Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Каждому – по скважине! Кто в России получает блага от природной ренты

Каждому – по скважине! Кто в России получает блага от природной ренты

В редакцию пришло письмо от Виталия Кунакова из г. Рассказово (Тамбовская обл.). Виталий рассказывает о своей жизни, о том, что работает, заботится о пожилых родителях...

Несмотря на все усилия, легче его жизнь не становится. Заканчивается письмо вопросом: «Почему мы, россияне, не имеем права пользоваться прибылью от экспорта нефти, газа и прочих ресурсов нашей богатой страны, а между тем уровень жизни неуклонно снижается?»

Природная рента – условность?

По сути, Виталий поднял вопрос о природной ренте для граждан. Деньги, что называется, «на руки» от нефтегазовых доходов получают граждане Саудовской Аравии, Норвегии, жители штата Аляска (США) и в некоторых других странах. Что мешает России последовать их примеру?

– Мы тоже можем, – говорит экс-министр экономики РФ Андрей Нечаев (на фото). – Это просто вопрос приоритетов расходования бюджетных средств, ничего больше. Например, Аляска выплачивает каждому жителю по 2000$ в год. У нас другие приоритеты: помимо социалки, расходы на оборону, на содержание госаппарата и т.д. Видите ли, природная рента – это условность, фигура речи, которая означает, что страна получает доходы от эксплуатации природных ресурсов. А дальше уже вопрос – как их тратят.

– Если мы считаем, что бюджет страны – это народные деньги, то больше 40% в нем поступлений от нефтегазовых доходов – это и есть та самая рента, которую получают россияне, – соглашается и ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. – В мире, по сути, есть два основных инструмента изъятия этой самой ренты (и наш кардинально не отличается от них): в пользу бюджета и в пользу некой общей кубышки. В России главным образом это налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ). То есть, когда вы достаете из-под земли каждую тонну нефти, добываете каждый кубометр газа, вы платите этот налог. Если вывозите нефть и газ за рубеж, платите еще и экспортную пошлину.

Какие еще есть статьи дохода от нефти и газа? Добычей и экспортом у нас занимаются в основном госкомпании – «Роснефть», «Газпром», «Газпром нефть» (частных не так уж много, но вот, скажем, Новатэк – второй по объемам добытчик газа в стране). И когда они выплачивают дивиденды, то половина (доля государства) также достается бюджету.

Почему у нас не как в Норвегии

И в Норвегии, и на Аляске, и в Саудовской Аравии (в странах, где и граждане получают часть нефтяных доходов на руки) есть резервные фонды. Везде сверхдоходы изымаются из бюджета, чтобы не было соблазна больших расходов. Эти фонды везде государственные. Есть такой и в России – Фонд национального благосостояния. Только реальных «нефтяных денег» из него россияне не видят. При этом наблюдают огромные зарплаты менедж-мента нефтегазовых компаний, миллионные вознаграждения членам совета директоров («Собеседник» подробно писал о доходах нефтегазовых монополий в 2019-м. – Ред.)...

– Конечно, нам бы хотелось, чтобы менеджеры госкомпаний не покупали себе особняки и самолеты, – говорит Юшков. – Нам объясняют: у них высокая квалификация и якобы во всем мире так. И что если им не платить такие зарплаты, то все уедут... Сомневаюсь, что они найдут себе такую же зарплату в международных компаниях, если их уволят здесь. Да и вообще, смогут ли трудоустроиться. Но главный вопрос в другом: насколько эффективно используется полученная государством рента.

– В Норвегии выплачивают людям всего 10% от «кубышки». У нас аналогичные предложения законодателей ни разу не прошли.

– Знаете, чем обернется отсечение 20% от поступлений НДПИ в бюджет при существующем порядке распределения? Россиянам пришлют, скажем, по 12 тыс. руб. в год. Но этих же 12 тыс. недосчитаются в своих зарплатах учителя, врачи, другие бюджетники.

Предположим, примут другой сценарий – введут дополнительный сбор с компаний. Думаете, это заставит их урезать себе зарплаты? Нет, это приведет лишь к тому, что компании станут меньше тратить на добычу.

Посмотрите на Венесуэлу, которая занимает первое место в мире по запасам нефти. Там сейчас коллапс. А ведь Уго Чавес всю прибыль от нефтегаза изымал и раздавал бедным. На развитие отрасли ничего не оставалось.

– Почему у нас обязательно должен состояться сценарий Венесуэлы, а не Норвегии, где и выплаты, и социалка, и отрасль работает?

– Потому что у них намного выше эффективность госрасходов и ниже уровень коррупции. Ну, и населения меньше. И они очень хорошо управляют резервным фондом. Однажды у них доход от размещения его средств был даже выше, чем доход от нефтянки.

ЕР: каждому по «кусочку нефти»

Трудно в это поверить, но в 2003-м «Единая Россия» в предвыборном манифесте провозглашала: «В 2005 году каждый гражданин России будет получать свою долю от использования природных богатств». И речь явно шла не о пособиях, пенсиях, бесплатном образовании и медицине. Вернее, не только о них.

Тогда же этот тезис включил в свою программу и блок «Родина» (экономическую часть разрабатывал Сергей Глазьев, позже стал советником президента Путина). А тогдашний лидер «Родины» Дмитрий Рогозин возмущался: «Природная рента присваивается отдельными частными лицами, в то время как она по Конституции является достоянием всей нации!» Позже, став вице-премьером, о ренте не вспоминал. В начале нулевых о необходимости ввести природную ренту для граждан говорили и другие известные политики. Но дело не сдвинулось.

Закон не пройдет!

Законопроектов о том, чтобы россиянам выплачивалась часть нефтегазовых доходов на руки, было несколько. Все они получили отрицательные отзывы правительства и были отклонены Госдумой. Одним из первых стал проект депутатов Валерия Гартунга (СР) и Михаила Юревича (ЕР), внесен в парламент 2 октября 2003-го. Дума рассмотрела его лишь 11 февраля 2009-го. Голосование было показательным: из 450 голосовали 120 депутатов – 116 за, 3 против, 1 воздержался. Выходит, 330 парламентариев вообще не решились показать свое отношение к данному вопросу.

Еще одну попытку сделал в 2016-м депутат ГД Сергей Обухов (КПРФ) с группой коллег. Они предлагали 20% от нефтегазовых отчислений переводить в специальный фонд и потом делить между работающими россиянами и пенсионерами.

– Позже мы вносили еще один аналогичный проект, – рассказывает первый зам. руководителя фракции КПРФ в Госдуме Николай Коломейцев. – Через неделю ко мне приходил зам. главы Минэнерго: «Вы понимаете, что это будет тревожить рынки?» Я ответил: «Почему? Мы взяли за пример Норвегию и Азербайджан. Там похожий закон прекрасно работает». Заключение правительства получили с трудом (отрицательное, естественно).

Уже в нынешнем созыве коммунисты снова предложили несколько законов на аналогичную тему. Например, об обороте нефти... Россия – один из мировых лидеров по производству и экспорту нефти, а закона нет.

– В результате каждый раз как посевная и уборочная – 243 интегрированные компании ставят на уши всю страну, – поясняет Коломейцев. – Или когда в мире цена на нефть падает – внутри страны цена на бензин не двигается. Это же ненормально. Мы предложили целый набор мер, чтобы правительство могло бороться со сверхобогащением рентной олигархии. Но они не хотят принимать этот закон. У нас в Думе есть человек 25, которые являются реализаторами интересов главным образом рентной олигархии. Возьмите хотя бы фигуру миллиардера Леонида Симановского, представителя Новатэка (один из самых богатых депутатов ГД. – Ред.). С моей точки зрения, в высших эшелонах нет понимания, что мир изменился и пора перекрывать этот «ручеек» для 1% избранных. У нас ведь подавляющая часть дохода от природной ренты идет в офшоры...

P.S. Кунаков Виталий намерен обратиться в суд и потребовать у РФ закрепить положение о природной ренте в законодательстве с выдачей гражданам соответствующих правоустанавливающих документов. Он также требует признать незаконной ваучерную приватизацию ТЭК.

– Проблема возникнет уже на стадии формулировок того, что именно г-н Кунаков недополучает. – Андрей Нечаев скептически относится к перспективе такого иска. – На бытовом уровне мы понимаем, о чем он говорит. Но в конкретных налоговых и финансовых терминах это будет неопределенность.

Тем не менее «Собеседник» будет следить за ходом борьбы Виталия Кунакова с системой.

Автор: Елена Скворцова

Источник: Собеседник, 01.04.2020


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики