Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > "В этой ценовой войне на уничтожение есть слабые и сильные стороны у каждой страны"

"В этой ценовой войне на уничтожение есть слабые и сильные стороны у каждой страны"

Станислав Митрахович - эксперт Финансового университета и Фонда национальной энергобезопасности

На очередной встрече ОПЕК 5-6 марта в Вене участники организации не смогли договориться не только о новом сокращении добычи на 1,5 млн баррелей в сутки, но и о продлении уже действующего соглашения о сокращении на 1,7 млн. С 1 апреля участники ОПЕК+ свободны от обязательств и могут повышать добычу на свое усмотрение. Баррель Brent сразу после этого пережил рекордное падение с 2009, подешевев на 9,4% до $45,3. 16 марта котировки майских фьючерсов на нефть Brent на лондонской бирже ICE Futures упали еще на 11,4% – до $29,98 за баррель. Цены опустились ниже отметки в $30 за баррель впервые с 2016 года.

За последнюю неделю цены на нефть Brent периодически пробивали психологические отметку в $25 за баррель, и в последние дни колеблются в диапазоне $25-28. Почти все страны-участники ОПЕК уже объявили о готовности значительно нарастить добычу с апреля. Несмотря на критическую ситуацию с нефтяными котировками, Саудовская Аравия и Россия, судя по сообщениям СМИ, пока не готовы сесть за стол переговоров. Положение на рынках усугубляется пандемией коронавируса и прогнозируемой в этом году экономической рецессией.

- Замминистра энергетики Павел Сорокин заявил в интервью, что рано или поздно падение цен на нефть все равно бы случилось. Станислав, на ваш взгляд, оправдан ли разрыв с ОПЕК в текущей ситуации пандемии и мировой рецессии, или России было целесообразнее пойти на компромисс, уступив требования КСА, и выйти из сделки в более благоприятной ситуации?

Можно сказать, что Сорокин конечно прав в том плане, что рано или поздно бы разрыв произошел. Вообще, любые картельные соглашения не могут быть вечными. Вот мы читаем любые либеральные и марксистские учебники, в которых описано, что так или иначе картели – это вещь ненадежная, в них есть неустранимая проблема недоверия игроков по отношению друг к другу. Поэтому какое-то время внутри картелей держится доверие, потом оно исчезает, и все вдруг начинают обманывать.

Поэтому, несмотря на деятельность картеля ОПЕК+, американская добыча росла и занимала все больше места на рынке. Например, новый плюс потребления нефти в мире, который имел место, происходил в пользу американцев. То есть, американские компании увеличивали добычу и фактически занимали все место на рынке, используя новые спросы, отодвигая предыдущих поставщиков на задний план.

Это означало, что рано или поздно внутри картеля ОПЕК+ так или иначе возникли бы предложения о прекращении ограничений на нефтедобычу во время роста американцев.

Американская добыча выросла за 3 года от существования ОПЕК+ более чем на 40%. Это совершенно колоссальные масштабы. Поэтому, я думаю, что вариант ОПЕК+ не мог вечно решать проблемы, на каком-то этапе он должен был распасться.

Другое дело, что вероятно можно было затянуть время его распада, действовать более аккуратно. Другими словами, не сразу отказываться от сделки, а постепенно. Я не исключаю, что этот вариант был бы более спокойным и менее стрессовым для России, и сейчас мы бы не наблюдали резкого падения цен на нефть и девальвацию рубля.

Я не верю в долгосрочные перспективы необходимости сокращения добычи нефти и удержания цен. Сейчас на дворе не 70-е годы, и огромную роль в падении цен на нефть играют именно финансовые институты и то, как американцы регулируют приток денег, свободных в мире, на рынке нефти или других продуктов.

Не только сокращение или производство нефти имеет значение. Имеет значение контроль финансовых рынков. Это еще и ставки ФРС, которая фактически выступает в качестве центрального банка не только для Америки, но и для всего мира, учитывая роль доллара. Это тоже один из аргументов "против" ОПЕК+.

Поэтому, если мы вернемся к ОПЕК+ версия 2.0 и включим туда, скажем, Бразилию или кого-нибудь из тех, кто раньше был «безбилетником» и в ОПЕК+ не входил, я не верю, что это может стать долгосрочным решением проблем. Может быть, на 1-2 года это решение станет неким обезболивающим, которое можно принимать временно, но нельзя принимать вечно, иначе организм подсаживается, и в дальнейшем ему будет очень сложно жить без эффекта сокращения добычи. Пришлось бы вечно сокращать эту самую добычу.

Проще говоря, добыча сокращается, цены стабилизируются, американцы увеличивают добычу, занимая место на рынке, и возникает необходимость снова сокращать добычу, иначе цена на нефть идет вниз.

В этом смысле аргументы Сечина мне понятны, но и аргументы "Лукойла" правдивы тем, что не нужно было так резко выходить из сделки.

- Существует мнение, что падение цен на нефть сильнее всего ударит по сланцевой добыче в США. Насколько, по вашему мнению, это ожидание оправдано?

Америка один из тех игроков, которые пострадают, как и все остальные.

В этой ценовой войне на уничтожение есть слабые и сильные стороны у каждой страны. Допустим, в Америке сильная сторона – это наличие технологий и возможность перекредитовываться, потому что там дешевые кредиты из-за роли доллара, как мировой резервной валюты, но себестоимость добычи высокая.

Я думаю, если затянется ценовая война, в Америке будет существенное падение добычи в течение 1,5-2 лет. Тут нужно понимать, что перекредитование, которое легко делать в Америке и намного сложнее осуществлять в России, оно будет держать американцев на плаву какое-то время.

Опыт 2015 года показал, что американские сланцевые компании быстро с рынка не уходят. Как минимум, для этого нужны низкие цены в течение долгого периода времени, чтобы произошло именно масштабное падение добычи. Однако первые признаки проблем мы видим уже сейчас.

Это не значит, что завтра сланцевая индустрия умрет. У других стран тоже есть свои плюсы и минусы. В России, например, себестоимость добычи ниже, чем в Америке, но в России отсутствует возможность перекредитования. Кроме того, нужно понимать, что наше население будет недовольно девальвацией рубля.

В Саудовской Аравии себестоимость добычи в два раза ниже, чем в России, но зато раздут бюджет и социальные расходы очень масштабные. Когда придется их сокращать, возможен очень масштабный кризис, вплоть до крушения существующей в стране экономической и политической системы, на эту тему не так давно вышел аналитический материал в Bloomberg.

- Какие последствия ждут Россию, как участника нефтяного рынка – в среднесрочной и в долгосрочной перспективе?

Если ценовая война не затянется и у нас появится соглашение ОПЕК+ версия 2.0, куда включат кого-то из "безбилетников", цены на нефть стабилизируются, российские компании получать передышку, курс рубля укрепится.

Однако нужно понимать, что никакой ОПЕК+ 2.0 проблему не решает. Все равно цена поднимется, и в этих условиях американская добыча опять начнет наращиваться. То есть, через картельные механизмы мы не можем решить проблему низких цен на нефть на десятилетия вперед. Картельные механизмы будут работать какое-то время, но не вечно.

Если не будет второй версии ОПЕК+, тогда у нас будет ценовая война, и мы будем ждать, когда наши конкуренты сойдут с дистанции. Российские компании могут жить даже при низких ценах на нефть вплоть до $20 за баррель, так как себестоимость с учетом имеющейся инфраструктуры поставок по трубам небольшая ($20-$25 по оценкам Минэнерго). Дальше идут налоги, но налоги в период кризиса становятся низкими, поэтому компании живут, и государство может дополнительно дать льготы компаниям для того, чтобы выжить в этих условиях. Ценой будет дальнейшая девальвация рубля.

Я не исключаю, что если ценовая война затянется, то доллар будет дальше расти и российским гражданам, по всей видимости, придется с этим мириться.

- Какую стратегию следует избрать российским нефтяным компаниям в текущей ситуации?

Как бы цинично это не звучало, компаниям можно избрать стратегию хождения в правительство с целью получения льгот, иначе мы не вытянем эту ценовую войну. Ну и конечно оптимизировать расходы.

Вероятно, имеет смысл отказаться от очень дорогих проектов на текущее время, или идти к правительству и говорить, что нефть лет через 20-30 вообще будет никому не нужна, давайте быстрее будем монетизировать имеющиеся ресурсы.

Подытоживая, можно сказать, что с одной стороны необходимо оптимизировать расходы, с другой стороны выбивать у правительства льготы, иначе наши нефтяные запасы через 20 никому не будут нужны.

Опубликовано: ИРТТЭК, 30.03.2020


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Водородная повестка в России в период экономической войны с Западом
Российский экспорт нефти: от ковидного падения спроса к санкционной войне
События на Украине радикально изменили ситуацию на рынке углеводородов. Пандемийное падение спроса кажется уже не такой большой бедой. Теперь мы столкнулись с более серьезным вызовом. Политический Запад резко усилил санкционное давление на Россию. Началось вытеснение России с рынков нефти и газа. Серьезный удар обрушился на российские нефтяные поставки. США, Канада и Великобритания ввели запрет на закупку российской нефти. Но главное поле битвы - ЕС.
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2021 году и перспективы 2022 года
Ситуация на нефтегазовых рынках в 2021 году радикально изменилась. Цены на нефть пошли вверх, а газовые - так и вовсе поставили исторические рекорды. Казалось бы, такой расклад должен радовать российские нефтегазовые компании, которые сумели получить по итогам 2021 года неплохую выручку и прибыль, и российское государство, опять имеющее профицитный бюджет именно благодаря экспорту нефти и газа. Однако весь год прошел в рассуждениях о туманном будущем углеводородов. Все чаще звучат прогнозы о конце эпохи нефти (а потом и газа) под давлением новой климатической повестки и энергетического перехода.
«Газпром» на гребне ценовой волны. Текущая ситуация на газовом рынке Европы
Динамика газового рынка Европы - один из центральных сюжетов развития мировой энергетики. Уже начиная с лета ситуация стала выходить из-под контроля. Цены на газ в Европе побили исторические рекорды, потащив за собой котировки на уголь и даже нефть. Европейцы стали оценивать ситуацию как полноценный энергетический кризис. «Газпром» как крупнейший поставщик газа на европейские рынки оказался в центре большой дискуссии с извечными русскими вопросами: кто виноват и что делать. Уникальная ситуация на европейском газовом рынке и положение «Газпрома» детально разбираются в этом докладе.
Фискальная политика в нефтяной отрасли: выжимание последних соков или шанс на перезапуск отрасли?
Нефтяной сектор традиционно рассматривается правительством как донор федерального бюджета. Осенью 2020 года была принята целая серия репрессивных решений относительно нефтяных компаний, мотивированных необходимостью сбора дополнительных денег в бюджет. При этом бюджетная кампания осени 2021 года стала радикальным контрастом по сравнению с 2020 годом. Фокус внимания Минфина сместился на металлургическую и горнодобывающую промышленность, в то время как нефтяники получили определенную передышку. Вопрос, что будет дальше.

Все доклады за: 2021, 20, 19, 18, 17, 16, 15, 14, 13, 12, 11, 10, 09, 08, 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики