должно поднять нефтяные котировки.

«Если США перекроют поставки нефти со стороны России и Саудовской Аравии, а это крупнейшие экспортеры нефти в мире, то это приведет в США к сокращению существенной доли предложения из-за рубежа, часть импорта станет недоступной. Венесуэла и Иран поставлять нефть туда не могут из-за санкций. Это приведет к росту цен на нефть американской марки WTI на внутреннем рынке. Сланцевые компании тем самым получат некоторую поддержку», – рассуждает Игорь Юшков.

Поэтому он считает, что это не обида американцев на саудитов и россиян, а очередная форма протекционизма, защиты собственного внутреннего сланцевого рынка.

«Теоретически американское руководство может ввести заградительные пошлины на нефть из Саудовской Аравии и России. Подобную торговую войну они уже опробовали с Китаем. Однако сильное лобби переработчиков и потребителей будет против», – говорит Юшков. Американским нефтеперерабатывающим заводам (НПЗ) и автомобилистам как раз наоборот – текущая ситуация крайне выгода.

«Есть риск, что США избавятся от доли импорта, но цена не вырастет достаточно, и сланцевые проекты все равно будут закрываться», – говорит эксперт. С другой стороны, есть большие риски, что на фоне снижения импорта нефти в США возникнет дефицит бензина. Потому что американские НПЗ перерабатывают как раз не сланцевую нефть, а тяжелую нефть – как у Венесуэлы или России. Именно поэтому после ухода из-за санкций венесуэльской нефти ее место заняла российская. Россия в последнее время резко нарастила ее поставки в США.

«Дефицит бензина – это самое страшное, что могут себе представить США. Они помнят 1973 год, когда бензин выдавали по талонам. И они очень боятся вернуться к этому», – говорит эксперт ФНЭБ. Поэтому он очень сомневается, что США рискнут пойти на закрытие части импорта.

Интересно, что Россия может получить не только возможность убрать с рынка американских производителей сланцевой нефти. Но и еще один бонус – убрать из Европы американский СПГ.

Дело в том, что около половины добычи природного газа в США приходится на попутный газ при добыче сланцевой нефти. «Сокращение добычи сланцевой нефти будет сопровождаться также и сокращением добычи газа, в результате чего можно ожидать заметного роста цен на газ в США, а значит, и роста цен на американский СПГ, в том числе это приведет к возвращению азиатской премии и переориентации поставок американского СПГ в первую очередь на Азию», – говорит газете ВЗГЛЯД директор группы корпоративных рейтингов АКРА Василий Танурков.

«За счет продажи жидких углеводородов американцы субсидировали сланцевый газ. Но теперь у них будет меньше денег на газовую составляющую. Производство газа придется снижать, что приведет к росту цены на СПГ», – добавляет Юшков.

На западноевропейских газовых хабах цены на газ так упали, что европейские компании уже начали отказываться от долгосрочных контрактов на поставку американского СПГ, даже несмотря на то, что потребуется выплатить неустойки. Экспансия США на газовый рынок Европы оказалась под угрозой, что, конечно, на руку России и «Северному потоку – 2».

«Для России это, конечно, приятный бонус. Но вот саудитам как мешал этот газ? У них не было мотивации бить по американскому газу. Поэтому это скорее бонус, чем реальная цель», – считает Юшков.

Автор: Ольга Самофалова

Источник: Взгляд, 20.03.2020


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики