Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > «Джентльменское соглашение». Александр Пасечник о «конструктиве» формата ОПЕК+

«Джентльменское соглашение». Александр Пасечник о «конструктиве» формата ОПЕК+

В четверг, 9 апреля, состоялись переговоры по нефти в формате ОПЕК+, по итогам которых стороны обязались сократить добычу в мае-июне суммарно на 10 миллионов баррелей в сутки. Чем обернутся принятые решения, руководитель аналитического управления Фонд национальной энергетической безопасности Александр Пасечник рассказал в интервью Украине.ру

Как следует из итогового коммюнике встречи, Россия и Саудовская Аравия при реализации нового соглашения ОПЕК+ с мая по конец июня должны будут добывать не более 8,5 миллионов баррелей в сутки.

Однако для вступления сделки в силу требуется еще согласие Мексики.

- Александр, как вы в целом оцениваете прошедшие переговоры? Можно ли сказать, что стороны пошли на значительные компромиссы?

— Я оцениваю их позитивно для рынка, но рынок практически не замечает этой сделки. Во-первых, она еще не завершена — это все-таки больше декларация о намерениях, что называется, «джентльменское соглашение», вылившееся в какие-то обязательства. Там еще демарш Мексики вносит определенную коррекцию в эту сделку.

Ну а в целом весь этот формат ОПЕК+, скажем так, вторичен в условиях вирусной пандемии. Непонятно, как будет дело обстоять с экономической ситуацией и спросом на нефть в перспективе.

Поэтому мы видим и естественные процессы, которые могут привести к снижению добычи. Допустим, на американском рынке естественное снижение, потому что девать нефть уже некуда: 2 миллиона баррелей в сутки в Америке уже ушло с рынка. Ну и у американцев по законодательству нельзя вливаться в такие вот картельные истории.

- Такие процессы наблюдаются и в других странах?  

— Похожие ситуации могут назревать на рынке в целом. Возьмем, допусти, саудовскую нефть, которая продавалась с дисконтом на европейском рынке в начале апреля, но на нее не было спроса. Даже дисконт не гарантирует спрос.

Опять же Россия отвечала тоже демпингом на демпинг саудовцев. Так что вы понимаете, что ситуация может еще регулироваться и по объективным причинам в отсутствии спроса. То есть сам факт возрождения ОПЕК+ больше психологическая подпитка для бирж, чтобы не допустить спекулятивных обвалов к $20-15.

Ну и мы сейчас видим, что умеренно биржа реагирует: нефть в районе выше $30 за баррель — это в общем-то в данной ситуации, скажем, довольно приемлемый чек для нефтепроизводителей. Ну а для потребителей это вообще пик благополучия.

- Будет ли расти цена на нефть, учитывая падающее потребление? Можно ли сейчас это прогнозировать?

— Спрогнозировать сложно, будет ли она расти. Я думаю, что задача сейчас — выйти хотя на бы на рубеж $40 по Brent, и это уже будет большим успехом по отношению к провалу в конце марта — начале апреля, когда нефть тестировала и $22 за баррель.

- А есть ли в текущей ситуации стороны, для которых итоговая сделка более выгодна?  

— Да я не вижу здесь проблемы искать выгоды. Здесь нет больших сложностей для нефтекомпаний. Тем более, в условиях низких цен на нефть ясно, что откладываются в любом случае инвестиции в новые проекты.

То есть сейчас рассуждать, кому выгодно, кому невыгодно… Сейчас в целом рынок сложный, сейчас задача — выйти из этой конъюнктурной ямы и победить коронавирус. А уже дальше можно рассуждать о потенциалах рынка энергоресурсов.

- Роль США в переговорах с такой же точки зрения можно оценить?

— Роль США опосредованная. Единственное, что я бы отметил, — это что [президент США Дональд] Трамп запустил, по сути, переговорный процесс. Он взбодрил арабов, призвав их к возобновлению диалога с Россией. Арабы, соответственно, начали спешно созывать сессию ОПЕК, призывать Россию тоже сесть за стол переговоров. Мы согласились, и вот мы видим сейчас уже ОПЕК+ в некоем расширенном формате…

Но что получится из этого в итоге? Сегодня, может, какие-то новости появятся с G20 — в этих рамках уже обсуждается эта история с лимитированием добычи. Ну и дальше тоже будут поступать детальные моменты, которые позволят уже как-то понять характеристики этой сделки.  

- То есть гипотетически эти договоренности по нефти могут открыть дорогу к решению других вопросов? Каких-то политических, например?

— Я считаю, что для мировой экономики рынок нефти ключевой. Ну и естественно, если есть формат, который охватывает много политических центров, то это довольно-таки позитивная история.

То есть уже нет жесткой конфронтации — борьбы со сланцами, допустим, противостояния саудовцев с Россией, таких демпинговых историй будет меньше. В этом смысле этот конструктив позитивен, конечно.  

Автор: Ксения Симак

Источник: Ukraina.ru, 10.04.2020


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2020 году и перспективы 2021 года
«Газпром»: жизнь после эпохи «больших строек»
«Газпром» близок к завершению главных газопроводных строек прошлого десятилетия. Запущены в эксплуатацию «Сила Сибири» и «Турецкий поток». «Северный поток-2» построен более чем на 90 % и должен быть завершен в ближайшие месяцы. Поступательно идет процесс разработки ресурсной базы на Ямале и в Восточной Сибири. В то же время конъюнктура на рынках газа – из-за второй теплой зимы в Европе подряд, опасений транзитного кризиса на Украине, пандемии COVID-19 и притока СПГ – вышла из-под контроля и достигла глубин, невиданных в последние 20 лет.
Налоговое регулирование нефтегазового комплекса: выбор приоритетов
Арктика: новый государственный приоритет
Арктика постепенно становится одной из основных экономических ставок. Арктика должна обеспечить загрузку Северного морского пути, создать спрос на продукцию российского машиностроения и новые рабочие места. При этом углеводороды, по сути, единственный реальный арктический сюжет. На первый план выходят не рентабельность и реальная окупаемость проектов, а их вклад в поддержание экономического роста государства. Поэтому и развивается «арктическая гигантомания».
Импортозамещение в нефтегазовой отрасли: мифы и реальность
Процесс импортозамещения был по-серьезному запущен после введения санкций 2014 года. Шесть лет – солидный срок, чтобы подвести предварительные итоги. С одной стороны, цифры не такие уж плохие – отрасль зависит от импорта уже меньше чем наполовину. С другой – это «средняя температура по больнице». И еще вопрос, что же считать именно российским оборудованием, с учетом активного использования иностранных комплектующих и особенно программного обеспечения. Видны примеры действительно успешного импортозамещения – но есть и не менее очевидные провалы.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики