Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Почему Россия выстрелила себе в ногу?

Почему Россия выстрелила себе в ногу?

Наше государство само спровоцировало кризис на нефтяном рынке и падение рубля, полагают эксперты.

В марте в ИА «Национальная Служба Новостей» состоялась пресс-конференция «Захлебнулся в нефти: надолго ли затянется падение рубля»

Сделка ОПЕК+ нужна России, но не нефтяным компаниям

Эксперты обсудили экономический кризис, назвали его причины и сделали свои прогнозы. Напомним, 9 марта 2020 года стоимость нефти упала на 30 процентов из-за разрыва сделки ОПЕК+, а за ней и рубль потерял позиции: евро вырос до 84 рублей, доллар – до 73.

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, аналитик Финансового университета при Правительстве РФ Игорь ЮШКОВ полагает, что Россия и ОПЕК+ не сошлись во взглядах, нужно ли дополнительное сокращение объемов производства:

— В феврале Китай снизил потребление нефти, соответственно, цены немножко упали, и Саудовская Аравия настаивала, что весь ОПЕК + должен сократиться на 1,5 млн. баррелей в сутки. Россия считала, что следует остаться на тех квотах, которые есть в первом квартале 2020 года, что период низких цен пройдет, по мере того как Китай восстановит объемы спроса и потребления. Саудовская Аравия пошла на ультиматум.

После возвращения министра энергетики Александра НОВАКА с переговоров в Вене во Внуково прошло совещание с участием Президента РФ, глав нефтяных компаний, членов правительства, на котором было принято решение, что Россия не согласится на сокращение. НОВАК вернулся в Вену, и 6 марта было объявлено, что квот на добычу нефти во втором квартале не будет.

— По сути, каждый может добывать теперь сколько сможет. Для России каждый последующий шаг сокращения объемов добычи согласовывался все сложнее, потому что у нас формально Министерство энергетики не имеет права диктовать компаниям, сколько им надо добывать. Основной противник сделки – компания «Роснефть», которая всегда заявляла, что против соглашения ОПЕК+, смогла пролоббировать свой вариант. Россия не хотела сокращаться потому, что за историю ОПЕК+ квоты по сути никогда не поднимали – если мы шли на сокращение, то и оставались на том же уровне, – пояснил эксперт. – Вернуться обратно возможности не было. Для нас это было существенно, снижать добычу не хотелось. Можно было бы просто подождать, пока Китай восстановит свой спрос.

Саудовскую Аравию, как пояснил Игорь ЮШКОВ, не устраивала цена 50-55 долларов за баррель, поскольку бюджет государства сверстан из расчета около 72 долларов за баррель. В России бюджет основан на цифре 42,4 доллара за баррель. «Сейчас стороны, можно сказать, укрепляют свои переговорные позиции, готовясь, видимо, к новому раунду переговоров. Саудиты говорят, что они существенно нарастят объем добычи с апреля, потому что уже дают скидки на будущие поставки для своих клиентов, тем самым указывают, что могут компенсировать снижение цены объемами производства. Но я думаю, что это тоже указывает на то, что стороны вернутся за стол переговоров и будут обсуждать новые квоты на добычу», – полагает ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности.

По его мнению, поскольку все доходы, превышающие 40 долларов за баррель, в основном идут государству в виде повышенных экспортных пошлин и налога на добычу полезных ископаемых, то компании от сложившейся ситуации потеряют меньше, чем государственный бюджет.:

— Для отдельных компаний может быть действительно выгоден отказ от сделки ОПЕК+. Роснефть или Газпромнефть могут нарастить объем добычи, пусть и ненамного, а ОПЕК+ для них является реальным ограничителем. Но при наличии сделки ОПЕК+ у нас был бездефицитный бюджет, пополнялся фонд национального благосостояния, а теперь дефицитный бюджет, и мы расходуем фонд национального благосостояния для покрытия выпадающих доходов. Для бюджета наличие сделки ОПЕК+ было скорее позитивом.

Зачем нам бороться с американскими сланцевиками

Член президиума Столыпинского клуба, экономист Владислав ЖУКОВСКИЙ более критично оценивает ситуацию:

— Если бы сохранилась картельная сделка России и стран ОПЕК+, то нефть сейчас бы стоила 48-52 доллара за баррель. У меня вопрос только один: каким местом думают люди, принимающие решения в России? Вы хотели выйти из ОПЕК+? А зачем тогда в 2016 году входили? Догадаться разорвать отношения с Саудовской Аравией сейчас, в марте, когда темпы роста мировой экономики ниже трех процентов, темпы роста китайской экономики ниже 6 процентов (и по итогам года впервые за четыре десятилетия могут быть ниже 5 процентов), когда темпы роста индийской экономики упали в два раза – с 8,5 до 4, когда американская экономика подтормаживает… Плюс коронавирус – больше 115 тыс. заболевших только официально, неофициально – 300 тыс. человек. В этой ситуации щелкнуть по носу американских сланцевиков, показать наши геополитические амбиции – это, мне кажется, просто выстрел себе в ногу. Сами на ровном месте устроили хаос, шоковую девальвацию рубля, обрушение цен на энергоносители и нацвалюту.

Экономист напомнил, что в марте произошло самое сильное падение цены на нефть с 1991 года (31 процент), когда США завершили операцию «Буря в пустыне» и вышли из Ирака.

Владислав ЖУКОВСКИЙ уверен, что ситуация может измениться при определенных условиях:

— Либо мы не будем бороться с американскими сланцевиками и хотя бы на техническом комитете начнем договариваться с Саудовской Аравией, уведем картельным сговором котировки выше 42-45 долларов за бочку и тогда действительно сможем увидеть укрупнение рубля до 71- 68 рублей за доллар. Если продолжим эту кровавую баню, то нефть может уйти вторым ходом до 32-30 долларов за бочку.

К 60 долларам за баррель в этом году нефть не вернется

Директор Фонда энергетического развития Сергей ПИКИН полагает, что, хотя в России цены на топливо только растут и никогда не падают, факторов, которые бы способствовали росту цен на нефтепродукты, в этом году не ожидается. Стоимость авиабилетов тоже не должна сильно удивить:

— Темпы роста цен на керосин всегда были выше, чем на обычное дизельное топливо и бензин, но спрос в этом году будет другой. Его отсутствие будет толкать компании к не такой агрессивной политике в отношении цен, как это было в прежние годы. Это будет основным сдерживающим фактором.

На вопрос, какие же меры российское правительство должно принять, чтобы вернуть баррель нефти, глава Фонда энергетического развития рассмеялся:

— Никакие. ОПЕК+ регулирует не цены, а объемы. Мы можем работать над повышением эффективности нашей нефтегазовой отрасли. Это единственное правильное решение. Если смотреть на горизонт в 10 лет, можно и без ОПЕК+ говорить, что объемы добычи нефти в России будут снижаться. Не на 300 тысяч баррелей, не на 500, а на десятки процентов. Мы доживаем век дешевой нефти из старых месторождений. За последние 10 лет новой нефти практически не появилось. Все, что открываем сейчас, – это трудно извлекаемые запасы, к ним мы пока не приступили полноценно. У России задачи простые – минимизация падения добычи нефти.

Сергей ПИКИН считает, что и сегодня ничто не мешает сторонам достичь джентльменских соглашений, которые, правда, уже не будут иметь юридической значимости. За 60 долларов за баррель цена на нефть в этом году уже не вернется, полагает глава Фонда энергетического развития: «Если мы в этом году получим средний уровень 45-50, то это будет шикарно. Но чтобы его достичь, должна сложиться масса факторов».

Говорим «вирус» – подразумеваем «кризис»

И не последним фактором он видит Covid-19: «Если бы не было коронавируса, его стоило бы придумать».

С вирусом связывает ситуацию на рынке нефти и руководитель центра экономических исследований Института нового общества Василий КОЛТАШОВ, он полагает, что кризис 2020 года имеет китайские корни:

— Рост цен, которого все ждут, будет ограничен провалом потребительского спроса во всем мире. Дешевле будет практически все. Инфляция в России, конечно, увеличится. В этом сомневаться не приходится. Однако не это главное. Главное то, что происходит в Китае. В начале 2016 года, когда мы наблюдали вторую волну кульминации глобального кризиса, Китай показал миру колоссальный провал импорта и соответствующий (очень большой, 20 с лишним процентов) провал экспорта. И когда китайцы увидели эти данные, схватились за голову и сказали: «Боже мой, что же мы наделали, как нам не стыдно. Немедленно исправим ситуацию!» И быстренько начали исправлять. И сейчас в мире живет надежда именно на такое поведение Китая, что китайцы в какой-то момент скажут: «Почему мы занимаемся этим коронавирусом, весь мир гибнет из-за нас, мы должны немедленно увеличить импорт и покупать как можно больше нефти, чтобы вернуть цены к комфортным для экспортеров и добытчикам показателям». Вот этого китайцы делать сейчас не будут. Потому что ситуация у них гораздо сложнее, чем на начало 2016 года. У них кризис перепроизводства, то, чего, по мнению многих аналитиков, быть не может. Может. Китайская экономика тоже может падать. Нужно приготовиться к тому, что такого рыцарского поведения китайских регуляторов, как в начале 2016 года, мы не увидим. Они будут бороться с вирусом. У них вирус. Они же не могут сказать, что у них кризис! Ведь никто не поверит, и сами китайцы могут это неправильно понять. Они люди верующие – верят в могущество собственной экономики. А раз она падает, значит, надо говорить: какой-то вирус, страшный, опасный. С вирусом еще будут носиться очень долго, он имеет прямое отношение к рынку нефти. Чем более виновата в ухудшении мировой экономической ситуации та или иная страна, тем больше она будет кричать про вирус, сама провоцировать общественную мобилизацию на борьбу с эпидемией. Нам часто говорят, что китайские заводы закрывают из-за вируса. Когда есть спрос, конвейер не останавливают. Обтираются спиртом, полоскаются коньяком, делают что угодно, но конвейер работает. Только когда склад переполнен, людей можно убрать с конвейера и сказать: а теперь карантин, посидите дома. Это ситуация современного Китая.

Василий КОЛТАШОВ предрек, что весь 2020 год пройдет под знаком коронавируса: «Мы не говорим «кризис», мы говорим политкорректно – «вирус». Он тоже полагает, что если регулятор вмешается, то нового падения российской валюты может и не случиться, а если ничего делать не будет, тогда нужно готовиться к тому, что рынок в ближайшие месяцы может еще сдвинуться вниз, к 27-28 долларов за баррель. Судьба рубля будет соответствующей.

Автор: Анастасия Ильченко

Источник: Коммерческие вести, 05.04.2020


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики