Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Карантин для нефти и рубля: Главное — не допустить массового мора и голода

Карантин для нефти и рубля: Главное — не допустить массового мора и голода

Следствием экономического коллапса может стать введение продуктовых карточек

Наступили времена, когда каждый понедельник — черный. Нефть падает, рубль падает, экономика России стагнирует. На кону выживание страны, в первую очередь наименее обеспеченных, социально незащищенных граждан. Причем плохо сейчас всем. Вот и Трамп, позвонив Путину 30 марта, чтобы обсудить коронавирус и нефть, посетовал:

— Низкие цены на нефть, плохи для всех.

Цена на нефть WTI упала на 3% - до $ 20 за баррель. Так дешево WTI не стоила с 2002 года. Также на 3% - до 23 долларов за баррель упала цена нефти марки Brent. С начала года стоимость WTI обвалилась на 60%, а Brent — почти на 30%.

При этом ничто не указывает на то, что ситуация на нефтяном рынке изменится. Напротив, удивительные новости приходят из США. Там на фоне пандемии сформировались отрицательные (!) цены на нефть. Производители еще и приплачивают за нее покупателям. 

В свою очередь рынок нефти негативно влияет на курс российского рубля. Утром 30 марта на Московской бирже за доллар давали 80,14 рубля, а за евро 89 рублей. Вмешательство регулятора чуть сбило волну падения, но тенденция очевидна.

Падение происходит на фоне борьбы властей с эпидемией коронавируса. Фактически введенный в Москве и Подмосковье карантин убивает бизнес, люди перестают зарабатывать, а значит социальные последствия кризиса, как для столицы, так и всей страны могут быть чудовищны.

О том, когда России следует ждать восстановления рынка нефти нам рассказал эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, а также Финансового университета при правительстве Москвы Игорь Юшков.

— Колебания цены на нефть — то рост, то снижение, связаны с тем, что с одной стороны приходят новости со стороны Китая, который восстанавливает свою экономику и как следствие наращивает импорт нефти, а с другой это новости о том, что по всему миру наблюдается переизбыток нефти, НПЗ отказываются покупать новые объемы, так как по всему миру сокращается потребительский спрос.

Это прежде всего европейский рынок и рынок США. Все вводят антикарантинные меры, как это делал раньше Китай, останавливается авиасообщение по всему миру — оно сейчас минимальное, останавливаются предприятия, встал транспорт — в новых реалиях не нужно возить столько продукции. Падение спроса приводит к перепроизводству и падению цены на нефть.

«СП»: — Что означают «отрицательные цены» на нефть, которые наблюдаются на американском рынке?

— В данном случае речь идет об особом сорте нефти, который и так гораздо дешевле WTI. Это нефть с высокой вязкостью, из которой делают битум. Действительно, производители приплачивают за то, чтобы ее вывезли и освободили таким образом хранилища. То есть это не типичный случай. Но вряд ли такая же картина будет складываться по всему миру по отношению ко всем сортам нефти. Цены да, будут пока падать, но уже сейчас многие хотят затовариться ею — заполнить хранилища.

«СП»: — Как долго продлится падение?

— Конечно, рынок будет постепенно выпрямлять ситуацию. Чем дешевле будет нефть, тем быстрее будут уходить с рынка неэффективные производители. В частности, сланцевая добыча в США будет сокращаться и битуминозные пески в Канаде. Но это будет не равномерный процесс, потому что часть этих проектов хеджированные (застрахованные от падения цены на нефть), какие-то меры поддержки будет принимать американской руководство… Но при цене 20 долларов за баррель ни один сланцевый проект рентабельным не останется.

Постепенно они будут уходить с рынка, предложение будет сокращаться, а с другой стороны по мере восстановления экономики будет восстанавливаться спрос. И где-то в середине эти линии сойдутся и цена будет выпрямляться. Но это будет еще нескоро. Это перспектива нескольких месяцев. Думаю, восстановление будет проходить в течение второго полугодия.

«СП»: — Это же здорово для России, что уйдут американские сланцевые кампании? Утрем нос супостату, да еще и с выгодой для себя…

— За долю на рынке можно воевать сколько угодно. Но каковы будут издержки этой войны? Поэтому сама по себе борьба с американскими сланцевыми проектами России не нужна. Нам нужно, чтобы восстановился баланс спроса и предложения и из-за этого подросла цена на нефть. А этот баланс может восстановиться только если кто-то уйдет с рынка, остановив добычу.

Все складывается так, что этим «кто-то» будут как раз сланцевые кампании США. Потому что они имеют довольно высокую себестоимость, а кроме того, их особенность в том, что они могут быстро «выключать» добычу. Для этого им просто надо перестать бурить. Если бурение прекращается — убытков нет. Но когда цена подрастет, эти кампании так же быстро смогут вернуться на рынок.

То есть саму сланцевую отрасль окончательно убить не удастся. Отдельные кампании обанкротятся, но их скупят более крупные игроки. Однако, это даст передышку. К тому же потом у них вырастет себестоимость добычи, так как после серии банкротств банки дают кредиты уже под более высокий процент. Это повысит цену отсечения сланцевых проектов.

По мнению главного аналитика Банка «Солидарность» Александра Абрамова, предпринимаемые властями меры запаздывают, а экономику может ждать перевод на мобилизационные рельсы.

— Основной фактор, который влияет на динамику финансовых рынков — это ограничительные меры, вызванные эпидемией коронавируса. Сейчас под ними находится не меньше трети мирового населения. Это приводит к резкому падению экономической активности, снижению спроса на нефть и уходу инвесторов в защитные активы. А еще в начале апреля перестает действовать соглашение ОПЕК+, что еще больше усугубит ситуацию на рынке нефти.

Мы видим сегодня, что нефть марки Brent стоит уже ниже 24 долларов, что создает огромное давление на курс рубля. При такой цене на нефть курс рубля просто не может находиться на уровне 80 рублей за доллар. Равновесное значение тут 82−85 рублей.

Вместе с тем мы наблюдаем, что возобновилось снижение российского рынка российских ОФЗ. Иностранные инвесторы уходят из этих облигаций. Российские финансовые организации, конечно, могут скупать эти бумаги, но это еще вопрос целесообразности, потому что инфляционные риски в стране растут.

Поскольку государство намерено направить очень значительные средства на поддержку граждан и бизнеса, денежная масса у нас сейчас будет расти, а товарная масса сжимается, поскольку не происходит роста предложения. А при инфляционных рисках растет вероятность повышения ставки Центробанка, что негативно сказывается на перспективах ОФЗ.

Все это вместе взятое повышает вероятность массового исхода иностранных инвесторов с нашего рынка ОФЗ. А их доля еще недавно была рекордной — 34,9 процента. Если исход нерезидентов станет не постепенным, как было до сих пор, а лавинообразным, то давление на курс резко возрастет, и мы увидим очень резкое увеличение курса американской валюты к российскому рублю.

«СП»: — Хорошо, хоть «кубышку» скопить успела страна…

— Минфин до недавних пор рассчитывал свои прогнозы исходя из того, что основной удар российской экономике нанесет снижение цен на нефть. И действительно наша экономика достаточно хорошо защищена и резервов правительства должно хватить на шесть лет.

Но из-за предстоящих громадных бюджетных расходов для поддержки компаний и граждан будет расти дефицит бюджета. Кроме того, падение прибыли компаний лишает казну налога на прибыль. Если пандемия затянется, дефицит бюджета будет исчисляться триллионами рублей.

В этом случае резервов хватит года на полтора. Это может вынудить власти несколько ослабить рубль, чтобы смягчить удар как для бизнеса, так и для бюджетной системы. Тогда курс не удержится на отметке в 80−85 рублей за доллар. Скорее, он будет 105−110 рублей.

«СП»: — Как бы вы оценили действия в этой тяжелой ситуации регулятора и властей в целом?

— Их меры соответствуют ситуации, которая была неделю-другую назад. То есть меры запаздывают. Например, создан перечень пострадавших отраслей. Так было, да, пострадали целые отрасли. Например, авиаперевозки. Но сейчас пострадавшей у нас является вся экономика.

То есть нужен комплексный план поддержки всей экономики. Нельзя допустить резкий рост безработицы, чтобы как-то удержать ситуацию на плаву. Ведь сейчас бизнес, особенно малый, просто встал. У него нет выручки, одни издержки. Из-за этого даже отсрочка по налогам им не так уж и нужна.

Думаю, поддержать бизнес получится плохо, так как он все равно не сможет нормально функционировать в период пандемии. Бизнес придется со временем выстраивать заново. А пока одна из основных задач — поддержать людей. Чтобы у них была возможность физического выживания.

«СП»: — Каким образом?

— Надо четко понимать, что мы имеем дело с глобальным форс-мажором, когда экономика будет функционировать фактически в условиях военного времени. Пусть пока и не ввели комендантский час, ясно, что ключевым скоро будет вопрос снабжения продуктами и медикаментами.

И если у людей не будет денег, то эти продукты должны распределяться бесплатно по нормативам, потому что власти не имеют права допустить голода или, например, вспышки других эпидемий. Вот о чем должно думать правительство. Сейчас главное сохранить людей.

Автор: Сергей Аксенов

Источник: Свободная пресса, 31.03.2020


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Импортозамещение в нефтегазовой отрасли: мифы и реальность
Процесс импортозамещения был по-серьезному запущен после введения санкций 2014 года. Шесть лет – солидный срок, чтобы подвести предварительные итоги. С одной стороны, цифры не такие уж плохие – отрасль зависит от импорта уже меньше чем наполовину. С другой – это «средняя температура по больнице». И еще вопрос, что же считать именно российским оборудованием, с учетом активного использования иностранных комплектующих и особенно программного обеспечения. Видны примеры действительно успешного импортозамещения – но есть и не менее очевидные провалы.
Энергетический переход и «зеленая повестка» в России: мода или суровая реальность?
Авария на «Дружбе»: основные последствия
Авария на нефтепроводе «Дружба» стала главным «хитом» 2019 года в российской нефтянке. Прошел уже год, а внятного ответа на вопрос, что же произошло, так и не получено. А ведь под удар была поставлена репутация России как надежного поставщика нефти. Нефть с хлорорганикой попала в Белоруссию, в Венгрию, Польшу, Германию, Украину, другие страны. Авария привела к грандиозному международному скандалу. И это в тот момент, когда стало очевидным нарастание конкуренции на мировом рынке.
Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики