Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > И. Юшков: Апрель станет критическим для нефтяной промышленности России

И. Юшков: Апрель станет критическим для нефтяной промышленности России

В среду, 1 апреля, истёк срок сделки Организации стран-экспортеров (ОПЕК+) по сокращению добычи нефти. Соглашение было заключено в 2016 году и позволяло удерживать цены на уровне не ниже 50 долларов за баррель. С момента объявления о развале сделки и на фоне падения спроса из-за пандемии нефтяные цены рухнули более чем вдвое, а российская Urals упала до уровня 1999 года.

Ситуация с коронавирусом и развал сделки ОПЕК+ не сулят ничего хорошего для нефтяной промышленности стран, которые в неё входили. Такое мнение в беседе с ИА «Новороссия» высказал ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета Игорь Юшков.

«Апрель, видимо, станет наиболее проблемным месяцем для российских нефтяников. В первый день месяца цена на нефть Urals упала ниже $10 за баррель. Причин здесь несколько. Во-первых, это, конечно же, гигантское перепроизводство нефти, потому что Европа снижает объём потребления нефти из-за карантинных мер, связанных с коронавирусом. Китай делал тоже самое, но потребление пока не восстановил. К тому же, соглашение ОПЕК+ разорвано. Все страны, которые в нём участвовали, с 1 апреля могут увеличивать объём производства, и пока непонятно, насколько каждая из них будет это делать. Вроде бы, Саудовская Аравия намерена наращивать объём добычи. Раньше они говорили, что увеличат на 3 млн баррелей, но возникает вопрос, куда они её денут, потому что сейчас перепроизводство идёт в хранилища — как в наземные, так и в танкеры. Всё это будет храниться, поэтому потребители запасаются дешёвой нефтью.

 

Соответсвенно, всё идёт на рынок Европы, цены там низкие. Проблема заключается ещё и в том, что экспортная пошлина на апрель была посчитана за период с середины февраля по середину марта. Экспортная пошлина была посчитана в период высоких цен. $47 за баррель — это средняя цена на период, который брался в расчёт для высчитывания экспортной пошлины с 1 апреля. Получается, что на баррель сейчас экспортная пошлина составляет около $7. Поэтому здесь и возникает сложность — у нас довольно высокая экспортная пошлина. Я думаю, что, скорее всего, у нас второй квартал будет довольно тяжёлым — цены будут низкие, потому что перепроизводство будет сохраняться. Эта история с коронавирусом сыграла очень негативную роль — сейчас предложение существенно превышает спрос.

 

Перепроизводство оценивается в объеме 15-20 млн баррелей в сутки лишней нефти, она идёт во всевозможные хранилища. Когда они будут заполнены, тогда встанет вопрос об остановке производства нефти в ряде стран, потому что она физически не будет никому нужна. За месяц-полтора будет происходить восстановление спроса в Китае. КНР сейчас тоже будет забивать свои хранилища по максимуму, потому что столь дешёвой нефти может в будущем и не быть. С другой стороны, ему важно быстро восстановить потребление, оправляясь от коронавируса», — высказал своё мнение собеседник агентства.

Главное проблемой для нефтяников остаётся перепроизводство, которое приведёт к сокращению рабочих мест, — продолжает эксперт. На этом фоне даже Соединенные Штаты осознали, что от развала сделки ОПЕК+ не выиграл никто.

 

«Европейцы, наверное, ещё месяц будут в зоне довольно сильного карантина, и потребление там, наверное, увеличиваться не будет. Однако вскоре будет понятно, насколько их потребление упало, и сколько они будут потреблять к началу июня. Американцы, видимо, будут сокращать объём производства на сланцевых проектах, потому что ни один сланцевый проект при ценах в $20-25 за баррель не рентабелен — может возникнуть вопрос об остановке производства.

 

Трамп понял, что дешёвая нефть — это не только дешёвый бензин и блага для потребителя, но и остановка сланцевых проектов. Это значит, что будут тысячи безработных, потому что в США очень много людей работает на нефтегазовую отрасль — более десяти миллионов человек, и на сланцы сейчас приходится 60% добычи всей американской нефти. Если она будет останавливаться, то это тысячи безработных. За счёт добычи сланцевой нефти и её экспорта, датировалась добыча сланцевого газа. Соответственно, без сланцевой нефти не будет таких объёмов производства сланцевого газа, его добыча снизится, цена на внутреннем рынке газа возрастёт, а из более дорогого газа будет получаться более дорогое электричество. Дешёвое электричество — это залог новой индустриализации США, которую пропагандировал Трамп. Поэтому сейчас он и засуетился. Американский президент понял, что от ценовой войны между Россией и Саудовской Аравией могут пострадать Соединённые Штаты. Теперь он пытается принудить Россию и Саудовскую Аравию опять договариваться по объемам производства», — подчеркнул Игорь Юшков.

Америка оказалась в очень затруднительном положении – её не устраивают цены на нефть. Поэтому, вполне вероятно, что США обдумывают введение дополнительных санкций против России, — отметил специалист.

«Для США сейчас важно каким-то образом вернуть сделку ОПЕК+ чтобы смягчить ситуацию и повысить цены. Поэтому Трамп и звонит с аудитом России, призывает их опять вернуться в сделку. Однако, в реальности, даже если бы сделка была в условиях квот первого квартала и плюс ещё 1,5 млн баррелей сокращения объёмов добычи, на которых настаивала Саудовская Аравия, это сейчас бы не помогло рынку. Мы бы видели сверхнизкие цены, может быть не $15, а $20-25. Это не спасло бы американских сланцевиков, для которых выгодна цена $40 за баррель. При $50 американская сланцевая добыча уже не росла, поэтому в условиях коронавируса, карантина, перепроизводства и падения потребления даже договорённость ОПЕК+ не спасла бы США.

 

Штаты испытывают очень высокий соблазн запретить всем покупку российской нефти. Поэтому Роснефть боится, что против неё введут санкции, уберут около 5 млн баррелей экспорта в сутки и устроят принудительную ребалансировку. Поэтому Роснефть и избавилась от венесуэльских активов — для нас это тоже дополнительные риски. Всем приходится туго.

 

Я думаю, что договориться мы ни о чем до июня, наверное, не сможем: все будут ждать восстановления спроса в Китае, а ближе к лету и в Европе, а также сокращения добычи сланцевых проектов в США. Если стороны договорятся в рамках соглашения ОПЕК+, то восстановление цены во втором полугодии пойдёт быстрее», — резюмировал Игорь Юшков.

Источник: ИА «Новороссия», 03.04.2020


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики