Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Путин побеждает? Саудиты выплачивают репарации после ценовой войны с Россией

Путин побеждает? Саудиты выплачивают репарации после ценовой войны с Россией

Саудовская Аравия в глубоком кризисе из-за низких цен на нефть

Саудовская Аравия (СА) столкнулась с глубочайшим экономическим кризисом, который стал следствием падения спроса на углеводороды из-за пандемии коронавируса, а также ценовой войны с Россией в марте. Министр финансов королевства Мухаммед аль-Джадаан объявил о беспрецедентных мерах поддержания финансовой стабильности — приостановке выплат пособия прожиточного минимума с 1 июня и повышении налога на добавленную стоимость в три раза (с 5 до 15%).

Министерство энергетики также обязало государственную нефтяную компанию Saudi Aramco с 1 июня дополнительно сократить добычу на миллион баррелей в сутки сверх квот в рамках соглашения ОПЕК+. В апреле страны, входящие в нефтяной картель, плюс Россия, договорились о суммарном сокращении добычи на 9,7 млн баррелей в сутки или 23% от апрельских объемов. Например, СА и Россия должны были с 1 мая сократить добычу до 8,5 млн баррелей в сутки.

После сокращения ежесуточная добыча в СА в первый месяц лета составит 7,5 баррелей. Вслед за королевством решение о дополнительном сокращении добычи приняли в ОАЭ и Кувейте, которые дополнительно уберут с мирового рынка в совокупности еще 180 тысяч баррелей в сутки. 

 

Все дело в падении прибыли Saudi Aramco, что повлекло к обвалу нефтяных доходов королевства на 25% по сравнению с первым кварталом 2019 года. Кроме того, в СА сообщают о резком сокращении золотовалютных резервов.

Сегодняшние действия Саудовской Аравии прямо противоположны заявлениям властей в марте, когда переговоры о сокращении добычи в рамках ОПЕК + были сорваны, как заявлялось королевством, из-за нежелания России пойти на дополнительное сокращение. После выходы из сделки в СА заявили о наращивании добычи нефти, а также о предоставлении дополнительных скидок для европейских покупателей в рамках ценовой войны с Россией. В результате цены на нефть марки Brent, которые в начале года находились на уровне 60 долларов за баррель, упали ниже 20 долларов.

Можно сказать, что Саудовская Аравия проиграла ценовую войну с Россией и теперь вынуждена выплачивать своеобразные репарации, сокращая добычу. Несмотря на то что королевство предлагает другим странам-добытчицам, включая Россию, последовать ее примеру, это невозможно и саудиты это знают. Особенности добычи нефти в России исключают широту маневрирования: консервирование скважин предполагает большие издержки, и Россия вряд ли пойдет на это пойдет.

Известия о дополнительном сокращении добычи в Саудовской Аравии отразились на биржевых ценах на нефть. Так, июльский фьючерс Brent в моменте торговался выше 31 доллара за баррель, а июньский WTI — выше 25,5 доллара.

Рост цен сдерживается опасениями второй волны пандемии коронавируса, отмечают аналитики Price Futures Group. Спустя несколько дней после смягчения карантина коэффициент репродукции COVID-19 в Германии снова начал расти, а Еврокомиссия предупредила страны ЕС, что вторая волна пандемии возможна даже при должном контроле. Также сообщается о повторных вспышках коронавируса в Китае. Смягчение карантина и режима самоизоляции происходит на этой неделе в США и России.

О последствиях дополнительного сокращения добычи для мирового нефтяного рынка мы поговорили с ведущим экспертом Фонда национальной энергетической безопасности Игорем Юшковым.

«СП»: — Саудовская Аравия пошла на дополнительное сокращение добычи нефти, с чем это связано?

— Саудиты очень долго занимались бравадой. В СМИ много писали, что саудиты создают с США некий альянс, чтобы уничтожить Россию, обрушив цены на нефть. Действительно Саудовская Аравия демпинговала на рынке, давали существенные скидки потребителям, включая европейский рынок, на который поставляется российский сорт Urals. Вся эта история с маневрированием добычи и разрывом соглашения ОПЕК + в начале марта, которое было инициировано именно Саудовской Аравией, а не Россией, как часто заявляют. Именно саудиты поставили ультиматум: либо существенное сокращение, либо разрыв соглашения. Россия же предлагала посмотреть, что будет дальше с пандемией коронавируса, и не делать резких движений.

«СП»: — Мартовский обвал нефтяных котировок связывают с ценовой войной России и СА, так ли это?

— Ценовая война была, она происходила из-за того, что у Саудовской Аравии бюджет верстается при цене выше 80 долларов за баррель, российский бюджет верстается выше 42,4 долларов на баррель. Таким образом, для СА нужны были цены на нефть выше, поэтому она и была довольно активной.

«СП»: — Кто победил?

— Сейчас мы видим, что саудиты предпринимают шаги по сокращению добычи, потому что их резервный фонд проедается очень быстро и никакой кооперации с Соединенными Штатами мы в этом плане не видим. США никаких обязательств по сокращению добычи на себя не брали, но, с другой стороны, у них добыча также падает по экономическим причинам — сланцевая добыча при таких ценах нерентабельна. Мы видим, что также страдает Норвегия — все производители находятся в одинаково тяжелой ситуации.

Саудиты предпринимают попытки, как можно быстрее ребалансировать мировой рынок — убрать лишние объемы, чтобы цены как можно быстрее пошли вверх. Именно поэтому они сокращают добычу больше, чем обязались в рамках соглашения ОПЕК +. Им просто не хватает денег, нужны цены выше и они решили, что сейчас можно продавать нефти меньше, но при этом восстановить цены. То есть для них цена становится важнее объемов, хотя раньше они заявляли обратное.

«СП»: — Пойдут ли другие страны-добытчицы на сокращение сверх заявленных квот? Пойдет ли на это Россия?

— Те, кто может маневрировать добычу, могут пойти на дополнительное сокращение, как это сделали Объединенные Арабские Эмираты и Кувейт. Эти страны последовали примеру Саудовской Аравии, хотя и не в таких больших объемах. Они маневрируют по соображениям восстановления баланса спроса и предложения. Другие страны сокращают добычу, потому что добыча нерентабельна. Это прежде всего США, Канада и Норвегия — они сокращают добычу, потому что текущие издержки выше, чем цены на рынке. Тем более они технически могут это сделать.

Такие страны, как Россия, дополнительно снижать добычу не будут, потому что издержки по остановке скважин и обратному вводу в эксплуатацию больше, чем убытки, которые компании могут получить при нынешних низких ценах. России маневрировать добычей гораздо сложнее, чем Саудовской Аравии.

Автор: Дмитрий Кокко

Источник: Свободная пресса, 12.05.2020


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики