Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Выиграла ли Россия от сделки ОПЕК+?

Выиграла ли Россия от сделки ОПЕК+?

Новое соглашение по нефти переформатировало международные отношения

Соглашение в рамках ОПЕК+ об ограничении добычи нефти вызвало в России самые разные комментарии и оценки. Были среди них, конечно, и взвешенные из разряда «поживем — увидим», но, к сожалению, смысл многих сводился и сводится к тому, что Россия проиграла и для нас «тучные времена прошли», как сказал на днях министр финансов РФ Антон Силуанов. Были ли в современной России какие-либо времена «тучными» и для кого — это, разумеется, очень интересный вопрос, но речь о другом: Россия выиграла от сделки или проиграла? Что вообще произошло?

Прежде всего — не может не удивлять количество стран, поддержавших решение ОПЕК+. В новом соглашении, как и в действовавшем ранее, участвуют 10 стран ОПЕК: Алжир, Ангола, Конго, Экваториальная Гвинея, Габон, Ирак, Кувейт, Нигерия, Саудовская Аравия (СА), ОАЭ. Еще три страны, входящие в эту организацию, по-прежнему освобождены от сокращений добычи из-за политических проблем — это Иран, Ливия и Венесуэла, находящиеся под американскими санкциями. Так называемых стран не-ОПЕК в сделке тоже 10: Азербайджан, Бахрейн, Бруней, Казахстан, Малайзия, Мексика, Оман, Россия, Судан, Южный Судан. При этом экспортеры нефти смогли договориться о беспрецедентном объеме сокращении добычи, значительно превышающем предыдущие квоты. Можно много говорить о том, что Америка теряет свои геополитические позиции, но без участия Вашингтона вряд ли можно было решить столь сложный вопрос, как снижение добычи нефти: США и сегодня являются ведущей нефтяной державой, а Саудовская Аравия при всей ее антиамериканской фронде последнего времени по-прежнему является главным проводником нефтяной политики США.

В целом добыча снижается сейчас на 23%. И это критически важно для рынка. Ведь цена на нефть упала на 60% с начала года, котировки находятся на уровне 30 долл. за баррель, но порой опускаются и ниже. При этом для Америки весьма важно сохранить добычу сланцевой нефти. Если этот сектор производства энергоносителей рухнет, то затрещит и бюджет страны. Низкие цены на природную нефть убивают производителей именно сланцевой нефти, себестоимость добычи которой составляет 40 – 50 долл. за баррель. Иначе отрасль становится убыточной. И почти 40% нефтегазовых компаний в США обанкротятся в течение года, если цена нефти останется около 30 долл. за баррель.

Поэтому, выступая за высокие нефтяные цены, США фактически борются за свою экономику в целом, иначе говоря, за сохранение своих геополитических позиций. Хотя в нынешних условиях отыграть эти позиции обратно в полном объеме уже вряд ли представляется возможным.

Неслучайно на Западе стали говорить о некоем триумвирате в составе США, Китая и России, которому придется упорядочивать мир после разрушительного действия пандемии.

Но вернемся немного назад. С 1 апреля перестало действовать соглашение о сокращении добычи нефти в рамках ОПЕК+. Несколькими неделями ранее Россия отказалась принимать предложение Саудовской Аравии о дополнительном сокращении добычи на фоне пандемии в рамках этой организации, членом которой она формально не является, и знак «+» — это именно Россия, примкнувшая к ОПЕК в 2016 г. Подчеркнем, что Россия своим решением не соглашаться на предложение Саудовской Аравии на дальнейшее ограничение добычи черного золота практически поставила на паузу сланцевую революцию в США. «Весь пафос распада сделки ОПЕК+ связан с тем, что были безбилетники. Это те страны, которые, наоборот, внаглую наращивали добычу, как Америка, например. США увеличили добычу на 40% за время существования ОПЕК+. Это огромный прирост, учитывая изначально высокую добычу. Получается, что каждый год они наращивали по одному миллиону баррелей в сутки в 2015, 2016, 2017 годах. Поэтому Россия готова участвовать в новом сокращении добычи только вместе с теми, кто раньше был безбилетником. Это США, Канада, Норвегия, Бразилия», — говорил эксперт Финансового университета и Фонда национальной энергетической безопасности Станислав Митрахович.

11 апреля 2020 г. министр энергетики РФ Александр Новак сообщил, что после месячного разрыва альянс ОПЕК+ согласовал новую сделку по снижению добычи нефти. Жесткая позиция России на переговорах с партнерами по сделке ОПЕК+ стала определяющим фактором, положившим конец попыткам искусственно регулировать нефтяной рынок в чьих-то конкретно интересах. Судя по тому, как происходили переговоры членов пакта ОПЕК+, позиция России была не спонтанной. Каждый ее шаг был продуман, последствия взвешены. Фактически мы избежали сценария, при котором нефть могла бы надолго опуститься на уровень 10 — 15 долл. за баррель, а то и ниже. Если бы страны ОПЕК+ не смогли договориться, так бы и случилось. Сейчас есть вероятность, что нефтяные цены стабилизируется. А во второй половине года можно ждать даже роста, по многим прогнозам, до 40 долл. за баррель. «Если Россия в рамках ОПЕК+ не будет регулировать добычу, то цена на нефть упадет. Кто от этого больше пострадает – нефтяные компании или бюджет? Конечно, бюджет. Чем цена выше, тем больше доходов получает бюджет и тем больше накапливаем резервов. Для компаний же не так важно, сколько стоит нефть – 40, 50 или 60 долларов за баррель. Для нефтяных компаний сделка менее выгодна, чем для бюджета», – считает Игорь Юшков из Фонда национальной энергетической безопасности. Добавим, что, по оценке исследовательской компании IHS Markit, ежегодные нефтяные доходы России, США и Саудовской Аравии достигают примерно 280 млрд долл. у каждой страны.

Вообще-то, каждому участнику сделки было за что бороться. В итоговом документе указано, что страны сокращают добычу от уровня октября позапрошлого года. Кроме России и Саудовской Аравии. Для России счет идет от уровня добычи в 11 млн баррелей в сутки. Это примерно наш средний уровень. У саудитов тоже взяты средние объемы между тем, сколько они добывали до развала предыдущей сделки ОПЕК+ в начале марта, и тем, сколько они добывают на дынный момент, после резкого увеличения производства нефти.

Таким образом, российские нефтяники и саудиты будут временно добывать одинаково — по 8,5 млн баррелей. Какой же это проигрыш? Но это, конечно, и не победа. Это просто справедливая сделка, в которой нет ни победителей, ни побежденных и которая устроила всех, что по нынешним тяжелым временам не может не вызывать, как отмечали когда-то в официальных сообщениях, «чувства глубокого удовлетворения».

Начало разрушительным процесса положила пандемия. Распространение болезни и карантинные меры вызвали массовое сокращение объемов торговли, пассажирских перевозок и спроса на топливо. По оценкам экспертов, около 4 млрд человек находятся на самоизоляции. Снижается и потребление энергосырья. Естественно, спрос на нефть просел, по разным оценкам, от 10 до 15 млн баррелей в сутки. В мире сложился огромный переизбыток нефти. Падение нефтяных цен из-за пандемии COVID-19 заставило крупнейшие по объемам нефтедобычи страны сесть за стол переговоров, чтобы обсудить возможность заключения новой сделки для восстановления баланса на рынке. Многие страны нефтяного альянса — ОПЕК+, в том числе Россия, испытали отрицательное влияние вируса на свою экономику, каждая из них нуждается в повышении нефтяных цен.

Однако последний месяц стало распространенным убеждение, что «невидимая рука рынка все разрулит сама», а низкий спрос и малые цены на нефть поспособствуют снижению добычи. Причем от низких цен пострадает не только нефтедобыча в США, под угрозой оказываются также Великобритания, Канада и Норвегия. Заместитель гендиректора Института национальной энергетики Александр Фролов отмечал: «Можно, конечно, сказать, что для России это хорошо. Ведь куча конкурентов уйдет с рынка, и будет здорово. Нет. Для мировой отрасли это очень плохая ситуация. Для российской нефтянки тоже. Поэтому нефтянка российская готова договариваться. А плохо это потому, что падение производства может привести к разорению ряда крупных игроков». Экономика России, заметим, является частью глобальной экономики и во многом зависит от процессов, происходящих в мире, в том числе — и на нефтяных рынках со всеми их капиталистическими «прелестями» вроде ожесточенной конкуренции.

США формально в сделке ОПЕК+ не участвуют. Американцы настаивали на том, что у них и так упала добыча нефти на 4 млн баррелей в сутки. Правда, это произошло по естественным причинам: из-за рухнувших цен сланцевые компании остановили добычу, так как она стала для них нерентабельной. Но неформальное участие Штатов нельзя недооценивать. Вспомним, что еще в марте, после того как Саудовская Аравия спровоцировала срыв прошлой сделки, американцы, по сообщениям СМИ, обратились к саудитам с требованием отказаться от резкого роста добычи и намекнули, что у королевства могут быть проблемы. В день переговоров ОПЕК+ Путин и Трамп поговорили по телефону. После заключения сделки провели еще один телефонный разговор. Такого в истории наших взаимоотношений еще было

Впервые в истории к сделке присоединились и шесть стран-экспортеров нефти, которые до сих пор никогда не участвовали в регулировании нефтяного рынка вместе с ОПЕК: Канада, США, Норвегия, Колумбия, Бразилия и Аргентина, которые должны снизить добычу на пять млн баррелей в сутки.

Также крупные сокращения нефтедобычи должны произойти в Ираке (на 1 млн баррелей в сутки), ОАЭ (на 700 тыс.) и Нигерии (на 420 тыс.). В общей сложности с мая по июнь государства ОПЕК+ совокупно снизят добычу нефти с 43,8 млн до 33,8 млн баррелей в день.

Но в сделке есть и большой минус. Опасность кроется в том, что для шести экспортеров нефти, не входящих в ОПЕК+, это соглашение не является юридически обязывающим. И если они нарушат свои обещания, когда коронавирус закончится, обстановка улучшится и цены на нефть начнут расти, то все договоренности рухнут. При этом члены ОПЕК+ по-прежнему будут связаны обязательствами, а их ситуативные партнеры – нет. Но в таком случае и члены ОПЕК+ могут отказаться соблюдать соглашение.

Кстати, во время переговоров был момент, когда против условий соглашения выступила Мексика, которая отказалась снижать производство сырья на 400 тыс. баррелей в день. Однако позднее Мехико сообщил о договоренности с Вашингтоном, согласно которой США возьмут на себя часть обязательств латиноамериканского государства. Мексика договорилась с ОПЕК+ и США о том, что сокращение добычи в стране составит 100 тыс. баррелей в сутки, а ещё 250 тыс. за нее сократят Соединённые Штаты. Об этом заявил Дональд Трамп на брифинге в Белом доме: «США помогут Мексике, они нам возместят когда-нибудь позднее, когда будут готовы сделать это».

Известный политолог Марат Баширов говорит: «… президент Трамп убедил и саудитов, и Мексику. Именно в этом и состоит, на мой взгляд, ключевая развилка. Мы вовлекли Трампа в переговорный процесс, Трамп, защищая свои сланцевые проекты, на территории своей страны, исходя из внутриполитической ситуации, применил, что называется, силу и надавил через другие совершенно рычаги, которые нам недоступны. Таким образом, США можно назвать гарантом нефтяной сделки. И важно, что Москва и Вашингтон в этом вопросе нашли понимание. А Дональд Трамп после разговора с Путиным еще раз заявил, что Штаты не заинтересованы в низких ценах на нефть».

В Кремле довольны новой сделкой ОПЕК+. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков отмечал: «Президент Путин очень положительно оценивает согласованный документ, который стал компромиссом 22 стран, принимавших участие в переговорах. Сейчас можно говорить о компромиссе всех 23 стран-участниц, убеждены, что это окажет позитивное влияние, стабилизирующее влияние на мировые рынки энергоносителей». Песков добавил, что решение РФ пойти на уступки и сократить нефтедобычу в рамках общих усилий по стабилизации рынка нефти позволило избежать хаоса в мировой экономике.

Отвечая на вопрос, является ли решение снизить добычу на 23% проигрышем российской стороны, Песков сказал: «Абсолютно нет. Здесь нет проигравших. Здесь есть только выигравшие от этого решения, причем от этого решения выигрывают и страны-производители нефти, и страны, ее потребители, и мировая экономика в целом, которая в противном случае могла бы погрузиться просто в хаос».

Как ожидается, действия экспортеров нефти позволят компенсировать глобальное падение спроса на углеводороды из-за пандемии коронавируса. Страны G20 по итогам переговоров министров энергетики тоже взяли на себя обязательство немедленно принять меры по стабилизации энергетического рынка. Вместе с тем на этой встрече не было достигнуто соглашения по сокращению добычи нефти. По сообщению канадского министра природных ресурсов Шеймуса О'Ригэна, именно Канада отказалась от конкретных целей по сокращению нефтедобычи. Вместе с тем усилия ОПЕК+, направленные на стабилизацию рынка, решила поддержать Африканская организация производителей нефти (APPO) сокращением собственной добычи, детали этого плана она собирается сообщить ОПЕК в ближайшее время.

Но во всей этой истории с нефтяными котировками наиболее удивительным мне показался такой момент. Даже в более благоприятные для переговоров периоды страны не смогли пока найти общий язык, скажем, по вопросам ядерного разоружения, реального (не декларативного как США) уничтожения химического и бактериологического оружия, борьбы с голодом и тысячам других насущных для человечества проблемам. Самая животрепещущая из них на данный момент — борьба с пандемией, где практически каждому (стране) предоставлено право умирать в одиночку. Но когда дело коснулось урегулирования рынка нефти, то без ООН, НАТО, ЕС и прочих международных объединений консенсус был найден в течение нескольких недель.

Оказывается, мир в состоянии договариваться, если… И вот это «если» не может не вызывать сожаления. Речь ведь идет о сугубо меркантильных делах. Впрочем, в международных отношениях говорить о нравственности не приходится. Но при этом нефть, да и другие энергоносители в целом, — это одна из тех скреп, что соединяет наш мир в одно целое.

Стоило этой скрепе зашататься, как зашаталось и все мироустройство, которое, худо-бедно, да продержалось семь с половиной послевоенных десятилетий. Теперь на его основе появляются зримые очертания нового глобального порядка. Так что — пожалуйте в «новый дивный мир».

Автор: Валерий Панов

Источник: Столетие, 14.04.2020


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики