Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > "Основная сложность заключения сделки состоит в том, что это будет дилемма – либо все участвуют, либо никто"

"Основная сложность заключения сделки состоит в том, что это будет дилемма – либо все участвуют, либо никто"

Игорь Юшков – ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, старший преподаватель Финансового университета при Правительстве РФ

Предстоящая сегодня в формате видеоконференции встреча стран ОПЕК+ должна дать ответы на многие вопросы, которые будоражат рынки уже больше месяца. Смогут ли крупнейшие страны-экспортеры нефти договориться между собой в этот четверг? Не обрушится ли в противном случае цена на нефть в очередной раз? Готовы ли ведущие нефтяные державы в чем-то поступиться в конфликте, который стал выглядеть персональной вендеттой?

Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК) спросил у эксперта отрасли Игоря Юшкова: каковы будут итоги встречи ОПЕК+ 9 апреля?

Сейчас появляется очень много информации по поводу перспектив этого соглашения, завтрашней некой сделки – будет она или нет. Я думаю, что основная сложность ее заключения состоит в том, что это будет дилемма – либо все участвуют, либо никто.

В сокращении на 10 млн б/c, которое анонсировалось, Россия будет участвовать только в случае, если США тоже примет в нем участие. Иначе мы не сможем выполнить какие-то обязательства, и при условии участия России и без участия США [соглашение] пойдет в разрез той идеологии, которой теперь придерживается российское руководство. Это некие идеи, которые продвигала «Роснефть» о том, что нельзя участвовать в соглашении, когда кто-то из крупных игроков остается за рамками обязательств. То есть мы до 2016 года снижали объем добычи нефти, а американцы пользовались тем, что цена держится на высоком уровне и наращивали нефтедобычу.

Теперь Россия основывается на идее о том, что раз уж соглашение развалилось, тогда новое [соглашение] должно учитывать такой аспект: раз мы все страдаем от низких цен, тогда нам всем надо участвовать в исправлении ситуации. Когда США, Канада и Великобритания, например, не участвуют в сделке, то и Россия, скорее всего, никакие обязательства на себя не возьмет. Поэтому здесь все будет зависеть от США, пойдут они на то, чтобы взять на себя какие-либо обязательства по объемам сокращения или нет. А им это будет сделать довольно тяжело.

Во-первых, они никогда в истории этого не делали, у них множество десятков компаний и их всех будет достаточно сложно убедить в том, что необходимо сократить объем производства.

Во-вторых, официальных полномочий у американского руководства по регулированию объема добычи в стране нет, то есть регулировать его можно только косвенно, вводя налоги для тех, кто повышает или не снижает объем добычи. То есть прямо сказать всей отрасли, что они должны теперь добывать вот столько-то и столько-то, американские власти не могут.

Кроме того, в стране сейчас предвыборный год, и какое бы решение не принял Трамп, демократы будут его активно критиковать. Если он решит войти в сделку, то демократы будут указывать на то, что Трамп – предатель родины и помогает арабам и русским спасти их экономику. Хотя, на самом деле, вступая в сделку, он бы попытался хотя бы спасти американскую сланцевую промышленность, где работают десятки тысяч людей, являющихся его избирателями. Исходя из этого, главе США сложно просто наблюдать за происходящей ситуацией уже потому, что именно сланцевые проекты первыми будут уходить с рынка.

Плюс сделки ОПЕК в том, что она все-таки состоится, и об этом говорит тот факт, что все понимают проблему низкого спроса на углеводороды, который приводит к тому, что через месяц все нефтяные хранилища будут заполнены. И какая бы ни была себестоимость нефти, все равно необходимо будет приостановить добычу в виду того, что нефть некуда будет девать. То есть, очевидно, что в начале месяца мир не справится с коронавирусом и с карантином, а значит – не восстановит объем потребления нефти, который был до нынешних событий.

Таким образом, получается, что какая бы ни была себестоимость нефти, необходимость приостановления производства будет присутствовать. От этого пострадают все, поэтому стоит следующая дилемма: мы либо сейчас сократим нефтедобычу, и это будет болезненно, но мы избежим негативного сценария, либо мы все будем вынуждены остановить добычу «черного золота» в принципе.

Опубликовано: ИРТТЭК, 09.04.2020


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики