Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > С. Митрахович: Сделка ОПЕК+ – это что-то вроде перемирия на время. Нам придётся либо сокращать добычу нефти, либо ждать, когда уйдёт коронавирус (видео)

С. Митрахович: Сделка ОПЕК+ – это что-то вроде перемирия на время. Нам придётся либо сокращать добычу нефти, либо ждать, когда уйдёт коронавирус (видео)

Александр Денисов: «Рубль подкрепился перед сделкой»: национальная валюта росла в ожидании хороших новостей с конференции ОПЕК+, где ведущие экспортеры нефти договариваются насчет объемов добычи, пытаются понять, что делать с упавшими ценами, а также с резко снизившимся спросом.

О результатах договоренности и о том, что сейчас происходит на конференции ОПЕК+, онлайн-конференции, мы поговорим со Станиславом Митраховичем, ведущим экспертом Фонда национальной энергетической безопасности, научным сотрудником Финансового университета при Правительстве Российской Федерации.

Анастасия Сорокина: Станислав, добрый вечер.

Александр Денисов: Здравствуйте, да.

Станислав Митрахович: Здравствуйте.

Александр Денисов: Станислав, ну вот пока по ленте новостей сложно понять, договорились или нет, вот выдвигаются только цифры, 10 миллионов баррелей в сутки понизить вот предложение, а конкретно согласились или нет, пока непонятно.

Станислав Митрахович: Да, то есть нужно ждать результатов более подробных, чтобы нам сказали, кто именно будет сокращать, в какие сроки будет сокращать. Ну то есть есть какие-то конкретные вещи, вот надо их знать, без них очень сложно сказать, насколько эта сделка будет эффективной или не эффективной. Будут ли в ней участвовать американцы, будут ли в ней участвовать норвежцы, бразильцы? Я называю страны-«безбилетники», то есть которые...

Александр Денисов: А еще непонятно, подключились они или нет, еще неясно, да?

Станислав Митрахович: Ну пока вот мы с вами обсуждаем слухи «Reuters», я думаю, что пройдет немного времени, и будут уже бо́льшие подробности. Пока вот «Reuters» сообщили, что Россия и Саудовская Аравия согласились об ограничении добычи нефти на 10 миллионов баррелей в сутки. Россия добывает около 11, то есть мы должны с вами понять, кто будет тот другой игрок, который сократит, условно говоря, то, что будет делать, кроме того, что будут делать Россия и Саудовская Аравия, будут ли это делать «безбилетники» либо нет, когда это нужно будет сделать.

То есть российские компании ждут, что, например, через 2 месяца могут сойти с дистанции какие-то другие производители в мире, скажем, африканские, ну наиболее слабые. То есть если они сократят свое производство, возможно, нам придется сокращать меньше или нам нужно будет сокращать меньше через 2 месяца. Ведь мы если остановим сейчас скважины, нам будет их сложнее, чем многим другим, запускать через 2–3 месяца из-за специфики наших условий работы, у нас гораздо холоднее, чем на Ближнем Востоке. Поэтому тут очень много нюансов, связанных с тем, какие особенности этой сделки, я думаю, что нам скоро про них расскажут.

Анастасия Сорокина: Станислав, мы очень пристально следим за этой ситуацией, понимаем, что от этого зависит, в общем-то, жизнь всех нас. Какие могут быть изменения по итогам сегодняшнего переговоров?

Станислав Митрахович: Ну, если мы представим себе, что в сделке будут участвовать в том числе и «безбилетники», либо что будут участвовать хотя бы все страны ОПЕК+, что эта сделка действительно как минимум через полтора дня не развалится, то есть там не будет какого-то глобального недоверия между игроками, то тогда мы увидим рост цен на нефть, для России это будет означать снижение давления на российский рубль, иностранные товары перестанут расти так быстро в стоимости, как это происходит сейчас, товары иностранного производства. Поэтому для нас это, конечно, будет плюс.

Другое дело, что поскольку перевес производства над потреблением нефти сейчас очень высокий в мире, около 20–30 миллионов баррелей в сутки, поэтому сделка ОПЕК+ есть как бы такая маленькая часть «лечения», это что-то вроде перемирия на время. Дальше все равно придется либо сокращать добычу, либо ждать, пока уйдет коронавирус и восстановится мировой спрос.

Александр Денисов: Да. Скажите, нам нужны союзники в переговорах с Саудовской Аравией, вот непременно чтобы США встали на нашу сторону, чтобы договориться, или нет, мы можем сами играть, невзирая на других «безбилетников»? Или это такой важный момент для России?

Станислав Митрахович: Ну вот даже если верить слуху «Reuters», то общее сокращение – это 10 миллионов баррелей в сутки, это очень большая величина. Например, месяц назад, в начале марта обсуждался вариант, чтобы Россия и Саудовская Аравия, а также их партнеры по ОПЕК+, сократили все вместе на 1,5 миллиона баррелей, а сейчас мы обсуждаем 10 на всех. Это намного-намного больше, то есть еще месяц назад не был понятен масштаб этой коронавирусной проблемы. Поэтому здесь всем придется договариваться, здесь одна Россия не сможет ничего сделать и одна Саудовская Аравия ничего не сможет сделать, это вопрос именно общего такого водяного перемирия в период большого общего кризиса. Поэтому и важно понять, кто будет участвовать и кто какие обязательства на себя возьмет.

Надо понимать, что для российских компаний, например, даже на 1,5 миллиона сократить – это очень большие убытки будут, потому что компании привыкли работать именно в стандартном механизме. Если компании сейчас сократят производство, им придется в дальнейшем потратить ресурсы, для того чтобы возобновить работу скважин. У нас не то же самое, что в Саудовской Аравии, у нас не то же самое, что в Америке, нам это сделать сложнее будет и дороже. Поэтому здесь огромное количество сложных моментов, именно поэтому обсуждение до сих пор продолжается, и вот это не то что встретились на 5 минут и разошлись из видеоконференции – там обсуждается огромное количество принципиально важных технических деталей.

Александр Денисов: Спасибо большое.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Станислав Митрахович, ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, научный сотрудник Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, был с нами на связи.

Источник: ОТР, 09.04.2020


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Водородная повестка в России в период экономической войны с Западом
Российский экспорт нефти: от ковидного падения спроса к санкционной войне
События на Украине радикально изменили ситуацию на рынке углеводородов. Пандемийное падение спроса кажется уже не такой большой бедой. Теперь мы столкнулись с более серьезным вызовом. Политический Запад резко усилил санкционное давление на Россию. Началось вытеснение России с рынков нефти и газа. Серьезный удар обрушился на российские нефтяные поставки. США, Канада и Великобритания ввели запрет на закупку российской нефти. Но главное поле битвы - ЕС.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2021 году и перспективы 2022 года
Ситуация на нефтегазовых рынках в 2021 году радикально изменилась. Цены на нефть пошли вверх, а газовые - так и вовсе поставили исторические рекорды. Казалось бы, такой расклад должен радовать российские нефтегазовые компании, которые сумели получить по итогам 2021 года неплохую выручку и прибыль, и российское государство, опять имеющее профицитный бюджет именно благодаря экспорту нефти и газа. Однако весь год прошел в рассуждениях о туманном будущем углеводородов. Все чаще звучат прогнозы о конце эпохи нефти (а потом и газа) под давлением новой климатической повестки и энергетического перехода.
«Газпром» на гребне ценовой волны. Текущая ситуация на газовом рынке Европы
Динамика газового рынка Европы - один из центральных сюжетов развития мировой энергетики. Уже начиная с лета ситуация стала выходить из-под контроля. Цены на газ в Европе побили исторические рекорды, потащив за собой котировки на уголь и даже нефть. Европейцы стали оценивать ситуацию как полноценный энергетический кризис. «Газпром» как крупнейший поставщик газа на европейские рынки оказался в центре большой дискуссии с извечными русскими вопросами: кто виноват и что делать. Уникальная ситуация на европейском газовом рынке и положение «Газпрома» детально разбираются в этом докладе.
Фискальная политика в нефтяной отрасли: выжимание последних соков или шанс на перезапуск отрасли?
Нефтяной сектор традиционно рассматривается правительством как донор федерального бюджета. Осенью 2020 года была принята целая серия репрессивных решений относительно нефтяных компаний, мотивированных необходимостью сбора дополнительных денег в бюджет. При этом бюджетная кампания осени 2021 года стала радикальным контрастом по сравнению с 2020 годом. Фокус внимания Минфина сместился на металлургическую и горнодобывающую промышленность, в то время как нефтяники получили определенную передышку. Вопрос, что будет дальше.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики