Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > «Должно произойти что-то крайне радикальное»

«Должно произойти что-то крайне радикальное»

Константин Симонов — о стоимости нефти

Сделка ОПЕК+ прекратила свое действие. 1 апреля страны официально вышли из соглашения об ограничении добычи нефти, которое действовало с 2016 года и позволяло удерживать цены в диапазоне от $50 до $70 за баррель. В начале марта на совещании стороны сделки не смогли договориться о ее продлении. С момента объявления о ее развале и на фоне падения спроса из-за коронавируса цены на нефть рухнули: баррель Brent моментами стоил меньше $23, а российская Urals упала до уровня 1999 года. При этом Fitch считает, что мир оказался в крупнейшем энергетическом кризисе, но его пик еще впереди, передает «РИА Новости». Ведущий Борис Блохин и директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов обсудили дальнейшие варианты развития событий на рынках.

— Действительно ли пик еще впереди и каким он будет? Сколько будет стоить нефть?

— Я думаю, Brent неизбежно опустится ниже $20, он уже вплотную подходит к этой отметке. Сейчас совершенно неясно, до какой степени будет опускаться спрос на нефть. В реальности сделка ОПЕК+ завершилась еще 6 марта, когда саудиты ультимативно потребовали на 1,5 млн сократить добычу от всех участников, 0,5 млн, соответственно, приходилось на долю «+», то есть России и других стран, которые в ОПЕК не входят. Саудиты вышли из нее де-факто и начали наращивать добычу. Поэтому сейчас цены падают, конечно, не из-за окончания сделки ОПЕК+, а из-за влияния коронавируса и обвального падения спроса на нефть.

Посмотрите, как меняются прогнозы: если в начале истории с коронавирусом, когда только Китай был охвачен этой эпидемией, говорили о падении мирового спроса на 5-7%, то теперь, в прошлую пятницу, говорили о 20%, сегодня уже 25%. Завтра, я вас уверяю, уже 30% будет падение. Потому что никто не может сказать, до какого предела будет опускаться спрос на нефть, что будут делать Соединенные Штаты в этой ситуации, как долго продлится карантин во многих странах. Но факт остается фактом: авиация фактически стоит, транспорт резко сократил потребление топлива.

— Есть ли сейчас какие-то сценарии, которые предполагают восстановление цен на нефть или хотя бы повышение? Когда это может случиться и при каких обстоятельствах?

— Должно произойти что-то крайне радикальное. Потому что сейчас вероятнее всего, к сожалению, продолжение ценовой войны, агрессивная политика Саудовской Аравии, которая и дальше пытается выбить российскую нефть с рынка. Цены Urals — это отражение как раз этой истории. Наши поставщики должны давать дополнительный дисконт для того, чтобы сохранить европейский рынок. Китай активно выкупает нефть Urals, но тоже получает эту нефть с дисконтом. В этом плане инерционный сценарий заключается в том, что цены могут падать и дальше, хотя кажется, что падать им просто уже некуда. Но, тем не менее, так будет. И, естественно, надо готовиться к достаточно длительному периоду сокращения цен.

Если говорить все-таки о каких-то оптимистичных сценариях, есть два варианта. Первый: Саудовская Аравия все-таки осознает, что это безумная политика не только наносит серьезный вред другим нефтяным экспортерам, в том числе и России, но и прежде всего наносит вред самой Саудовской Аравии.

В этом плане она стреляет себе в ногу — предлагает сверхнизкие цены, рассчитывая, что все остальные ее конкуренты умрут раньше, чем она сама.

Но если саудиты осознают, что у них ситуация крайне сложная и скользкая, тогда, возможно, они вернутся за стол переговоров. Хотя сейчас Саудовская Аравия решительно отрицает любую такую возможность. Второй: какая-нибудь новая, скажем так, аккуратно, политическая заварушка в районе Ормузского пролива. Например, если Иран потопит пару танкеров с саудовской нефтью и перекроет Ормузский пролив, цена, действительно, может вернуться и к $60, и к $70.

Источник: Коммерсантъ FM, 01.04.2020


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики