Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > С. Митрахович: Сделка ОПЕК+ – это что-то вроде перемирия на время. Нам придётся либо сокращать добычу нефти, либо ждать, когда уйдёт коронавирус (видео)

С. Митрахович: Сделка ОПЕК+ – это что-то вроде перемирия на время. Нам придётся либо сокращать добычу нефти, либо ждать, когда уйдёт коронавирус (видео)

Александр Денисов: «Рубль подкрепился перед сделкой»: национальная валюта росла в ожидании хороших новостей с конференции ОПЕК+, где ведущие экспортеры нефти договариваются насчет объемов добычи, пытаются понять, что делать с упавшими ценами, а также с резко снизившимся спросом.

О результатах договоренности и о том, что сейчас происходит на конференции ОПЕК+, онлайн-конференции, мы поговорим со Станиславом Митраховичем, ведущим экспертом Фонда национальной энергетической безопасности, научным сотрудником Финансового университета при Правительстве Российской Федерации.

Анастасия Сорокина: Станислав, добрый вечер.

Александр Денисов: Здравствуйте, да.

Станислав Митрахович: Здравствуйте.

Александр Денисов: Станислав, ну вот пока по ленте новостей сложно понять, договорились или нет, вот выдвигаются только цифры, 10 миллионов баррелей в сутки понизить вот предложение, а конкретно согласились или нет, пока непонятно.

Станислав Митрахович: Да, то есть нужно ждать результатов более подробных, чтобы нам сказали, кто именно будет сокращать, в какие сроки будет сокращать. Ну то есть есть какие-то конкретные вещи, вот надо их знать, без них очень сложно сказать, насколько эта сделка будет эффективной или не эффективной. Будут ли в ней участвовать американцы, будут ли в ней участвовать норвежцы, бразильцы? Я называю страны-«безбилетники», то есть которые...

Александр Денисов: А еще непонятно, подключились они или нет, еще неясно, да?

Станислав Митрахович: Ну пока вот мы с вами обсуждаем слухи «Reuters», я думаю, что пройдет немного времени, и будут уже бо́льшие подробности. Пока вот «Reuters» сообщили, что Россия и Саудовская Аравия согласились об ограничении добычи нефти на 10 миллионов баррелей в сутки. Россия добывает около 11, то есть мы должны с вами понять, кто будет тот другой игрок, который сократит, условно говоря, то, что будет делать, кроме того, что будут делать Россия и Саудовская Аравия, будут ли это делать «безбилетники» либо нет, когда это нужно будет сделать.

То есть российские компании ждут, что, например, через 2 месяца могут сойти с дистанции какие-то другие производители в мире, скажем, африканские, ну наиболее слабые. То есть если они сократят свое производство, возможно, нам придется сокращать меньше или нам нужно будет сокращать меньше через 2 месяца. Ведь мы если остановим сейчас скважины, нам будет их сложнее, чем многим другим, запускать через 2–3 месяца из-за специфики наших условий работы, у нас гораздо холоднее, чем на Ближнем Востоке. Поэтому тут очень много нюансов, связанных с тем, какие особенности этой сделки, я думаю, что нам скоро про них расскажут.

Анастасия Сорокина: Станислав, мы очень пристально следим за этой ситуацией, понимаем, что от этого зависит, в общем-то, жизнь всех нас. Какие могут быть изменения по итогам сегодняшнего переговоров?

Станислав Митрахович: Ну, если мы представим себе, что в сделке будут участвовать в том числе и «безбилетники», либо что будут участвовать хотя бы все страны ОПЕК+, что эта сделка действительно как минимум через полтора дня не развалится, то есть там не будет какого-то глобального недоверия между игроками, то тогда мы увидим рост цен на нефть, для России это будет означать снижение давления на российский рубль, иностранные товары перестанут расти так быстро в стоимости, как это происходит сейчас, товары иностранного производства. Поэтому для нас это, конечно, будет плюс.

Другое дело, что поскольку перевес производства над потреблением нефти сейчас очень высокий в мире, около 20–30 миллионов баррелей в сутки, поэтому сделка ОПЕК+ есть как бы такая маленькая часть «лечения», это что-то вроде перемирия на время. Дальше все равно придется либо сокращать добычу, либо ждать, пока уйдет коронавирус и восстановится мировой спрос.

Александр Денисов: Да. Скажите, нам нужны союзники в переговорах с Саудовской Аравией, вот непременно чтобы США встали на нашу сторону, чтобы договориться, или нет, мы можем сами играть, невзирая на других «безбилетников»? Или это такой важный момент для России?

Станислав Митрахович: Ну вот даже если верить слуху «Reuters», то общее сокращение – это 10 миллионов баррелей в сутки, это очень большая величина. Например, месяц назад, в начале марта обсуждался вариант, чтобы Россия и Саудовская Аравия, а также их партнеры по ОПЕК+, сократили все вместе на 1,5 миллиона баррелей, а сейчас мы обсуждаем 10 на всех. Это намного-намного больше, то есть еще месяц назад не был понятен масштаб этой коронавирусной проблемы. Поэтому здесь всем придется договариваться, здесь одна Россия не сможет ничего сделать и одна Саудовская Аравия ничего не сможет сделать, это вопрос именно общего такого водяного перемирия в период большого общего кризиса. Поэтому и важно понять, кто будет участвовать и кто какие обязательства на себя возьмет.

Надо понимать, что для российских компаний, например, даже на 1,5 миллиона сократить – это очень большие убытки будут, потому что компании привыкли работать именно в стандартном механизме. Если компании сейчас сократят производство, им придется в дальнейшем потратить ресурсы, для того чтобы возобновить работу скважин. У нас не то же самое, что в Саудовской Аравии, у нас не то же самое, что в Америке, нам это сделать сложнее будет и дороже. Поэтому здесь огромное количество сложных моментов, именно поэтому обсуждение до сих пор продолжается, и вот это не то что встретились на 5 минут и разошлись из видеоконференции – там обсуждается огромное количество принципиально важных технических деталей.

Александр Денисов: Спасибо большое.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Станислав Митрахович, ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, научный сотрудник Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, был с нами на связи.

Источник: ОТР, 09.04.2020


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики