Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Маленькая девочка в большой политике или Технологии медиатизации протеста, ч.2

Маленькая девочка в большой политике или Технологии медиатизации протеста, ч.2

Складывается ощущение, что история Греты Тунберг, неожиданно выросшая из конкурса школьных публикаций про экологию, после первичной раскрутки удачно продана крупным игрокам, чтобы стать инструментом давления на международную политику и экономику

Продолжение. Начало от 13.04.2020

Лексические манипуляции

Интересно посмотреть на выступления Греты последовательно с самого начала. Если в первых серьезных стендапах (например, во время выступления на конференции ТЕD х Стокгольм в ноябре 2018-го) это маленькая девочка, тщательно и совсем неэмоционально повторяющая заученный текст, местами сбиваясь, не держа аудиторию, запинаясь на смене блоков текста, то выступление Тунберг на саммите ООН в Нью Йорке в сентябре 2019 являет совсем другую манеру. Она уже не объясняет, она требует. Она не запинается, она нападает.

При пристальном анализе в речах Греты мало смысла, но они построены по всем законам современной коммуникации в социальных сетях: рваная логика, назывные предложения, которые спокойно могут быть вынуты из контекста, эмоциональность, риторические приемы.

Лексическая стратегия Греты типична для базовых приемов манипуляции: противопоставление «нас» и «их», универсальные кодовые слова позитивной и негативной коннотации: «детство», «надежда», «жизнь», vs «страдание», «смерть», «вымирание», оперирование абстрактными понятиями: «свобода», «право», «мечты», «будущее». А еще прямое обращение к обезличенным собеседникам: некие «вы» «украли, виноваты, уничтожили», что формирует коллективную ответственность неназванной силы за экологическую катастрофу и позволяет играть с конкретными политиками в любимую игру манипуляторов — «Вы — не Они».

В речах Греты много эмоций, упакованных в простую понятную образную форму: «Наш дом горит». И, что еще более значимо для лексической манипуляции, много угрозы (пусть в никуда, пусть не понятно кому, но показывающей позицию лидера, готового идти до конца): «Я хочу, чтобы вы паниковали. Я хочу, чтобы вы чувствовали страх, который я испытываю каждый день». И все это вперемешку с цифрами и фактами из публичных заявлений климатологов и ученых разных лет. Общий набор идей, который презентовали много раз. Но риторические приемы делают свое дело, и банальные истины и набор общих понятий звучит для умных свежо и смело, а для молодого плохо образованного сегмента аудитории — вообще революционно. А главное, любой фрагмент ее выступления можно сделать мемом, текстом на футболке, слоганом и мотиватором, что в эпоху предельно лаконичного изложения мыслей в Твиттер-формате компенсирует все смыслы больших научных отчетов.

А когда Грету Тунберг упрекают за косноязычие и примитивность набора тезисов ответ простой: «Как вам не стыдно, это же особенный ребенок, почти инвалид».

Лозунги последователей Греты Тунберг такие же бессмысленно-абстрактные, но эмоциональные: «Спасти планету!», «Действовать быстро!», «Климатический кризис. Говорить правду. Действовать немедленно».

А еще Грета Тунберг плачет. То, что она говорит, трогает ее в прямом смысле до слез. И взрослые люди начинают чувствовать себя неловко, глядя на ребенка, сдерживающего слезы, когда она говорит о гибели Земли. Чувство неловкости — хороший инструмент манипуляции. И когда во время выступлений Греты видеокамера показывает зал, видно, как многие сидят, уткнувшись в пол или слушают ее с увлажненными глазами. Так продюссируются эмоции.

Грета Тунберг плачет во время своей речи на конференции в Страсбурге, 16 апреля 2019 года
 
Грета Тунберг плачет во время своей речи на конференции в Страсбурге, 16 апреля 2019 года
Фото: Vincent Kessler/Reuters 

Почему взрослый мир играет в Грету Тунберг?

А пока взрослый мир вовсю «играет» в Грету Тунберг. Она вызывает умиление: «Такая маленькая, а такая злая… Молодец!»

В 2019 году о Грете Тунберг написали все ведущие мировые издания. Она появлялась на обложке журналов «GQ», «Time», «Vogue».

Газета «Гардиан» сравнивала Грету с Авраамом Линкольном. Ее называли «голосом поколения», «новой Жанной Д’Арк», «климатической иконой», «самым влиятельным подростком», «мессией экодвижения», «эко-воительницей», «пророком нашего времени», ее наделяли сверхъестественными способностями «видеть углекислый газ невооружённым взглядом», а лютеранская церковь шведского города Мальмё объявила, что «Иисус избрал Грету Тунберг в свои преемники». Впрочем, на плакатах, которые несут ее сторонники во время акций протеста, Грету тоже часто изображают в виде иконы, поддерживая тем самым псевдорелигиозный культ.

Грета собрала все возможные премии мира. Тунберг провозглашена «Женщиной года» в Швеции, ее наградили Международной детской премией мира и премией Amnesty International как «Посла Совести», дважды номинировали на Нобелевскую премию мира (в 2019 и 2020 году), премию Северного совета в области охраны окружающей среды. О ней выходят книги, и она сама пишет книги, например, «No One Is Too Small to Make a Difference» («Ты никогда не будешь слишком маленьким, чтобы изменить мир»). А еще она участвует в митингах и шествиях, дает конференции и делает заявления.

За год с небольшим Грета Тунберг дважды выступила в ООН и встретилась с генсеком ООН Антониу Гутерришем, который одобрил «школьные забастовки за климат», дважды посетила Давосский форум, выступила на конференции Европейского социально-экономического комитета, выступила в Европарламенте в Страсбурге, вместе со школьниками других стран подала жалобу в Комитет ООН по правам ребенка против Аргентины, Бразилии, Турции, Германии и Франции, которые игнорируют необходимость снижать выбросы СО2 по Парижскому соглашению.

Политики, актеры, бизнесмены, религиозные деятели считают за честь встретится с Гретой Тунберг. Папа Римский Франциск жал Грете руку, просил «продолжать работать». Сорок четвертый президент США Барак Обама назвал ее «одним из величайших защитников нашей планеты», «мужественных, преданных своему делу молодых лидеров». Президент Франции Эммануэль Макрон уверил общественность, что Франция не намерена вкладывать деньги в инициативы, увеличивающие глобальный углеродный след.

Грета Тунберг и Барак Обама
 
Грета Тунберг и Барак Обама
Фото: facebook.com/barackobama

А вот публично критиковать «климатические забастовки» недальновидно и даже опасно.

Когда канцлер Германии Ангела Меркель попыталась подискутировать на тему чистоты идей эко-активизма и упомянула экопротесты в контексте манипуляции общественным мнением и гибридной войны России, общественность пришла в негодование. Меркель пришлось объясняться и декларировать активную поддержку молодежи. Теперь Ангела Меркель называет эко-мероприятия «очень хорошей инициативой».

А в Бельгии министру экологии Жоке Шовигле вообще пришлось уйти. Она назвала протестующих подростков «прогульщиками» и осмелилась усомниться в том, что климатические демонстрации — это просто спонтанные акции солидарности. Разразился скандал, после чего Шовигле, рыдая, объявила о своей отставке.

На пресс-конференции после своей речи в Европейском социально-экономическом комитете Грета Тунберг заявила: «Они отчаянно пытаются перевести внимание с климатического кризиса и сменить тему. Они не хотят говорить об этом, потому что знают, что не смогут выиграть в этом бою. Потому что знают, что не выполнили свою домашнюю работу». Психологическая ловушка — «ну, Я же — не Они», срабатывает точно. «Я с Гретой, значит ее обличительные речи не про меня».

А будешь себя плохо вести и не делать домашнюю работу, Грета тебя накажет: напишет про тебя в соцсетях, упомянет в речи или просто посмотрит, как на Дональда Трампа. Противостояние Греты Тунберг и Дональда Трампа — прямо сериальный поворот истории. Маленькая девочка и всемогущий президент сильнейшей страны мира в борьбе за Землю.

Впрочем, есть еще Россия и ее президент Владимир Путин, который на Третьем международном форуме «Российская энергетическая неделя» на пленарной сессии от 2 октября 2019 обозначил, что не разделяет восторгов от выступления Греты Тунберг в ООН: «Я уверен, что Грета — девочка добрая и искренняя. Но когда детей и подростков кто-то использует в своих интересах, […] это достойно лишь осуждения. Особенно плохо, если на этом еще кто-то пытается зарабатывать. […] Ведь никто Грете не объяснил, что современный мир сложен, многообразен и быстро развивается».

Что стоит за Гретой Тунберг? Обзор теорий.

Несмотря на то, что весь мир заигрывает с Тунберг, мало кто верит в ее легенду. PR-следы постепенно становятся заметными. Сначала проект курировали шведский пиарщик и бизнесмен Ингмар Рентцхог (который с помощью Греты раскручивал свой экологический стартап We Don’t Have Time и собрал хорошие деньги) и подруга матери девочки — владелица стокгольмской пиар-компании «Iles PR» Хелена Илес. Сегодня они открыто открещиваются от этого. Возможно, в работе над медиатизацией проекта «Грета Тунберг» поучаствовал и дедушка Греты — Олаф Тунберг. Он в свое время был известным актером, а потом специалистом по медиапроектам, и, возможно, неожиданная «эко-одержимость подростка» — семейный бизнес. Кстати, у Греты есть младшая сестра Беата, у которой тот же набор заболеваний. Поэтому если в случае с Гретой что-то пойдет не так — ее можно будет заменить на Беату.

А еще на образе Греты можно заработать
 
А еще на образе Греты можно заработать

С зимы 2018/2019 года раскруткой Греты явно занялись другие структуры. Проект, обкатанный на низовом уровне и показавший свою эффективность, пошел дальше в поисках достойной монетизации. А поддерживать репутацию борца за экологию стоит немалых денег. Одна поездка из Европы в США на саммит ООН в Нью-Йорк на экологических плавсредствах обошлась в миллионы. Плюс правильное информационное обеспечение, фотографы, пиарщики и многое другое, незаметное обывательскому глазу, что обеспечивает популярность проекта.

При погружении в историю Греты складывается ощущение, что тема, неожиданно выросшая из конкурса школьных публикаций про экологию, после первичной раскрутки и успеха была удачно продана более крупным игрокам, чтобы стать инструментом давления на международную политику и экономику.

Одним из ключевых требований Тунберг является непременное обязательство со стороны всех стран присоединиться к Парижскому соглашению по климату.

Ключевое слово «немедленно». Без раскачки и переходного периода.

Однако в механизмах, содержащихся в Парижском соглашении, рычагов давления на страны и правительства, не желающие добровольно участвовать в «экологизации» своей экономики, не предусмотрено. Участие в Парижском соглашении — скорее понятийное и репутационное. Без юридических последствий и «штрафных» санкций в случае отказа или неисполнения условий соглашения.

А колеблющихся надо подстегнуть, слабых напугать, умным показать варианты развития событий. А что может лучше сработать в качестве формы внеэкономического принуждения, чем международное общественное движение эмоционально лабильной молодежи под предводительством ребенка женского пола? Волна детских протестов в своей примитивности беспощадных, прокатившаяся по миру, показала, что на самом деле инструмент детской ярости — мощный и очень недооцененный современной политикой. Против детей не выведешь войска, им нельзя ничего объяснить, они плохо понимают «взрослые» доводы, они стадные, эмоциональные и легкие на подъем. И правильно собранный и точно интегрированный в инсайт современного подростка, жаждущего смыслов и чистой борьбы, ролевой аватар (например, в виде Греты Тунберг) при хорошем кукловоде — оружие тонкое и, главное, для кукловода безопасное.

Во время своего выступления на 25-й Всемирной конференции ООН по проблемам изменения климата (COP25) в Мадриде в декабре 2019 года Тунберг заявила, что все саммиты по изменению климата превратились в некую возможность для стран «договориться о лазейках и избежать решения проблем. […] Без давления со стороны населения лидеры ничего не будут делать. Как только мы проснемся, мы сможем что-то изменить. Нам не нужно ждать. Мы, народы, должны вместе что-то менять прямо сейчас». Цену, которые мировая экономика заплатит за это «пробуждение» даже сложно спрогнозировать.

Все понимают, что в этой истории все не чисто, но кто стоит за Гретой и по какой мишени в первую очередь должны ударить климатические протесты, сказать однозначно сложно.

Версия первая. Грету «купил» Римский клуб под управлением Фонда Сороса и организация «Глобальный план Маршалла» (возглавляет бывший вице-президент США при Билле Клинтоне Альберт Гор). 14 марта 2019 года Римский клуб обнародовал даже специальное заявление в поддержку идей Греты. А на многих фото и видео рядом с Гретой можно увидеть немецкого политолога Луизу-Марию Нойбауэр, функционера соросовского «Открытого общества».

Версия вторая, развивающая первую. Грета связана с американским фондом «Реальность климата» (Climate Reality). Во главе его опять же бывший вице-президент США А.Гор, который начинал движение за спасение климата 20 лет назад, еще до рождения Греты. Международная климатическая истерика приносит миллионы. И если ее поддерживать, доход будет постоянным.

Версия третья. Речь идет о глобальном переделе международной экономики, и бенефициаром этого передела может быть кто угодно.

Последствия Парижского соглашения выходят за пределы экологической проблематики. В случае его соблюдения Парижское соглашение создает систему экологического контроля над мировой нефтегазовой отраслью. Как справедливо отметил ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков: »По сути, речь идет о попытке перенастроить всю систему мировой торговли, подвинув игроков со значительным «углеродным следом»». Например, Россию, которая является одним из мировых лидеров по производству и экспорту угля и газа, которые считаются основными «загрязнителями окружающей среды».

В аналитическом докладе Института проблем естественных монополий «Риски реализации Парижского климатического соглашения для экономики и национальной безопасности России», сделанном еще в 2016 году, приводятся расчёты, которые показывают, что ввод в России углеродного сбора в размере 15 долл. США /т экв. CO2 потребует ежегодных выплат в размере 42 млрд долл. — это соответствует 2,6–3,3 трлн руб. или 3,2–4,1% ВВП по данным на 2015 г. Если ставка сбор на выбросы составит 35 долл. США/т экв. CO2, то объём выплат достигнет 7,5– 9,6% ВВП. Наибольшей уязвимостью к введению углеродного сбора характеризуются электротеплоэнергетика, нефтегазовая отрасль, АПК, чёрная металлургия, добыча угля и торфа, производство удобрений и азотных соединений, производство цемента и алюминиевая промышленность. В общем, все то, на чем держится российская экономика.

Сложно не согласиться с политологом, профессором Высшей школы экономики Дмитрием Евстафьевым: «Альтернативные» энергетические проекты в Европе и в США — это часть огромной индустрии, включающей и производство оборудования, и новые материалы, и новые компоненты в химической промышленности, и формирование социальных институтов, и новые модели личного и корпоративного потребления, и новые сервисы в финансовой и инвестиционной системе (рейтингование «экологической ответственности» корпораций стало важнейшим инструментом регулирования инвестиционных процессов). Все это инструмент управления развитием мировой экономики».

Другими словами, Парижское соглашение формирует некую альтернативную модель принудительной глобализации в условиях, когда традиционные механизмы борьбы за мировую гегемонию перестали работать или были поставлены под сомнение.

А «опричнина» в виде «климатических забастовок» и деятельности последователей Греты Тунберг по всему миру — необходимый инструмент управления этой моделью и достижения нужных целей. Информационные же кампании с участием детей с подтекстом «вы — отсталые, вы — против человечества и вы лишаете нас будущего» уже обкатаны и они — реальное оружие, с которым сложно бороться.

Семед Семедов, д. ф. н., профессор РАНХиГС

Виктория Сухарева, к. ф.н, преподаватель РАНХиГС

Источник: OilCapital.ru, 14.04.2020 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики