Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Война на истощение: России лучше совсем отказаться от нефти, чем отдавать даром

Война на истощение: России лучше совсем отказаться от нефти, чем отдавать даром

Цены на нефть уже уходят в минус и восстановятся не раньше конца года

1 апреля прекратила действовать сделка ОПЕК+ по сокращению добычи нефти, что может привести к дальнейшему падению цен на энергоносители. После того, как три недели назад стало известно, что продления сделки не будет, цены на «черное золото» обрушились более чем в два раза. Хотя, как говорят эксперты, это далеко не единственная причина падения котировок, эти новости стали сигналом для рынка и запустили процесс.

В конце марта цены на нефть марки Brent опускались до 20 долларов за баррель. Российский сорт Urals и вовсе подешевел до 13 долларов за баррель, минимум с 1999 года. Причем пока перспективы роста цен на «черное золото» не просматриваются. 1 апреля цены на нефть по формулам в России вообще начали соответствовать отрицательным значениям. Затраты на транспортировку, оплату экспортной пошлины и другие расходы превысили среднюю стоимость нефти Urals в понедельник и вторник.

Несмотря на это, ни Саудовская Аравия, ни Россия не спешат возвращаться к переговорам. Напротив, в Эр-Рияде заявили, что готовы нарастить добычу нефти на три миллиона баррелей в сутки и предоставлять дополнительные скидки на свою продукцию. Заместитель министра энергетики РФ Павел Сорокин, в свою очередь, заявил, что цена на нефть в размере 25 долларов хотя и не радует, но для отечественных производителей — не катастрофа. Как считают эксперты, дверь для продолжения переговоров не закрыта, но каждая из сторон хочет продолжать их на своих условиях. В перспективе это может привести к переформатированию всего рынка нефти.

«Это оставляет открытой дверь, но также и провоцирует догадки о том, как может выглядеть новый порядок. Согласно одной из версий, США вместе с Саудовской Аравией хотят достигнуть соглашения, по которому страна покинет ОПЕК. Группа из шести сенаторов обратилась в письме к госсекретарю Майку Помпео: Саудовская Аравия и Россия угрожают американскому доминированию на энергетическом рынке и ведут экономическую войну против США», — пишет немецкая Frankfurter Allgemeine Zeitung.

Несмотря на это, на днях президент США Дональд Трамп заявил, что готов обсуждать проблемы на рынке нефти не только с Саудовской Аравией, но и с Россией.

«Я поговорил об этом с президентом Путиным, я также поговорил с наследным принцем Саудовской Аравии. Они соберутся вместе, и мы все соберемся вместе и посмотрим, что мы можем сделать. Потому что мы не хотим терять целую отрасль из-за этого», — заявил Трамп.

Эксперты и СМИ не только гадают, получится ли что-то из этих переговоров, но и пытаются понять, кто дольше продержится, если они не увенчаются успехом и период низких цен на нефть затянется.

Например, аналитики издания Al Araby, проанализировав ситуацию на мировом нефтяном рынке, пришли к выводу, что Саудовская Аравия в ценовой войне против России — заведомо проигравшая сторона. При стоимости барреля нефти в 40 долларов Москва ежедневно теряет от 100 до 150 миллионов долларов, в то время как потери Эр-Рияда оцениваются в сумму около 400 миллионов долларов в сутки.

Впрочем, цена в 25 долларов за баррель и ниже опасна для России, особенно если продержится полгода. Возможно, именно поэтому обещания Москвы нарастить добычу не будут исполнены. Как пишет Bloomberg, «в условиях падения спроса и переполненности рынка Россия решила сдать назад в ценовой войне с Саудовской Аравией».

Как пояснил «СП» ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при Правительстве РФ Игорь Юшков, проблема уже не столько в ценовой войне, а в том, что даже если стороны действительно сядут за стол переговоров сейчас, их усилия вряд ли принесут плоды раньше, чем к концу года. Из-за эпидемии коронавируса и карантина спрос на нефть катастрофически падает. В таких условиях наращивать добычу просто бессмысленно, так как на эти объемы не будет покупателей. Кто дольше продержится в таком марафоне на выживание — вопрос. Тем временем, цены на нефть могут упасть еще ниже.

— Данных о том, что кто-то собирается отказываться от планов по наращиванию добычи, нет. Мы видим только старания Дональда Трампа, который пытается в стиле челночной дипломатии Киссинджера общаться с Саудовской Аравией и Россией, чтобы понять, что нужно сделать для того, чтобы стороны вернулись к переговорам о продлении соглашения ОПЕК+.

Если бы проблема была просто в разрыве соглашения, действия Трампа могли бы принести свои плоды. У США есть и что предложить, и как надавить на всех, чтобы диалог возобновился. Но в данной ситуации из-за коронавируса даже соглашение ОПЕК+ не возымело бы эффекта.

В апреле предполагается превышение предложения над спросом из-за того, что в разных частях мира вводится карантин, и все сокращают потребление энергоносителей на 15−20 миллионов баррелей сутки. Сокращать добычу на 2−4 миллиона баррелей в рамках ОПЕК+ в таких условиях бесполезно. Ну, поднимется цена с 15 до 20−25 долларов за баррель. Кардинального изменения и ухода к 40 долларам за баррель, которые спасли бы американские сланцевые проекты, все равно не получится.

Остается только ждать и ничего не предпринимать. Трамп мог бы убедить Садовскую Аравию хотя бы не поднимать объем производства, как они угрожали, и не давать скидки по 8 долларов за баррель. Но в целом вернуться к соглашению можно будет ближе к июню. Обсуждать новые квоты на добычу можно будет не раньше третьего-четвертого квартала, да и то, только при условии, что к тому моменту будет понятно, как восстанавливается китайская экономика и сколько они потребляют нефти в новых условиях.

В Европе до сих пор не все сократилось в объеме производства, они переживают пик этих процессов. Только к июню возникнут позитивные новости, и ЕС начнет восстанавливать спрос на нефть и нефтепродукты.

Сейчас не ясно, ради чего России и Саудовской Аравии идти на сокращение объемов добычи. Чтобы выручать американские сланцевые проекты? Не понятно и то, какой размен мог бы быть со стороны США. Участвовать в соглашении ОПЕК+ для них будет очень затруднительно. В США очень жесткое антимонопольное законодательство, поэтому договариваться об объемах добычи запрещено. Администрация Трампа могла бы косвенно регулировать объем добычи дополнительными налогами или преференциями, но подобных предложений мы не слышали.

Пока все смотрят на то, какие будут ежесуточные объемы Саудовской Аравии и других стран, действительно ли они начнут наращивать объемы производства. Это было бы довольно иррационально с их стороны, но ничего исключать нельзя.

«СП»: — Почему иррационально?

— Потому что рынок не переваривает даже те объемы нефти, которые есть сейчас. Дополнительные объемы будет просто сложно продать. Сейчас спрос крайне низок и в основном все работают на хранилища. Но рано или поздно хранилища на суше и танкеры заполнятся, и на этом спрос схлопнется. Тогда встанет вопрос о сокращении нынешних объемов производства. То есть план Саудовской Аравии добывать максимально возможное количество нефти не совсем отражает реальность. Потому что непонятно, кто эту нефть купит. Физически нефть сейчас в мире девать некуда.

В таких условиях мы столкнемся с тем, что цены будут падать все ниже, и постепенно все выправит рыночная ситуация. Будут сокращаться объемы производства, в первую очередь, на битуминозных песках Канады. А если произойдет заполнение хранилищ, мы увидим сокращение и у традиционных производителей, в том числе и России.

Дальше все будет зависеть от того, насколько быстро восстанавливается Китай, когда европейцам удастся переломить коронавирус и как дела будут обстоять в США. Только во второй половине 2020 года возможно какое-то восстановление. А весь второй квартал ситуация на рынке будет очень сложной.

«СП»: — То есть цены на нефть могут опуститься еще ниже?

— Не исключено, что мы увидим очередные антирекорды. Уже сейчас Urals стоит 13 долларов за баррель, и дисконт к марке Brent у нее увеличивается, потому что уже сейчас происходит очень жесткая конкуренция между саудовскими поставками в Европу и нашими на фоне резкого сокращения потребления. Нефть не нужна в тех объемах, что она производится.

Мы можем увидеть ценники и ниже 10 долларов за баррель. Вопрос в том, как долго это продлится. Для России страшно не то, насколько низкие цены в моменте, а то, как долго это продлится. Если такая ситуация затянется весь второй квартал, если в июне-июле мы не сможем отскочить к району 35 долларов за баррель, у компаний начнутся существенные проблемы.

Государство в целом будет закрывать все выпадающие доходы из ФНБ, но если мы будем существовать при 20 и меньше долларов за баррель на протяжении полугода, но компании этого делать не смогут.

«СП»: — Могут ли США заключит некое соглашение с Саудовской Аравией, чтобы окончательно вытолкнуть Россию с рынка?

— Мне кажется, что идея о том, что США и Саудовской Аравии хотят вытолкнуть сейчас Россию с рынка, не реалистична. Любые попытки сделать это значат, что кто-то должен увеличить добычу и направить ее на традиционные для России рынки. Россия тоже попытается ответить. Получается, что весь мир нужно будет заливать нефтью. Конкуренция за рынки сбыта приводит к тому, что цены падают. И первыми от низких цен страдают сланцевые компании.

Поэтому США невозможно договориться с Саудовской Аравией таким образом, чтобы сланцевая промышленность осталась за скобками и выживала, а саудиты и Россия конкурировали друг с другом в вакууме.

Трамп потому и активизировался, что США и их нефтяная отрасль сейчас тоже пострадают. Если пустить все на самотек, ситуация выправится примерно к концу года. Мы сможем увидеть цены в районе 40 долларов за баррель, что в нынешних условиях будет замечательно. Но ребалансировка рынка произойдет, прежде всего, за счет Соединенных Штатов. Просто многие компании там застрахованы от падения цены, поэтому пока этот процесс не начался.

Но страховка не длится вечно, а при ценах в 20−25 долларов за баррель ни один сланцевый проект не рентабелен. Начнется падение производства, рост безработицы, а также падение добычи сланцевого газа, которая субсидируется за счет нефти. Газ подорожает, значит, подорожает и электроэнергия, которая была конкурентным преимуществом США в попытках вернуть предприятия обратно на свою территорию.

Поэтому Трамп и забеспокоился. С одной стороны, бензин подешевел, и это хорошо для избирателей. С другой, рост безработицы и цен на товары, производимые в США, ударят по его рейтингу, тем более, накануне выборов. Поэтому он и звонит России и саудитам, чтобы они что-нибудь сделали, чтобы выпрямить цены. Он пока не знает, что именно нужно делать, но понимает, что что-то делать нужно, потому что работники сланцевой сферы — это как раз его электорат. И из-за коронавируса и роста цен он вполне может проиграть выборы даже Байдену.

«СП»: — А кто может дольше выдерживать низкие цены на нефть, Россия или Саудовская Аравия, если уж пойдет игра на истощение?

— С точки зрения государства быстрее проедает запасы Саудовская Аравия. У них бюджет, по данным МВФ, верстается из расчета цены на нефть в 83 с небольшим доллара за баррель. У нас это 42,4 доллара за баррель. Резервы, которых хватит, чтобы протянуть какое-то количество лет, у нас примерно одинаковы.

Но при этом у нас нет нестабильности на границах, а они фактически ведут войны в Сирии и Йемене. С другой стороны, у них себестоимость производства нефти и транспортное плечо меньше, чем у нас. Поэтому учитывая все факторы, мы несем примерно одинаковые убытки.

Автор: Анна Седова

Источник: Свободная пресса, 02.04.2020 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики