Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Цены на нефть рухнули: что будет дальше?

Цены на нефть рухнули: что будет дальше?

Масштаб снижения потребления нефти, вызванный пандемией коронавируса COVID-19, просто огромен. Стабилизировать рынок только усилиями стран ОПЕК+ было просто невозможно.

Несмотря на недавнее заключение новой сделки ОПЕК+, накануне вечером ситуация на нефтяном рынке напоминала сводки с линии фронта. Резко упали майские фьючерсы американской нефти марки WTI, цена доходила до отрицательной. Продавцы готовы были «продавать», доплачивая (!) покупателям 50 долларов за баррель. Судя по всему, причина в полной загруженности резервуаров с нефтью в США, а ведь к Штатам приближаются еще 20 танкеров с 40 миллионами баррелей саудовской нефти. Контракт на покупку такого объема «черного золота» был заключен еще до того, как страны ОПЕК+ заключили повторное соглашение.

Снижается и цена на нефть марки Brent. Что происходит? Ведь ранее страны ОПЕК+ договорились о рекордном снижении нефтедобычи почти на 10 миллионов баррелей в сутки.

Как передает AZE.az, ситуацию для Media.Az прокомментировал ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности и Финансового университета при правительстве Российской Федерации Станислав Митрахович:

– Надо учитывать несколько факторов. Масштаб снижения потребления нефти, вызванный пандемией коронавируса COVID-19, просто огромен. Стабилизировать рынок только усилиями стран ОПЕК+ было просто невозможно. В апреле, по разным оценкам, потребление нефти в мире снизилось на треть. Это колоссальный объем (от 15 до 30 миллионов баррелей в сутки). А добыча так резко не сокращается. Происходит перепроизводство, в итоге цена на нефть идет вниз.

Стоит отметить, что сделка ОПЕК+ вступает в силу только с 1 мая. А нефтехранилища продолжают заполняться. И те страны, которые согласились с соглашением, уже сейчас должны начинать сокращение производства нефти, чтобы выйти на нужный показатель к началу мая. Осталось-то не так много времени. Но у меня нет уверенности, что это случится.

Участники ОПЕК+ могут ждать действий тех стран, которые не входят в соглашение. Речь о Канаде, Бразилии, США, Норвегии и других. Даже участники ОПЕК+ следят друг за другом: Может быть, сосед сократит добычу быстрее, и тогда мне не придется вводить ограничения. Но, пока «коронавирусные ограничения» не прекращаются, быстрого восстановления спроса на нефть не будет.

– Азербайджан уже сократил экспорт нефти на 5,6%. Неужели у других нефтедобывающих стран нет понимания необходимости введения срочных мер, чтобы стабилизировать цены на «черное золото»?

– Есть «теория игр» и модель «дилемма заключенного». Смысл в том, что есть группа игроков, объединенных одной целью, которые должны сотрудничать. Но все друг другу не доверяют, и эти «картели» разрушаются из-за недостатка доверия. ОПЕК+ является как раз такой разновидностью картеля. И его участники завидуют тем, кто вне соглашения. Как я уже упоминал, США, Норвегия и другие страны не взяли на себя никаких обязательств. Да, Штаты приняли на себя часть обязательств Мексики по сокращению добычи нефти. Но это мизер. Соединенные Штаты вполне могли полноценно участвовать в соглашении. Есть налоговые меры, правовые механизмы по урегулированию уровня добычи.

Или, возьмем Бразилию. Министр энергетики этой страны Бенту Альбукерке сказал, что к сделке ОПЕК+ страна присоединяться не будет, но есть компания Petrobras, которая, если захочет, то может присоединиться. Но ведь Petrobras – государственная компания. Она делает то, что скажет правительство. А тут Мексика смотрит на Бразилию и недоумевает: Получается, что бразильцы умнее нас? Почему мексиканцам надо сокращать добычу, а бразильцам нет?

Еще очень важный момент. По сделке ОПЕК+ надо было сокращать уровень добычи нефти не на 10 миллионов баррелей в сутки, а, скажем, на 25 миллионов. Тогда был бы больший эффект.

В последнее время страны-производители нефти просто заполняли нефтехранилища, заняли выжидающую позицию. Может, карантин снимут по всему миру, а может – конкуренты потеряют свои позиции. Это совершенно нездоровая ситуация, которая грозит всему миру экономическими проблемами. Кстати, была новость, что из Саудовской Аравии в США направляются танкеры с нефтью…

– … С 40 миллионами баррелей нефти.

– Совершенно верно. Представьте себе, что они туда доходят, а разгрузить некуда. Тогда свою нефть придется бесплатно отдавать. Но этого надо было ожидать. США стоило присоединиться к нефтяной сделке, а не делать неподкрепленные заявления.

– Возвращаясь к недавней сделке ОПЕК+. Ее многие российские аналитики назвали поражением России, так называемым «Брестским миром» (подписан в 1918 году, после чего формально Советская Россия вышла из Первой мировой войны – ред.).

– Такое заявление делал и Леонид Федун, совладелец компании «Лукойл». Но что значит «Брестский мир»? Это правильное действие, которое, однако, носит унизительный характер.

Когда Россия снижает добычу нефти, то оказывает в худшей ситуации, чем страны с более теплым климатом. Дело в том, что в странах с холодным климатом вернуться на прежний уровень добычи будет сложнее.

Сделка ОПЕК+ в любом случае смягчает шок. Сейчас надо дождаться мая. Места в хранилищах по всему миру просто заканчиваются. В России их хватит примерно на месяц. Но проблема в том, что в рамках этого соглашения не было создано формата, который способен стабилизировать цены, исключить возможность шока. Было бы хорошо, как я уже отмечал, если бы к сделке присоединились американцы как один из крупнейших производителей нефти. Ведь когда есть «безбилетники», то рынок не воспринимает сделку как эффективную.

– Не могу не спросить про долгосрочный прогноз ОПЕК, который был обнародован в начале ноября 2019 года. В тексте отмечалось, что глобальный спрос на энергоносители с 2018 по 2040 год вырастет с 286 миллионов баррелей до 357 миллионов в сутки. Рост прогнозировался за счет увеличения спроса в Индии и Китае. Но сейчас эти страны на карантине. Китай потихоньку выходит из него, но в Индии все только начинается.

– Конечно, коронавирус переиграл все прогнозы. Риск пандемии не был и не мог быть учтен. Что касается прогнозов на 2040 год, то здесь вообще сложно что-то сказать, все может поменяться очень быстро. Что означает дешевая нефть? Недорогой бензин, во всяком случае, в США. А как это отразится на электромобилях? Выгоднее будет покупать автомобили с двигателями внутреннего сгорания. Так что электромобили могут получить серьезный удар.

Так что нефть, бензин, получают шансы продлить свой век. Да, от электромобилей не откажутся, но развитие этой сферы будет заторможено на несколько лет. А с другой стороны, инвесторы будут меньше инвестировать в нефтяные компании, как минимум, будут очень осторожны. Америке проще, ведь доллар – резервная валюта, можно включить печатный станок. Напечатал деньги, купил акции нефтяных компаний или компаний по производству ушных палочек, да чего угодно. Но, в целом, все сложно. Кризис масштабный, и бьет, по большому счету, по всем.

– Вы ранее сказали, что страны с теплым климатом легче перенесут снижение добычи нефти. Азербайджан – страна как раз с теплым климатом…

– С точки зрения восстановления добычи нефти Азербайджану это будет сделать проще. Но значение имеет не только климат, но и структура скважин. Ваша страна где-то посередине между Россией и Саудовской Аравией. Но, конечно, надо думать и о том, насколько долго будут действовать ограничения по добыче нефти. Я не исключаю, что в свете последних событий будет новое соглашение ОПЕК+ по сокращению производства «черного золота» и новые квоты. Но у Азербайджана, во всяком случае, есть преимущество. Вам проще остановить, а потом возобновить добычу нефти. Хотя и это приводит к определенным расходам.

Источник: AZE.az, 21.04.2020

 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики