Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Нефтяной паралич: С коронавирусом Россия справится через полгода, но легче не станет

Нефтяной паралич: С коронавирусом Россия справится через полгода, но легче не станет

Эксперты ожидают восстановления цен на нефть к осени, если не случится форс-мажор

Организация стран-экспортеров нефти (ОПЕК) ожидает, что цена за баррель сырой нефти к середине 2020 года составит около $ 40. Об этом 26 апреля заявил министр энергетики Алжира, президент конференции ОПЕК Мухаммед Аркаб.

Он отметил, что такой прогноз связан с сокращением объема добычи нефти в рамках соглашения ОПЕК+ и восстановлением экономик стран после пандемии.

«Мировая экономика не останется такой парализованной. Например, Китай потребляет 11 млн баррелей в день, и оживление в этой стране реально. Транспортное сообщение возобновляется, и это поднимает мировой спрос», — цитирует TSA Аркаба.

Президент конференции ОПЕК также процитировал доклад Международного энергетического агентства, в котором прогнозируется возвращение к $ 35−37 за баррель уже с мая.

Такой же прогноз дал и глава Минэнерго России Александр Новак в интервью программе «Москва. Кремль. Путин». По его словам, большинство экспертов сходятся в том, что сейчас наблюдается пик снижения спроса на нефть. 

«Во втором полугодии, думаю, экономика начнет восстанавливаться и спрос будет расти», — добавил он.

Глава Минэнерго отметил, что обвал нефтяных котировок, который недавно отмечался, относится к торговле «бумажной» нефтью, фьючерсами, поэтому произошедшее не имеет отношения к реальному рынку.

А президент «Лукойла» Вагит Алекперов заявил, что компания может достаточно комфортно работать на территории России при цене нефти в $ 9−11 за баррель.

«То есть режим налоговый, который сегодня есть на территории нашей страны, он защищает инвесторов, особенно в углеводороды, от низкой цены. Мы будем конкурентны при самых низких ценах», — рассказал он в фильме «Опасный вирус. Экономика» на телеканале «Россия 1».

По его мнению, рынок нефти будет сбалансирован в течение 2020 — первой половины 2021 года благодаря договоренности стран о совместном сокращении добычи.

Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков уверен, что Россия сможет существовать в условиях экстремально низких цен на нефть. Он отметил, что есть хороший задел прочности, так называемая подушка безопасности, но надо быть чрезвычайно рачительными в использовании резервов.

«Именно поэтому нельзя поддаваться каким-то популистским настроениям, что давайте все раздадим сиюминутно, зальем деньгами экономику», — сказал он в эфире канала «Россия 1».

Не видит проблем и министр экономического развития Максим Решетников, по мнению которого нефтяная отрасль в поддержке пока не нуждается. В интервью телеканалу «Россия 24» он заметил, что накоплены определенные резервы, а наше законодательство выстроено достаточно гибко.

«То есть, в период высоких цен на нефть изъятия из отрасли идут очень большие, а в период низких цен на нефть они падают и падают практически до нуля. Не до нуля, конечно, но существенно сокращаются», — сказал он.

Отрицать факт падения спроса, в том числе и внутреннего, он, конечно, не стал, отметив, что происходящее стало серьезным вызовом для всех.

Страны ОПЕК+ 12 апреля заключили соглашение о сокращении добычи нефти в мае-июне на 9,7 млн баррелей в сутки, в июле-декабре — на 7,7 млн, в январе 2021 — апреле 2022 года — на 5,8 млн. Однако в декабре 2021 года условия сделки могут пересмотреть. А уже 20 апреля впервые в истории цена нефти WTI с поставкой в мае упала до отрицательных значений, временно опустились и цены на Brent. Негативные настроения на рынке сохраняются и сейчас.

Тем временем, Береговая охрана США отслеживает повышенное присутствие нефтяных танкеров вблизи Лонг-Бич и Лос-Анджелес. По информации ведомства, в четверг у побережья Южной Калифорнии находилось 27 танкеров.

«В вязи с уникальным характером ситуации Береговая охрана постоянно оценивает и адаптирует методы работы для обеспечения безопасности судов, стоящих на якоре, и для защиты окружающей среды», — говорится в сообщении.

Скопления нефтетанкеров, которые используются трейдерами для хранения нефти, отмечается у берегов еще ряда стран. Связано это с тем, что хранилища практически заполнены.

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, ст. н.с. Финансового университета при правительстве РФ Станислав Митрахович полагает, что цена на нефть может вырасти в случае, если будет возобновляться спрос на энергоресурсы, который сейчас ограничен из-за карантинных мер.

— Кроме того, ценам должно помочь сокращение производства нефти производителями, у которых высокая себестоимость добычи нефти и которые не могут выдерживать на текущем уровне. Цена на нефть может вырасти в следующем году, если мы увидим масштабное сокращение в этом году.

Но есть и другой сценарий (а не только ОПЕК, который делает сценарий, им самим нравящийся) — сценарий Международного энергетического агентства (это как бы антиОПЕК с точки зрения прогнозов). ОПЕК работает на поставщиков, а МЭА работает на покупателей и у них прогнозы будут более скептические. Конечно, прогнозы будут обновляться.Думаю, все будет зависеть от того, насколько успешно мир будет побеждать коронавирус. Если через полгода карантинные меры будут сняты, то цена может вырасти до $ 40. Если же увидим через полгода, что авиация по-прежнему не летает, границы закрыты, страны опасаются второй волны коронавируса и ограничения быстро не снимут, то цена может быть и ниже.

Будем жить по сценарию затяжных низких цен на нефть, возможно, ниже 20−30 долларов, пока не уйдут компании, которые расплодились за последние годы и начали откровенно нерентабельные при низких ценах проекты. Пострадают они, а также те, кто давал страховки, хедж-фонды, правительства, дававшие льготы этим компаниям. Это, например, глубоководные шельфы Бразилии, битуминозные пески Канады, значительная часть сланцевой индустрии США, некоторые страны ОПЕК. Такие проекты придется в ближайшие годы закрывать или ограничивать. В этом случае увидим стабильный рост цен до 40 и выше долларов.

«СП»: — Даже после сделки ОПЕК+ цены колеблятся в низком сегменте. Кроме коронавируса, какие факторы еще влияют?

— Коронавирус — фактор ключевой: ушла примерно треть, а по некоторым данным и больше, мирового потребления, потому что самолеты не летают, машины не ездят, производство во многих странах ограничено. Нефти надо меньше. Добыча только начала сокращаться, а до последнего времени этого не было. Соответственно по добыче уровень был высокий, а по потреблению нет. Куда девать лишнюю нефть? — В хранилища. А там место постепенно заканчивается. Поэтому цены идут вниз. В понедельник июньские фьючерсы WTI пошли существенно вниз и не исключаю, что их постигнет такая же судьба как и майские, которые оказались в отрицательной ценовой зоне.

Так что главное — коронавирус и сделка ОПЕК+ не может с этим справиться. Корнавирус забирает треть мирового потребления, а сделка ОПЕК+ в лучшем случае сокращает 1/10 часть потребления. Это несопоставимые цифры. Мы что, должны всю свою нефтяную индустрию закрыть, чтобы цены поднять?

Тем более, в сделке ОПЕК+ есть еще один существенный момент не очень выгодный России. Он связан с тем, что страны, которые вне ОПЕК+, не подписались под конкретными обязательствами — сколько сокращают и в какой конкретно день. А мы подписались. Это значит, что неподписавшимся развязаны руки: они могут начать сокращать когда захотят и вернутся к наращиванию добычи как только цена на нефть вырастет. Тогда сланцевая индустрия в США снова начнет бурить. К сделке не присоединились не только США, но и Канада, Бразилия, Норвегия, Великобритания. Так что мы теперь пока они официально не присоединились к сделке должны сократить добычу вполовину, чтобы поддержать цены? Это несерьезно. Это общемировая проблема и пусть все сами себя спасают, а не так что «пусть ОПЕК+ сокращает, а мы постоим в сторонке».

Россия по ОПЕК+ должна уже к 1 мая сократить на добычу на четверть или пятую часть, в зависимости от того как считает газовый конденсат. А Америка не показывает пока сокращения на четверть. Пусть все сокращают, это будет более-менее честно. Когда сокращение будет достаточно для стабилизации положения, то рынок успокоится и вернется хотя бы к $ 30−40.

«СП»: — Насколько Россия сейчас уязвима к падению нефтяных цен?

— Конечно, уязвима: у нас 40% бюджета — это прямые налоги с нефтегазовых компаний. Это много. Когда цены ниже, то и доходность в бюджете также ниже. В 2014—2015 годах тоже было 40, потом ушло к 30 за счет падения цен на нефть. Сейчас будет примерно тоже самое, но сейчас падение еще более глубокое.

Сейчас компании практически не платят налоги в бюджет. Месяц закончится, пересчитаются экспортная пошлина и НДПИ и выяснится, что пошлина практически обнуляется при текущих ценах на Urals, а НДПИ падает до примерно доллара за баррель.

С другой стороны, такая система налогов позволяет компаниям выжить, но оборотная стороны — в бюджет идет меньше денег. Придется компенсировать выпадающие доходы бюджета за счет ФНБ (Фонда национального благосостояния). Если «ценовая война» с Саудовской Аравией и прочими затянется, то придется обратиться к сценарию, который известен с 90-х годов — секвестру бюджета. Но думаю, что до этого если и дойдет, то не сейчас, потому что есть ФНБ, с помощью которого можно еще минимум год компенсировать нехватку бюджета.

Кроме того, надеемся, что цена на нефть не будет такой низкой все время. Карантинные ограничения будут сниматься, какие-то конкуренты уходить, и по мере развития этих факторов цена будет расти. Надо продержаться полгода, может быть чуть больше.

«СП»: — Не секрет, что у нас себестоимость добычи выше, чем во многих странах. Как падение цен, сделка с ОПЕК могут повлиять на существующие и планируемые проекты?

— Существующие частично пойдут под нож. Даже вне контекста ОПЕК+ какое-то сокращение добычи будет. Просто ОПЕК+ вынуждает нас это делать быстрее и в довольно крупных объемах (это неоднозначная история — нужно ли торопиться выполнять это решение, учитывая, что ситуация в мире быстро меняется и стоит действовать по обстоятельствам). Даже если бы не было соглашения, сокращение было бы, например, на тех скважинах, которые можно более-менее рентабельно остановить, а потом запустить.

Что касается новых проектов, особенно дорогостоящих, например, «Восток Ойл», не думаю, что будут движения в сторону реализации. По крайней мере, пока цены не начнут восстанавливаться.

Директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин считает, что восстановление цен до $ 40 в июле — достаточно оптимистический прогноз.

— Он строится на том, что, во-первых, мир будет быстро выходить из карантина и быстро восстанавливаться спрос, а во-вторых, сделка ОПЕК+ будет не только реализовываться, но и в силу низких цен усилится банкротствами производителей, имеющих высокую себестоимость. Если все эти факторы будут реализованы, то возможно.

Можно вспомнить реализацию сделки 2016 года: с ноября ушли на приемлемые уровни и к весне получили хороший уровень цен. Но там не было пандемии, не было карантина, мы жили в ситуации, когда спрос все-таки рос. А сейчас спрос падает катастрофически. Как будет развиваться ситуация по его восстановлению, не знает никто, потому что мир никогда не переживал столько факторов одновременно.

Май будет лучше, чем апрель. Но чего-то супер ждать не стоит, потому что сделка по сокращению только начнет реализовываться, рынок будет реагировать, а проблема с нефтехранилищами достигнет пика в мае. В мае восстановление спроса тоже не предвидится. Да, Китай будет запускать экономику, Европа очень-очень медленно пытаться выходить, но самолеты от этого не полетят и машины не поедут. Перезапуск транспортного сектора потребует существенного времени, мировая торговля будет в этом году сильно падать.

В июне ожидания по фьючерсам лучше текущих котировок. Но в основном все ставят на осень. Хотя возможны разные ситуации, потому что всегда есть фактор непредсказуемости: можно вспомнить прошлогоднюю атаку дронов на Саудовскую Аравию, цена доходила до 80.

Автор: София Сачивко

Источник: Свободная пресса, 27.04.2020 


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики