Главная > Актуальные комментарии > ТЭК > Тема недели: остаться на плаву

Тема недели: остаться на плаву

Оптимизма недавно опубликованные прогнозы по спросу на нефть не внушают — возможно, они будут изменены по мере снятия карантинных мер

Страны, входящие в ОПЕК+, с трудом выдержали паузу в мае и все же решили провести новую встречу в начале июня. Впрочем, когда нефтяной рынок находится в самом мощном за последнее 40 лет шторме, экспортерам сырья действительно есть что обсудить. И это не только низкие, временами отрицательные цены на нефть, но и рекордное падение спроса, беспрецедентное сокращение добычи, переполнение нефтяных хранилищ и множество заполненных под завязку танкеров, которые ждут свою очередь на разгрузку, начиная, как пишут некоторые СМИ, сливать груз за борт. Однако, возможно, к июню ситуация несколько изменится и есть надежда, что в лучшую сторону.

Тем не менее, пока прогнозы на ближайшее будущее нефтяного рынка оптимизма не вселяют. Организация стран-экспортеров нефти (ОПЕК) в своем ежемесячном докладе снизила возможный спрос на сырую нефть в 2020 году на 2,23 млн баррелей в день. ОПЕК ожидает, что суточный спрос на нефть в этом году упадет на 9,07 млн б/с до 90,6 млн б/с.

Слабым утешением, если можно так выразиться, служит прогноз по сокращению объемов добычи нефти.

В частности, ОПЕК пересмотрела свою оценку производства сырой нефти в странах, не входящих в ОПЕК, в сторону снижения с 65,03 до 61,5 млн баррелей в день, причем главным образом за счет США и Канады. «Снижение добычи жидких углеводородов в Соединенных Штатах составит в 2020 году 1,44 млн б/с — до 16,96 млн баррелей», — цитирует доклад ОПЕК «Интерфакс».

Международное энергетическое агентство (МЭА), напротив, несколько улучшило свой прогноз по мировому спросу на нефть: «Темпы падения спроса должны уменьшиться в мае до 21,5 млн баррелей, в июне — до 13 млн, поскольку правительства постепенно снимают ограничения, связанные с вирусом. Мы повысили нашу оценку спроса во втором квартале примерно на 3,2 млн баррелей на основании данных о большей, чем ожидалось, мобильности в некоторых европейских странах и США. Мы также увеличили оценку спроса в Китае за март и апрель. Вместе эти шаги позволяют предположить, что снижение спроса на нефть в первом полугодии может быть не таким сильным, как мы опасались ранее», — указали в МЭА.

Спрос за весь 2020 год, по мнению агентства, увеличится на 690 тыс. баррелей и достигнет 91,2 млн б/с.

При этом в МЭА подчеркнули, что потребление нефти в этом году сократится не на 9,3 млн баррелей, а только на 8,6 млн б/с. Тем не менее, даже 8,6 млн — это самое большое падением потребления энергосырья в истории. Кстати, во втором квартале текущего года МЭА ожидает сокращение спроса на 19,9 млн баррелей.

Агентство также прогнозирует, что загрузка НПЗ в мире во втором квартале снизится на 13,4 млн б/с: «Пиковое снижение мировой активности в переработке сместилось на май, поскольку наша оценка производительности в апреле была пересмотрена с учетом новых данных и более высокого спроса. Ожидается, что во втором квартале загрузка НПЗ упадет на 13,4 млн баррелей, а средняя пропускная способность к 2020 году снизится на 6,2 млн. Признаки нехватки мест в хранилищах начали появляться в начале мая, когда несколько нефтеперерабатывающих заводов в Европе, Азии и Африке были закрыты на неопределенный срок», — говорится в отчете агентства.

В МЭА отметили, что добыча нефти в США падает быстрее, чем ожидалось, активность на сланцевых формациях сократилась до рекордно низких уровней, и почти все производители закрыли неэффективное производство. По прогнозу, производство нефти в Соединенных Штатах к концу года упадет на 2,8 млн б/с, а по году падение составит 1,1 млн баррелей по сравнению с 2019 годом.

Недавно стало известно, что в предбанкротном состоянии находится пионер сланцевой отрасли Chesapeake Enеrgy, а также крупнейшая California Resources. В Pickering Energy Partners считают, что почти 40% компаний в этом году окажутся на грани банкротства. Такого же мнения придерживаются и аналитики Bloomberg Intelligence: «Пандемия коронавируса разрушила нефтяную промышленность, вызвав быстрое и беспрецедентное снижение спроса на бензин, авиационное и дизельное топливо. Добавьте к этому „эпическую ценовую войну“ между Россией и Саудовской Аравией и огромные долги на балансах американских нефтяных компаний. Эти факторы почти наверняка вызовут всплеск банкротств в ближайшие месяцы. В отличие от нефтяного кризиса 2014–2016 года, многие компании не выживут», — указали аналитики.

Впрочем, злорадствовать по поводу незавидной доли сланцевой индустрии не стоит.

Во-первых, данный нефтяной сектор может быстрее всех восстановить добычу при улучшении экономической конъюнктуры, а, во-вторых, надо помнить, что при идеальном шторме «утонуть» может каждый. В частности, не от хорошей жизни 10 мая Саудовская Аравия, ОАЭ и Кувейт объявили о дополнительном сокращении добычи. Эр-Рияд решил убрать с рынка еще 1 млн б/c. Таким образом, в июне добыча страны должна упасть на все 3,5 млн баррелей — до 7,5 млн б/с. На 180 тыс. баррелей сократят производство нефти в ОАЭ и Кувейте. Благодаря этому общее сокращение ОПЕК+ в июне может достигнуть 10,8 млн вместо планируемых 9,7 млн б/с.

По данным Bloomberg, на июнь Saudi Aramco наметила и уменьшение экспорта — на 20-30% для ряда азиатских клиентов и на 60-70% в США и Европу.

Российская добыча нефти и конденсата, как отмечает в своем докладе МЭА, в начале мая снизилась до 9,45 млн б/с, приблизившись к цели в 8,5 млн б/с в рамках сделки ОПЕК+, которая исключает добычу конденсата: «Согласно оценкам российского министерства, около 1 млн баррелей российских нефтеперерабатывающих мощностей будут закрыты в мае, в то время как предварительные графики предполагают снижение на 800 тыс. баррелей морского экспорта и падения поставок через нефтепровод „Дружба“ примерно на 20% по сравнению с предыдущим месяцем — до 675 тыс. баррелей», — сообщает агентство. В отчете МЭА также указывается, что поставки по «Дружбе» в апреле уже упали на 15% из-за низкого спроса.

Таким образом можно констатировать, что сейчас страдают все производители «черного золота», поэтому никто не находится в привилегированном положении. Кстати, в МЭА уже намекнули, что рынку нужны дополнительные меры по спасению ситуации. Так, глава МЭА Фатих Бироль одобрил решение арабских стран дополнительно сократить добычу. «Я действительно приветствую это, но достаточно ли этого — я так не думаю», — цитирует его Reuters. Поэтому, скорее всего, предугадать главную тему следующей встречи представителей стран, входящих в ОПЕК+, не сложно. Напомним, что по данным источников ТАСС, встреча министерского мониторингового комитета (JMMC) состоится 8 июня, а технического (JTC) пройдет раньше — 4 июня, 2–3 июня ОПЕК проведет заседание экономического совета при секретариате.

Ранее высказывались мнения, что ОПЕК+ захочет обсудить дополнительную поддержку нефтяного рынка еще в мае, однако, этого не произошло. Но и без официального заседания на дополнительные сокращения решили пойти Саудовская Аравия, ОАЭ и Кувейт. Вместе с тем, отраслевые эксперты не исключают, что в начале июня на заседании ОПЕК+ вопрос о новых сокращениях производства прозвучит.

Независимый эксперт Вячеслав Мищенко считает, что, скорее всего, вопрос о дополнительных сокращениях будет включен в повестку: «Вероятно, рассмотрение этого вопроса может инициировать Саудовская Аравия или примыкающие к ней страны, входящие в ОПЕК, — Катар или ОАЭ. Они могут рекомендовать всем экспортерам последовать их примеру и пойти на дополнительные сокращения. Но даже в действующем соглашении есть и „отказники“. Ангола, Нигерия и Ирак не сократили добычу и экспорт. Поэтому, на мой взгляд, на следующем заседании на первом месте будет не столько рассмотрение вопроса о дополнительном сокращении, сколько работа с нарушителями», — отметил эксперт.

Он напомнил, что сокращение в России идет в рамках договоренностей, наша страна выполняет все свои обязательства:

«Мы не взяли на себя дополнительные сокращения, но, я думаю, мы правильно сделали, так как это должно быть предметом дополнительного соглашения», — пояснил Мищенко.

По его словам, внеплановое сокращение производства нефти Саудовской Аравией имеет вынужденный характер: «У королевства нет выхода. Танкеры с саудовской нефтью пришли в США, но их просто некуда разгружать. Проще сократить добычу, чем продолжать загружать уж не существующие мощности», — заметил эксперт.

Мищенко напомнил, что есть разница между логистическими схемами поставок нефти России и стран Ближнего Востока: «У России существует мощная трубопроводная система: на западном направлении — „Дружба“, на восточном — ВСТО. Сейчас для переработчиков поставки по трубопроводной системе более выгодные. Труба работает, у нее другая экономика. Она спасает Россию от падения рентабельности поставок по морским направлениям. У ближневосточных партнеров России по соглашению ОПЕК+ такого выбора нет, им приходится отгружать нефть либо в хранилища, либо в танкеры. Но сейчас везде хранилища переполнены, поэтому Эр-Рияд, скорее всего, пошел на сокращении вынужденно, из-за ситуации на рынке. Дорогой фрахт делает поставки нефти не рентабельными», — рассказал Мищенко.

Он заметил, что сокращение добычи в США, хотя и было названо Трампом органическим, но, по сути, является плохо контролируемым процессом: «В США не могут заставить компании соблюдать дисциплину, так как по американскому законодательству это будет расценено как картельный сговор. Поддержать отрасль за счет закупок нефти в госрезервы или провести национализацию ряда предприятий Трампу не дает демократической большинство в Конгрессе. Конгресс никогда не проголосует за такую помощь, поскольку, по мнению демократов, это поддержка электората Трампа.

Тем временем добыча падает не органически, а, скорее, бесконтрольно.

Они не могут даже предсказать, на сколько она упадет и как долго это падение продлится. Мы находимся перед периодом волны банкротств нефтяного сектора США», — резюмировал эксперт.

Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при Правительстве РФ Игорь Юшков считает, что договоренности ОПЕК+ достаточно ситуативные, поэтому в начале июня и будут рассматривать вопрос о том, хватает или существующих сокращений для стабилизации нефтяного рынка или нет: «МЭА может несколько преувеличивать угрозу, так как для США нужны цены выше. Фактически в Соединенных Штатах не осталось ни одного рентабельного проекта по добыче сланцевой нефти при ценах в $30 за баррель. Поэтому Вашингтон готов подталкивать других производителей нефти на еще большее сокращения добычи в ручном режиме. Однако пока сделка ОПЕК+ не направлена на повышение цен, ее главная цель — не допустить переполнения нефтяных хранилищ. И я не думаю, что ОПЕК+ примет дополнительное соглашение по большему соглашению добычи.

При реализации худшего сценария более реалистично выглядит продление этого максимального снижения на июль», — рассказал эксперт.

Он напомнил, что и нынешние договоренности в рамках ОПЕК+ дались очень тяжело. По его мнению, Россия на себя дополнительные обязательства, скорее всего, не возьмет, но и Саудовская Аравия ставить новые ультиматумы, как это было в марте 2020 года, вероятно не будет: «Несмотря на всю браваду, экономике королевства приходится тяжело. Поэтому еще на одно обрушение цен оно не пойдет. Я думаю, нынешних сокращений будет достаточно, поскольку в странах, не входящих в ОПЕК+, добыча падает существенными темпами, в первую очередь в США, Канаде, Норвегии. Этого будет достаточно, чтобы избежать переполнения хранилищ», — заявил Юшков.

Он подчеркнул, что сейчас всех беспокоят перспективы торгового соглашения США с Китаем:

«Все боятся, что если оно сорвется, экономическое развитие будет идти гораздо медленнее, как и потребление нефти», — указал эксперт.

Стоит отметить, что в ходе торгов на Лондонской бирже ICE 15 мая 2020 года цены на нефть выросли и пробили отметку в $32 за баррель. Если учесть, что экономики большинства промышленных стран мира постепенно начинают выходить из карантина, ситуация с потреблением нефти на начало июня может улучшиться. Поэтому не исключено, что МЭА и ОПЕК изменят свой прогноз на 2020 год в сторону увеличения потребления энергоносителей.

Автор: Екатерина Вадимова

Источник: OilCapital.ru, 15.05.2020


Специальный доклад:

Организация внутреннего рынка газа в России: тактика «малых дел»

Аналитическая серия «ТЭК России»:

Новая сделка ОПЕК+ и будущее нефтяного бизнеса в РФ
Государственное регулирование нефтегазового комплекса в 2019 году и перспективы 2020 года
Традиционно мы завершаем год итоговым докладом, обобщающим основные события и тенденции прошедшего года. 2019 год четко обозначил новую роль нефтегазового комплекса в России. Теперь это не просто главный донор российского бюджета, но прежде всего основная надежда на разгон экономического роста. Государство окончательно сделало в экономической политике ставку на большие проекты в кейнсианском стиле. Идеи улучшения институтов оставлены до лучших времен - на это просто нет времени, нужен быстрый результат.
«Газпром» на фоне внешних и внутренних вызовов
2019 год оказался для «Газпрома» весьма нервным. Внутри компании впервые с 2011 года прошли масштабные кадровые перестановки, затронувшие основные направления деятельности и ставшие продолжением внутренней реструктуризации блока, ответственного за ключевые стройки и систему закупок. На внешнем контуре весь год продолжался «сериал» под названием «будущее транзита через Украину» и закончившийся подписанием контрактов буквально 31 декабря. Его сопровождали яростные битвы вокруг «Турецкого потока» и «Северного потока-2». В итоге первый будет открыт 8 января 2020 года, а второй в самом конце 2019 года попал под американские санкции – пока в нем «дырка» в 160 км по двум ниткам. Зато на восточном векторе совершен серьезный прорыв – заработал газопровод «Сила Сибири».
Фискальная политика в нефтегазовом секторе: жизнь в режиме Википедии
Налоговая система в нефтегазовом комплексе продолжает испытывать радикальные изменения. 2019 год начинался с введения нового налогового режима – налога на дополнительный доход. Этот эксперимент должен был начать перевод нефтяной индустрии на новаторский принцип налогообложения: с прибыли, а не с выручки. Казалось бы, найдена новая магистральная дорога. Однако уже в 2019 году Минфин начал откровенное наступление на НДД. Страх выпадения доходов из бюджета здесь и сейчас гораздо сильнее угрозы обвалить нефтедобычу в среднесрочной перспективе из-за нестимулирюущей инвестиции налоговой системы. Минфину гораздо симпатичнее ускорение налогового маневра, которое приносит в бюджет дополнительные деньги. Нефтегазовые компании отвечают на это частным лоббизмом – попыткой пробить для своих проектов особые условия.
Украинский газовый узел – развязка близка
Меньше месяца остается до «часа X»: в 10 утра 1 января завершают свои действия договоры на транзит газа через Украину, а также на поставку российского газа в эту страну. Российско-украинские переговоры держат в напряжении весь европейский газовый бизнес. Все ждут новой «газовой войны». Есть ли еще шанс договориться? А если нет – справится ли «Газпром» со своими обязательствами по доставке газа в Европу? Блефует ли Россия, уверяя, что новая инфраструктура и газ в подземных хранилищах позволят ей обходиться без украинского транзита уже в ближайшую зиму? И что произойдет в начале 2020 года с самой Украиной? На эти вопросы мы пытаемся ответить в нашем новом докладе.

Все доклады за: 2016 , 15 , 14 , 13 , 12 , 11 , 10 , 09 , 08 , 07 гг.

PRO-GAS
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
О Фонде | Продукты | Услуги | Актуальные комментарии | Книги | Выступления | Клиенты | Цены | Карта cайта | Контакты
Консалтинговые услуги, оценка политических рисков в ТЭК, интересы политических и экономических элит в нефтегазовой отрасли.
Фонд национальной энергетической безопасности © 2007
  Новости ТЭК   Новости российской электроэнергетики